04.02.2016 / 20:59

Молодая семья отказалась от химии и пластика в быту: ушных палочек, прокладок, пакетов — интервью

Обсуждайте!

Известно, что пластик наносит вред окружающей среде. Некоторые из химических веществ, используемых в производстве пластмасс, могут вызвать дерматит при контакте с кожей человека. Во многих пластмассах эти токсичные химические вещества используются только в небольших количествах, но часто требуется значительное количество тестов для того, чтобы выявить наличие токсичных элементов, содержащихся в пластике. А период их распада наносит большой вред природе.

Евгения Манцевич — одна из немногих белорусов, которая постепенно отказывается от таких вещей. Евгения знаменита своими путешествиями, о которых рассказывала в передаче «Автостопом по Беларуси». Вместе со своим мужем, Вераснем, она объехала большое количество стран по всему миру. Теперь они живут в деревне Лоховщина (Воложинский район). Время от времени в своем фейсбуке она сообщает о своих достижениях в сфере сохранения экологии, что вызывает разную реакцию у нее фейсбучных друзей. По этому поводу «НН» побеседовала с ней, чтобы разобраться во всех тонкостях и пользе для здоровья и окружающей среды.

НН: Начнем с пластиковых ватных палочек. Почему решили отказаться от них? Современные прокладки и памперсы тоже как-то плохо влияют на нашу экологию?

ЕМ: Иногда мы используем столько пластиковых вещей и даже не замечаем этого. Мой муж — гидрогеолог. Во время практики в университете он посещал очистные сооружения. Итак, абсолютное большинство мусора, который попадает в канализацию, составляют именно пластиковые ватные палочки. Может быть, я бы никогда и не задумалась о том, чтобы прекратить ими пользоваться. Но мужа опыт заставил задуматься, нужны ли мне эти палочки? В детстве я пользовалась обычными спичками — накручивала на них ватку. И получалось совсем не хуже. И намного экологичнее. Пластик будет гнить вечно, а дерево — возобновляемый ресурс. К тому же, представьте масштаб: сколько людей ежедневно пользуются пластиковыми ватными палочками. Их не используют по несколько раз. Они идут сразу в мусорку. Это же сколько пластикового мусора мы плодим всего лишь для того, чтобы почистить уши или поправить макияж!

Гигиенические прокладки в своем большинстве, как и подгузники, изготавливаются из материала, которому нужно от 100 до 500 лет, чтобы разложиться. Убирая у себя на участке, я нашла зарытый клад, — склад подгузников. Не знаю, сколько лет они там пролежали в земле, но они даже не начали разлагаться. Также можно представить себе масштаб катастрофы, сколько женщин ежемесячно выбрасывают не менее десятка прокладок, сколько родителей по несколько лет ежедневно выбрасывают подгузники. И все это никуда не девается. Оно все остается на нашей земле.

К тому же, можно дискутировать по поводу вредности прокладок и подгузников, но это уже личное дело каждого. Я, например, знаю про силиконовые гигиенические капы, хлопчатобумажные тампоны, многоразовые прокладки и подгузники, а также метод высаживания детей.

НН: Я много читал, что люди отказываются от пакетов в магазинах, но что конкретно плохого в них?

ЕМ: Это лишний мусор. Творог, например, мы съедаем, а пластиковый пакет остается. Навсегда. Поэтому идеальные продукты — на вес, те, которые можем упаковать в собственную тару. В крайнем случае — бумажные пакеты, которые разложатся в мусоре за один сезон. К сожалению, в Беларуси с этим все очень плохо. Как ни странно, я ностальгирую по советским временам, когда приходила в магазин, мне отрезали кусок масла и заворачивали его в бумагу. Когда пирожок клали на кусок бумаги, а не в пластиковый пакет. Конечно, это определенное неудобство. Но очевидная выгода для экологии.

Очень часто, когда я не кладу фрукты или овощи в пакеты, на кассе мне все равно его сунут. А на мое «не надо» говорят: «Они же бесплатные». Кстати, бесплатные пакеты — абсолютное зло. Я считаю, если уж они все равно существуют, они должны стоить денег. Чтобы человек, прежде чем положить продукты в очередной пакет, задумался. Приведу пример. Патагония — огромная равнинная часть территории Аргентины. Там нет никакой растительности — лишь низкие кустарники. И постоянно дуют сильные ветры. И эти ветры разносят те самые пластиковые пакеты. Представьте себе — огромная территория, покрытая кустарниками, и почти на каждом кустике болтается от ветра пластиковый пакет. И вот мы приезжаем в город Рио Гашегас, что в Патагонии. А там и в окрестностях — чисто. Никаких пакетов. Оказывается, городские власти запретили использование пластиковых пакетов в магазинах. Там их не то что не раздают, а даже не продают. Только сумки из ткани. Хочешь закупиться в магазине — приноси сумку с собой.

НН: Что касается косметики, если не секрет, отказались или чем-то заменили?

ЕМ: Я не пользуюсь косметикой. Максимум — крем для лица.

Евгения и ее муж Верасень в своем кругосветным путешествии

НН: Также вы пишете о том, что отказываетесь от излишней езды на авто. Как это практически получается?

ЕМ: Меня удивляют минчане, которые ежедневно ездят на работу на своей машине. Понимаю, если вы живете за городом и там не ходит нормально транспорт. Но ведь в Минске из любой точки в любую точку с самого раннего утра до поздней ночи можно добраться на общественном транспорте. Я, например, когда мне не нужно покупать ничего крупного, езжу в Минск на поезде. Поезда и автобусы все равно ходят. Таким образом мы используем намного меньше топлива и намного меньше загрязняем воздух. В Калифорнии, например, на дорогах есть специальная выделенная полоса для машин с двумя и более пассажирами. Это подталкивает людей объединяться и не ехать каждому на своем авто. Просто, удобно и экологично.

НН: Какова была мотивация жить более экологически?

ЕМ: Мотивация проста — хочется жить на чистой земле, дышать чистым воздухом, пить чистую воду. Мы с мужем много путешествовали и видели, к чему приводит небрежное использование пластика. И многие люди, по моему мнению, еще не научились им пользоваться и не осознали масштаб трагедии, к которой ведет скоростное умножение пластика. Люди по-прежнему выбрасывают пластик, как выбрасывали железо или глину. А он опять же никуда не девается.

Мне было досадно видеть прекрасное озеро Атитлан в Гватемале, куда местные индейцы выбрасывают пластиковые бутылки. Мне было неприятно плавать в Аравийском море в Индии, волны которого периодически приносили вечный мусор. Я уже не говорю о том, что дышать там тоже невозможно — ведь пластик там постоянно жгут. Когда мы вылетали из Индии, видели, как коричневая дымка постепенно оставалась внизу. И казалось, только Гималаи спасали нас от распространения этой завесы по всему миру.

Мои друзья, которые переплывали океан, рассказывали про целые огромные острова мусора в воде. Он управляется течениями и спутывается вместе. А куда ему еще деваться? Наверное, там есть и ваши ватные палочки, и подгузники, и прокладки.

По возвращении из большого и долгого путешествия мы с мужем переехали жить в деревню. А тут важность бережного отношения к природе чувствуется наиболее остро. У меня не стоит мусорный контейнер, который ежедневно опустошает машина. У меня нет центральной канализации. Все мои отходы остаются на виду. На моем участке. У моего дома. Сортировать мусор здесь просто необходимо. Органика — в компост на удобрения, бумага — в печь, пластик — отдельно в мусорку и вывозить до ближайшего контейнера. В городе, впрочем, такая необходимость тоже есть. Но там все не так на виду. Кажется, выбросил все в мусорку или унитаз, и его не стало. А оно остается. И возможно, когда-то увеличит тот самый мусорный остров в океане.

Дом Евгении и Верасня в Лоховщине.

То же с бытовой химией — в деревне очень хорошо чувствуется, что все вещества, которые я использую в своем быту, после оказаться на моем огороде. Поэтому для меня важно минимизировать использование вредной химии. Например, считаю бессмысленным всякие моющие средства для пола, окон и т.д. Все это прекрасно моется обычной водой. И дезинфицировать пол и столы не вижу смысла.

Пока большинство бытовой химии я заменила на мыльный орех. Он отлично моет все: волосы, тело, посуда, белье, пол, украшения. Конечно, это не лучшее средство в наших широтах, так как мыльный орех здесь не растет. И чтобы доставить его, тоже тратятся ресурсы и наносится ущерб экологии. У нас есть горчица, сода, раствор древесного пепла и другие средства. Не знаю, может, будет рекламой, но я приобретаю мыльный орех в магазине «Остров чистоты».

НН: От чего было сложнее всего отказаться? Что было самое трудное?

ЕМ: Самое тяжелое морально осознать, что, чтобы помыть посуду, мне не нужен «Фейри». Мой опыт показал, что в большинстве случаев, чтобы помыть посуду, достаточно обычной теплой воды. Или чтобы постирать белье, мне не надо пользоваться стиральным порошком. Ведь в большинстве случаев я стираю одежду не для того, чтобы вывести какие суперстойкие пятна, а чтобы отмыть ежедневную грязь, пыль, пот. Это все тоже прекрасно отмывается обычной теплой водой.

НН: Что в дальнейших планах по улучшению экологии?

ЕМ: Конечно, я еще далека от своего экологического идеала. Я не фанатик и ко всему отношусь рационально. Я все еще храню средства бытовой химии на экстренный случай. Но для меня очень важно, что я ими не пользуюсь. Ведь пусть пластик просто валяется где-то, а химия уничтожает все живое вокруг.

Но хотелось бы и минимизировать использование пластиковой упаковки. Полностью сделать это, думаю, у меня не получится. Например, если я покупаю ту же зубную пасту или порошок, после меня остается пластиковый мусор. Можно избежать этого, самой готовя зубной порошок в натуральной таре. Но тогда у меня всю жизнь пойдет на то, чтобы только сделать себе зубной порошок и т.д. Я пока не готова к этому. Но то, что в моих силах, делаю.

Например, страшно, как много людей пользуются бумажными платками, бумажными салфетками. А ведь это так просто заменить на обычные носовые платки и салфетки из ткани. Они многоразовые и намного более приятны в использовании.

Также в планах есть переход на независимые возобновляемые источники энергии. Например, поставить ветряк или солнечные батареи.

НН: Как в Лоховщине относятся к вашей инициативе? Как вам живется там? О чем местные разговаривают?

ЕМ: Когда мы только переехали в Лоховщину, сразу взялись за разгребанием свалки, которую создали предыдущие хозяева и соседи за долгие годы. Поставили табличку «Пожалуйста, не бросайте мусор». Сейчас у нас чисто. Соседи выбрасывают мусор теперь за свой сарай. Иногда я прихожу к ним убираться — не могу смотреть, как в кустах малины валяются обертки от конфет. Соседи не понимают. Им даже предлагали, что будет приезжать мусорная машина раз в неделю — стоить будет что-то типа 8 тысяч в месяц. Они отказались. Сказали, что у них нет мусора. И сами продолжают выбрасывать его за сарай. Может, в их понимании, это действительно не мусор. Но я уже не спорю. Они старые люди. Мне проще прийти и самой убрать.

Лоховщина, пейзажи

Важно осознать, что это глобальная катастрофа. Пластик никуда не исчезает, а только накапливается. Каждая купленная газировка в пластиковой бутылке увеличивает острова мусора в океане. Каждое мытье головы шампунем уничтожает растительный и животный мир вокруг нас, загрязняет воду и неизвестно как влияет на наше здоровье. Количество аллергий в современном мире — тому свидетельство. По всему миру начинают исчезать пчелы. В США с 60-х количество пчел сократилось вдвое. В Китае люди уже сами руками опыляют растения. Пчелы очень чувствительны к различным химикатам и пестицидам, используемым в сельском хозяйстве. Такими темпами скоро некому будет опылять растения. А если так случится, подумайте сами, к чему это приведет.

Беседовал Никита Недаверков