00:06

Евгений Константинов, председатель незарегистрированного Союза интеллектуалов, так комментирует письма Гайдукова: «Меня очень удивило, что письмо пропустили. По сути, признали, что дело Андрея — вполне политическое, не шпионское».

22:22

Правозащитник Павел Левинов (Белорусский Хельсинкский Комитет) сообщил корреспонденту НН, что сегодня у суда присутствовал Рудольф Ришар — руководитель отдела политики, прессы и информации Представительства ЕС в Беларуси, 1-й советник Майры Моры.

Многие вещи показались ему непонятными, говорит Левинов. Странными показались действия людей в штатском, которые препятствовали работе журналистов.

Павел Левинов говорит, что подаст жалобу на то, что деятельности журналистов чинились препятствия. А жалобу на то, что присутствующих, в том числе представителя дипкорпуса, не пустили в суд без объяснения причин, он уже оставил в книге замечаний и предложений суда.

«Нашу страну в очередной раз показали в неприглядном виде, хотя можно было сделать все цивилизованно», — говорит правозащитник.

В четверг по личным вопросам принимает председатель Витебского областного суда Николай Хомиченок. Левинов планирует попасть на прием, чтобы узнать, почему заранее не сообщалось, что процесс будет закрытым. Решение об этом судья приняла еще 29 мая, говорит Левинов.

Также он надеется узнать, когда будет рассмотрено обращение председателя БХК о допуске Левинова в качестве наблюдателя от общественности за данным процессом.

«Ничего не мешает взять с меня подписку о неразглашении. А во-вторых, я не думаю, что весь процесс будет состоять из тайн».

По мнению правозащитника, сегодня в суде, скорее всего, были отчасти процессуальные действия — рассмотрение жалоб, ходатайств.

«Зачем это было делать закрытым? Только для того, чтобы оказать психологическое давление на Гайдукова, который уже длительное время находится под арестом, которому не разрешили свидания с матерью перед судебным процессом», полагает Левинов.

«И мы не знаем, что ему там говорят — „никого нет, никому ты не нужен“ или „все пришли, но никого не пускают“.
Не знаем, какая информация доходит до Гайдукова».

20:50

С матерью Андрея Ольгой Гайдуковой разговаривала Татьяна Северинец.

Ольга видела в Интернете письмо сына, его почерк узнает.

Адвокат рассказал ей, что Андрей держался достойно, отстаивал свою позицию.

Татьяна Северинец просила ее передать сыну через адвоката, что к зданию суда пришли люди: и журналисты, и правозащитники, а также сотрудник Представительства ЕС в Беларуси Рудольф Ришар.

Мать Гайдукова хочет быть свидетелем на суде — это единственная возможность впервые за 7 месяцев увидеть сына. Но пока не знает, позволят ли.

20:20

Как рассказала корреспонденту «НН» Татьяна Северинец, около 15.00 она входила в здание суда, у дежурного спросила, идет ли суд. Тот ответил, что да, идет. Женщина на всякий случай поинтересовалась, нет ли изменений и будет ли суд завтра открытым.

«И тут подает голос тот охранник, который выгонял нас всех из здания, который без бейджика и не представлялся никак, делал вид, что не слышит: «А он и не был закрытым!»

«Я онемела. Говорю, как? А чего же вы нас не пустили утром? — А кто вас не пускал?»

15:00

К зданию областного суда снова пришла координатор оргкомитета по созданию Белорусского христианской демократии Татьяна Северинец, сообщает радио «Свобода». Не увидев никого, кто приходил утром в надежде попасть на процесс, Татьяна направилась в Покровский храм, чтобы помолиться за Андрея Гайдукова.

По дороге она рассказала, что ее беспокоит полученное накануне письмо: «Это первое и последнее письмо от Андрея Гайдукова, хотя я писала ему и раньше. Писала, что мы поддерживаем отношения с его матерью, и через Ольгу Петровну он мне передавал, бывало, привет… Но странно: письмо, где изложена суть обвинения, вдруг прошло цензуру и попало ко мне накануне суда. Будто кто-то знал, что я буду показывать его журналистам.

Письмо довольно объемное, на несколько листов из блокнота. И в нем почти нет замазанных слов или выражений. Татьяна Северинец не уверена, что можно верить всему тому, что там написано. Она не исключает, что это письмо написано под давлением с целью последующего озвучивания на свободе. А тем временем за закрытыми дверями в суде звучит нечто совсем другое.

11:00

Левинов сообщил, что на доске объявлений в суде есть сообщение, что процесс над Гайдуковым пройдет 12 и 13 июня, однако в нем нет упоминаний, что процесс будет закрытым, < a href=http://spring96.org/be/news/63816 target=«_blank»>сообщает spring96.org. Левинов написал жалобу на имя председателя суда.

Он также планирует пожаловаться в прокуратуру на то, что журналистам запретили снимать у здания суда.

10:58

Вокруг здания суда по периметру стоят милиционеры, чтобы никто не мог заглядывать в окна. Правозащитники отмечают, что Андрея Гайдукова давно никто не видел.

Правозащитник Павел Левинов в комментарии НН сказал, что, как стало известно, еще 29 мая судья Урбанович вынесла постановление о том, что суд будет закрытым, но более подробная информация отсутствует.

10:37

Журналистки попытались взять комментарий у правозащитника Павла Левинова. Подошел какой-то человек, который выдает себя за глухонемого, мешает работать, ведет себя неадекватно, жестами показывая, что нельзя снимать.

Майор милиции Виталий Вячеславович Фролов вновь заявил: «Я еще раз вас предупреждаю, снимать нельзя». Подошел какой-то милиционер и схватил камеру журналистки НН.

10:21

Адвокат прошел в суд. Возможно, в здание привезли и Андрея Гайдукова. Сотрудники милиции и люди в штатском препятствуют работе журналистов, запрещая фотографировать у здания суда. На вопрос «Почему запрещено вести съемки?», отвечают, что в противном случае, журналистов задержат и отвезут в РОВД. Отвечают в грубой форме.

Из Минска не приехал никто ни из числа политиков, ни из числа правозащитников. Присутствует витебский правозащитник Павел Левинов (Хельсинский комитет), а также три правозащитника-весновца.

Сегодня в этом же суде, кстати, рассматривались два административных дела. Руководитель витебской областной организации Партии БНФ Леонид Автухов обжаловал штраф 30 базовых величин (3 млн) за распространение незарегистрированного издания «Магистрат» (тиражом более 299 экземпляров). Автухов добивался, чтобы рассмотрение жалобы велось по-белорусски. Но судья Ирина Смолякова отказала в ходатайстве, и Автухов покинул зал суда.

Рассматривалось дело члена КХП БНФ Яна Державцева в отношении штрафа за пикет 26 апреля. Жалоба также не была удовлетворена.

9:40

У здания суда собралось полтора десятка человек, включая журналистов, внутрь никого не пропускают. Много людей в штатском, дежурят милицейский микроавтобус и автобус.

Пришла к зданию суда и мать Павла Северинца — Татьяна Северинец. Ей Андрей Гайдуков накануне отправил письмо, в котором написал, в чем его обвиняют (смотри фото)

***

Чрезвычайный случай: человека обвиняют в измене государству, в среду суд, а никто не знает, в пользу какой страны он действовал.

12 июня начинается процесс по делу Андрея Гайдукова. Ему грозит до 15 лет тюрьмы. Более 7 месяцев Андрей Гайдуков находился в тюрьме КГБ. За это время у него не было ни одного свидания с близкими. А друзья лишь гадают, какова истинная причина задержания 23-летнего новополочанина.

Загадка и в том, что обществу до сих пор не сообщили никакой конкретики, в чем же вина Гайдукова. В то же время суд проводят в закрытом режиме. Значит, журналисты не смогут присутствовать на процессе. Не пустят в зал и родственников. А адвокат молчит, соблюдая «тайну следствия». И как же тогда можно доверять обвинениям?

На работу ходил в костюме с «Погоней»
Пресса успела окрестить Андрея «слесарем-шпионом». Если быть точным, Гайдуков работает оператором технологических установок на новополоцком «Нафтане».
Помимо этого, он студент-заочник 5 курса Полоцкого госуниверситета, учится на инженерно-технологическом факультете.

«Андрей разносторонний. Любит историческую литературу, хорошо разбирается в компьютерах. Рыбалкой занимается — ему все интересно! Приюту для животных помогал», — рассказывает мать.

На работу Андрей приходил в бело-красном костюме с «Погоней», рассказал член БНФ Сергей Сидоров, который также работает на «Нафтане». По словам Сидорова, заместитель директора по идеологии неоднократно вызывал к себе Гайдукова, в частности, во время «молчаливых акций».

Новополоцкие активисты собирали деньги для семьи Гайдукова. «Это же наши ребята, „Союз молодых интеллектуалов“, — говорит местный активист Сергей Парчинский. — Они всегда нам помогали. И мы первымт начали трубить о задержании, заступаться, ведь своих же бросать непорядочно!»

Что такое «Союз молодых интеллектуалов»
Андрей Гайдуков был заместителем председателя незарегистрированного «Союза молодых интеллектуалов». Готовил документы для его регистрации в качестве международной организации. Проводил переговоры с российскими юристами, выезжал в Москву.
«Мы объединяем молодых людей, которые хотят совершенствоваться, создавать совместные проекты, участвовать в общественной деятельности. Цель — создание сильной молодежной организации или партии, представляющей интересы интеллектуальной элиты». Так написано на их странице в социальной сети «ВКонтакте». Но слышал ли кто о реальной деятельности организации с довольно громким названием?

«Союз молодых интеллектуалов» образовался в 2009, рассказал его председатель Евгений Константинов. Летом 2011 года молодежь участвовала в «Революции через социальные сети». Там Евгений и познакомился с Андреем.

Тот показался ему развитым, образованным, и Евгений сделал его своим заместителем. Благодаря работе Гайдукова, незарегистрированную организацию приняли в Национальную платформу «Восточного партнерства», Альтернативную молодежную платформу.

Обвинения против Гайдукова, по мнению его соратника, абсурдны.

Почему задержали заместителя, а не «шефа»? Евгений считает, что это связано с тем, что Андрей занимался международной регистрацией организации. Однако такое объяснение не выглядит правдоподобным.

В письмах из изолятора КГБ Гайдуков писал, что лучшим подарком для него будет регистрация «союза». Однако, по словам Константинова, пока заниматься этим нет смысла:

«Все в ожидании приговора. От решения суда зависят и наши дальнейшие действия».

Зимой Константинова вызвали на допрос по делу Гайдукова. Однако интересовались не делами «интеллектуалов», а его причастностью к местному гей-сообществу — зимой активистов секс-меньшинств власти «поприжали» за попытку регистрации своей организации.

Теперь Евгений работает администратором в одном из торговых центров Минска. На суд его в качестве свидетеля не вызывали.

За что судят Гайдукова: версии
По официальной версии, Гайдуков подозревается в сотрудничестве с иностранной разведкой, а именно — в передаче политической и экономической информации о Беларуси.
Кому и какого рода информация передавалась — неизвестно. Недавно председатель КГБ Валерий Вакульчик заявил, что те, кто защищают Гайдукова, после решения суда «окажутся в неудобном положении». Но суд по делу Гайдукова ведут в закрытом режиме.

Правозащитники связывают преследование активиста с его оппозиционными взглядами и объясняют намерением запугать молодежь. Еще во время президентских выборов Гайдуков работал в штабе Андрея Санникова. Затем участвовал в парламентской кампании, был наблюдателем на выборах. Однако правозащитники не спешат с однозначными выводами из-за нехватки информации. А вдруг он, действительно, одновременно занимался чем-то другим?

Другую версию — дескать, Гайдукова задержали, когда тот перевозил газету «Хартия’97» для распространения на Витебщине, — озвучила «Европейская Беларусь».

Еще одна версия состоит в том, что Гайдуков якобы «сливал» информацию об объемах переработки на своем заводе российским спецслужбам, а вовсе не ЦРУ. Однако откуда у рабочего мог быть доступ к «секретным» данных?

***

Справка НН: как это было

В четверг, 8 ноябре 2012 года сотрудники КГБ задержали в Витебске Андрея Гайдукова. Сам он из Новополоцка. После задержания в его квартире прошел обыск. Изъяли диски и два компьютера: его и отца.

В тот же день задержали еще одного активиста — члена БХД Илью Богданова, ровесника Гайдукова. Однако Богданова вскоре отпустили под подписку о неразглашении. Известно, что его возили в КГБ в Минск, а дома проводили обыск и изъяли компьютер.

11 ноября Гайдукова перевозят в Минск, в СИЗО КГБ, знаменитую «американку». Спецслужбы заявили, что «пресечена противоправная деятельность гражданина Беларуси», который собирал и передавал политическую и экономическую информацию иностранцам. Задержание якобы произошло «в момент закладки тайника со сведениями, интересующими иностранные спецслужбы». Завели дело «измена государству в форме проведения агентурной деятельности». А это от 7 до 15 лет тюрьмы.

Гайдукова перевозили то в Витебск, то опять в Минск. Родители Андрея остаются в неведении, что с их сыном: «Мы так и не можем понять, что в действительности происходит вокруг сына».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?