Внесенный в «черный список» Евросоюза начальник Бобруйской исправительной колонии № 2 Александр Какунин всю свою жизнь посвятил пенитенциарной системе. Это у него семейное.

То, что в список белорусских граждан, против которых действуют визовые и имущественные санкции Евросоюза, внесены начальник Бобруйской исправительной колонии № 2 Александр Какунин и его заместитель Юрий Трутко, стало неожиданным и для них самих и для правозащитников.

Именно в этой колонии отбывает наказание заключенный правозащитник, руководитель «Весны» Алесь Беляцкий. На Беляцкого налагают в колонии всяческие взыскания, его лишают свиданий с родными и передач. Коллеги Алеся из «Весны» понимают, что, вероятнее всего, Какунина и Трутко наказали за плохое отношение к Алесю Беляцкому. Однако в «Весне» говорят, что европейцы с ними на счет этого не советовались. Весновцы вообще стараются быть осторожными, чтобы своими заявлениями не навредить Беляцкому, который остается в колонии фактически в качестве заложника. Теперь же родственники и коллеги Алеся Беляцкого побаиваются, что в колонии правозащитнику начнут мстить за принятое Евросоюзом решение.

Мнение самого начальника колонии Александра Какунина узнать не удалось. Он, выслушав через секретаршу вопрос от Радио «Свабода», отвечать отказался:

«Комментариев он давать не будет, но если есть вопросы — обращайтесь в пресс-службу Департамента исполнения наказаний МВД», — передала слова начальника его секретарь. Перед этим, услышав новость, она даже удивилась: «Во попали!»

Начальник Бобруйской исправительной колонии № 2 Александр Какунин родился 12 мая 1975 года недалеко от известной на всю Беларусь тюрьмы строгого режима, на станции Новосады Борисовского района Минской области. В этой тюрьме 40 лет отработал его отец. Там же в 1998 году начал трудовой путь и Какунин-младший. Прошел все карьерные этапы — от начальника отряда до начальника колонии. В Бобруйской исправительной колонии № 2 Какунин работает с 2010 года. В настоящее время в звании подполковника.

Его жена Наталья Викторовна также работает в системе исполнения наказаний. Его 13-летняя дочь уже задумывается о поступлении в Академию МВД, которую окончил ее отец.

«Ненависти к осужденным у меня нет», — заявил в этом году Какунин в интервью газете Вечерний Бобруйск: «Один из моих учителей, за плечами которого была работа в исправительных учреждениях российского Севера, говорил приблизительно так: человек осужден, может, даже за изнасилование несовершеннолетних, за убийство. Но он — человек, и к нему нужно относиться по-человечески. Хотя, не скрою, на подсознательном уровне негатив есть, может, это выражается в резкости отдачи приказов, требований. Но я чаще думаю о другом: почему этих людей отторгло общество, почему они в нем не нашли своего места, в чем причина? Особенно над этим думаешь, когда к тебе поступают документы на условно-досрочное освобождение и от тебя зависит, останется осужденный в колонии или выйдет на волю. Кем он там станет?»

Сложно сейчас гадать, ощутит ли Алесь Беляцкий реакцию начальника колонии и его заместителя на решение Совета Евросоюза. Одно можно сказать с уверенностью — решение о досрочном освобождении Беляцкого будет принимать не он, а представители другой, более высокопоставленной династии.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?