Причиной бурных обсуждений стало выступление на митинге памяти в Куропатах заместителя председателя КХП-БНФ Юрия Беленького:

«Политика уничтожения, которую проводит против нас российская империя, не прекратилась. Она просто приняла другие формы. Сегодня это русификация, лишение нас исторической памяти, лишение нас нашей национальной культуры... Я обращаюсь к каждому человеку здесь, особенно к молодежи. Помните: если разговариваешь по-русски, ты — в армии оккупанта и стреляешь в свой народ. Ведь если произойдет полная русификация (я уверен, что этого не произойдет), то можно представить себе, в кого превратятся наши люди».

И вот Юрий Беленький — гость Радио «Свабоды».

РС: Ожидали ли вы той негативной реакции, которая последовала на ваше выступление?

Беленький: В определенной степени я ожидал такой реакции. Я задел крайне болезненную тему, затронул главную причину нынешней ситуации в Беларуси в языково-культурной сфере и, фактически, в сфере политики и в сфере экономической. Я ожидал такой реакции.

РС: Мы представляем себе языковую ситуацию в Беларуси: есть небольшая, но очень активная часть белорусов, которые всячески защищают белорусский язык, есть небольшая часть, которая враждебно относится к белорусскому языку, и самая значительная часть, находящаяся между ними, относится к проблеме белорусского языка либо безразлично, либо с симпатией (скрытой или нет), но эта самая значительная часть говорит по-русски. Почему они говорят по-русски, мы знаем. Кому вы адресовали свое предостережение?

Беленький: Я обращался как раз к этой срединной части. Ведь эти люди попросту иногда не задумываются, к чему приведет политика русификации и чем она обернется для судеб их детей и внуков. Политика русификации уже сегодня дает крайне негативные результаты. То, что белорусы физически становится меньше, то, что идет алкоголизация и наркотизация, — это как раз результат русификации. Ведь через русский язык в Беларусь просачивается и российское мировоззрение, российская ментальность, отношение к жизни, к детям, к тому же алкоголю.

Я вспоминаю, как в 1970-е годы моя бабушка говорила: «Что случилось? До войны позором большим было, если человек пил и не работал. А теперь это воспринимается как удаль». Тогда я не осознавал, что эта политика, навязывание белорусам чужих ценностей несет беду. И сейчас мы это наблюдаем. Недавно по так называемому «белорусскому» телевидению показали из Бобруйска детский ансамбль «Зязюлінка» («Кукушечка»). Девочка 10—13-ти лет поет «Сударыня-барыня, я до милого пошла, я под милого легла». И я ужаснулся. У нас же такого никогда не было. И чего нам ждать, если дальше этот процесс русификации будет продолжаться? А его осознанно продолжают. Россия, например, осуществляет программу «Русский мир».

Я обращаюсь именно к этой срединной группе: задумываетесь вы, в какой ситуации окажутся ваши дети, что будет на улицах? Надо это прекратить, вернуться к своему языку, к своей традиционной христианской культуре. Иначе будет катастрофа.

РС: Я вам несколько возражу. В Литве среди литовского населения никакой русификации нет, наоборот, там знание русского языка снижается. Тем не менее, с алкоголизмом, падением нравов там проблем еще больше, чем в Беларуси. По последним данным минздрава, Литва — лидер в Европе по количеству самоубийств, в том числе и самоубийств по причине алкоголизма. Может, все же не язык определяет тенденцию к падению нравов?

Беленький: Я приведу вам пример. Были в гостях у молодой русскоязычной семьи. Хозяйка говорит: «Еду я по Минску, останавливает меня ГИБДД...» Я говорю: «Так нет у нас ГИБДД, у нас ГАИ». Женщина живет в русскоязычном телевизионном пространстве и вбирает в себя эти категории. Я не знаю, что происходит в Литве...

РС: Там они российское телевидение не смотрят.

Беленький: Не знаю, что они смотрят. Я недавно был в Америке и также наблюдал, что люди в белорусских семьях, причем евангельские христиане, приучают детей к тому, что английский язык — это хорошо, и не замечают, как происходит раздел внутри семей. И воспринимают худшее из американского образа жизни — наркотики и алкоголь. И очень обидно было слышать, что люди выехали в поисках лучшей жизни, а их дети попали в большую беду.

Если мы собираемся построить нормальную жизнь в Беларуси, в экономической сфере, в социальной сфере, у нас должна быть опора.

Если у нас не будет нравственной, духовной опоры, мы будем и дальше падать в эту яму. Поэтому не будем анализировать, что там в Литве. Я не очень хорошо знаю. Я знаю, что происходит в Беларуси: отторжение своего и ориентация на чужое. Это главная причина.

Давайте это обсуждать, давайте об этом говорить.

В Беларуси же происходит не литуанизацыя, а русификация. И именно русский язык — проводник всего худшего, что есть в России — образа жизни, поведения, о чем редкие честные российские интеллигенты пишут — о сильной деградации в России.

РС: Белорусы — народ, который привык приспосабливаться к ситуации. Вот эта значительная срединная русскоязычная часть общества — ей так удобнее. И когда им говорят: «Вы стреляете в свой народ», — многие из них могут и обидеться. Ведь они разговаривают по-русски и разговаривают так с детства. Не отвернутся ли они?

Беленький: Ни в коем случае. Наоборот, я обострил эту проблему. Я говорил о жертвенности. Люди же жертвуют своим временем, когда растят ребенка. Так и здесь, нужна жертвенность, я призвал этих людей к жертвенности ради их детей и внуков, ради их будущего.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?