16.11.2013 / 00:29

Считать ли диверсантов из «Дальвица» национальными героями? 110

Телеканал Белсат в двухсерийной документальной ленте «Прокляты и забыты» рассказал о белорусах, сотрудничавших с нацистами во годы Второй мировой войны.

Режиссер картины Антон Тележников в конце второй части утверждает, что диверсанты из диверсионно-разведывательной школы «Дальвиц» «жертвовали своими жизнями ради мечты — свободной и независимой Беларуси». Более того, они якобы были «белорусскими коммандос». Мол, немецкий Абвер тут ни при чем, они были в Белорусском независимой партии (БНП) и делали белорусское дело.

За Беларусь?

Правда, в первой части фильма его автор Тележников говорит, что после убийства нацистами лидера БНП ксендза Годлевского в 1942 году немецкий Абвер взял БНП под свой контроль. Так, какое же тогда белорусское дело?

Противоречивые факты звучат и дальше. С одной стороны, автор проводит ту мысль, что десантники сражались за Беларусь и иллюзий насчет немцев у них не было. С другой, Борис Рогуля во второй части фильма рассказывает, что даже в конце войны, готовясь к антисоветским выступлениям, они со Всеволодом Родько предполагали развернуть борьбу «и в случае, если немцы повернут назад [снова на Восток], и если [придут западные союзники] альянты». Напомню, речь идет о самом конце войны. Говорить, что белорусские пронацистские коллаборационисты не знали того, что планировали и что творили немцы в Беларуси — никак не приходится. Не скажешь также, что немцы хоть как-то изменили свою расистскую политику на тот момент — как раз в конце войны раскручивается махина еврейского Холокоста.

Хваленый Витушко и его десантники

И тем не менее, получается, что белорусские прогерманские националисты готовы были работать с Берлином даже тогда. Может, это они под колпаком гестапо в Рейхе так оппортунистически себя вели? Да нет — Тележников рассказывает, как десантники группы Витушко, высадившись в Беларуси, тут же пошли к... Армии Крайовой.

Хотя, в отличие от той же Украинской повстанческой армии, которая хотя бы время от времени с белорусами в своих прокламациях  считалась, польская Армия Крайова (АК) воевала за восстановление Второй Речи Посполитой — где ни о какой Беларуси и речи не было.

Годлевский или Жихарь?

Главный порок фильма — это полное смешением всего что ни попадя. Вот, к примеру, действительно сильная в нравственном плане позиция ксендза Годлевского, который, будучи настроен против коммунистов, понял, что нацисты — еще хуже. Стоял на своем и погиб за свое. Вот это национальный герой. Но о Годлевском Тележников упомянул коротко. Зато чуть ли не половину второй серии посвятил рассказу о приключениях Евгения Жихаря в окрестностях Глубокого (Витебской области) — которые даже в фильме, где авторы пытались Жихаря изобразить героем, выглядят совершенно криминальными.

Жихарь боролся с советской властью, утверждается в фильме. Но причем здесь белорусский национализм и БНП — не поясняется. В фильм сообщается лишь одно: вышеупомянутый человек якобы принадлежал к белорусским молодежным организациям за время войны — ну и что из этого. В них тогда тысячи и тысячи белорусов были. Тележников не приводит ни одного доказательства хоть какой-нибудь принадлежности Жихаря к белорусской идее. Речь идет лишь об ограблениях сельсоветов и убийствах комсомольцев. Авторы не скрывают, что глубокский герой создал банду из уголовников, занимался нападениями на «вясковыя» кассы, ну и, как изюминку, подают продолжительностью в несколько минут описание убийства Жихарем начальника уголовного розыска в 1951 году.

Коллаборационист — понятие четкое и ясное

Такое, как в фильме, представление истории ведет к деструктивным последствиям. С одной стороны, фантастическая картина — создание основ белорусской армии под немецкой оккупацией, что само по себе не выдерживает проверки фактами. С другой, релятивизация морали. Однако в Беларуси времен Второй мировой войны «коллаборационист» с точки зрения интересов белорусской нации — понятие четкое и ясное. Какими бы ни были обиды белорусов по отношению к советской власти, но в СССР все же существовало квазигосударство Советская Беларусь, а большевики не преследовали цели уничтожить белорусов как таковых. Большевистский террор был массовым, но политическим, а не расовым. Немцы же не скрывали своей расовой политики — ни на словах, ни на деле. Прогерманские белорусские организации объективно служили претворению немецких планов — геноциду белорусов. И ничего не меняет тот факт, что эти люди в глубине души переживали за Беларусь, а еще раньше терпели от репрессий большевиков.

Белорусские прогерманские воинские единицы — в том числе и школа в Дальвице — были созданы, когда немцы готовы были уже на все, лишь бы отсрочить поражение. Соглашавшиеся на сотрудничество даже тогда, когда немцы не дали никакой реальной власти белорусским прогерманским политическим органам, не дали ни малейших обещаний независимости. Они пошли служить немецким палачам тогда, когда те не предлагали никакой альтернативы, даже создания аналога того куцего полугосударства, которое было у белорусского народа при Советах. И они сознавали, что произойдет, если вдруг победят немцы.

Чтобы понять марионеточную сущность белорусских коллаборационистов, приведу в пример то, что японцы в годы той же Второй мировой создали Индийскую национальную армию, воевавшую на стороне стран «оси» против англичан. Токио пошел на создание своеобразного индийского «БКА» (БКА — Беларуская краёвая абарона) в начале войны с англичанами, в пике своей мощи, позволил сформировать добротные индийские части, снабдил приличным оружием и выучкой, позволил самостоятельно вести военные действия на участке фронта, позволил создать индийское правительство, обещал ему независимость и символически передал власть над индийскими островками, захваченными к тому времени Японией. В итоге, тех, воевавших на стороне Японии, индийских солдат сейчас не то что никто не считает коллаборационистами, но даже сами британцы в конце 1940-х не смогли их осудить.

Вышколенные, снаряженные и десантированные немцами Витушко и К° из Дальвица были попросту немецкими диверсантами-белорусами. И доказательств того, что десантники «Дальвица» и БНП действительно каким-то образом дистанцировались от немцев, в фильме не найдешь.

За что же они воевали? Герои фильма уничтожают советских десантников в немецкой Восточной Пруссии, воюют на французском фронте и вывозят из Риги бумаги Езовитова. Какое все это имеет отношение к борьбе за Беларусь?

Ксендз Годлевский рядом с Батькой Минаем

В белорусской истории есть настоящие герои, и нет нужды рыскать в поисках новых по сомнительным страницам типа «Дальвица». Антону Тележникову надлежало бы не лепить из них героев, а показать трагедию тех белорусских активистов, что увязли в сотрудничестве с немцами. Проклятие и забвение стали закономерным следствием их деятельности.

Белорусский национальный интерес и тогда и теперь там, где, выражаясь условно, «больше Беларуси» — во всех смыслах — культурной, экономической, политической. У нацистов Беларуси не было. Это не означает, что при большевиках ее было достаточно, но именно в БССР формировалась белорусская нация.

С точки зрения белорусских национальных интересов, определить, кто герои, а кто коллаборационисты, несложно. И парадоксальным, но логичным, образом героями оказываются одновременно — и ксендз Годлевский, и партизанский командир батька Минай. Они придерживались противоположных политических взглядов. Но на оккупацию реагировали сопротивлением. Это и есть национализм.

Продолжение полемики в материале Кто большее зло для Беларуси: Гитлер или Сталин?

Сергей Богдан, Берлин

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

2
Зміцер / Ответить
12.11.2013 / 03:53
Аўтар - малайчына!
2
алесь / Ответить
12.11.2013 / 04:27
и хто ж меньшае зло?? бальшавік, ці немец?? а я за немцаў!
0
Эпілог яшчэ будзе / Ответить
12.11.2013 / 04:52
"нямецкім плянам — генацыду беларусаў." Аутар, раскажыце даверливай публицы яшчэ пра "План Ост"... Можа фильм и сапраўды змешвае шмат рознага разам, аднак аутар артыкула проста кидае такия непраудзивыя эмацыйна-нагружаныя заявы, як быццам рэальныя гистарычныя факты. Пасля гэтага немагчыма чытаць увесь тэкст з нейким даверам, што ён быу написаны з намерам написаць аб'ектыуна. Скажаце, аб'ектыунасци не бывае? Але артыкул написаны и не з пазыцыи вяршэнства беларуских нацыянальных интарэсау таксама.
Показать все комментарии/ 110 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера