В Беларуси 26 ноября был вынесен очередной смертный приговор, уже четвертый за 2013 год. О деле 53-летнего Эдуарда Лыкова, которому инкриминируется пять убийств, общественность узнала уже после решения суда. Только после того, как об обстоятельствах дела сообщили правозащитники, Следственный комитет предоставил информацию СМИ.

Признание следователей было шокирующим. Как оказалось, за два убийства, совершенных Лыковым, в тюрьму попал невиновный человек.

Его осудили за то, что он будто бы спьяну убил своего 38-летнего брата. «Сам себя убедил в том, что убил брата за то, что тот погубил мать. Отбыл наказание и искренне удивился, когда узнал, что здесь ни при чем», — иронизирует «Советская Белоруссия». 

«Сам себя убедил»? Вот почитайте, как и кто его заставлял «убедить себя».

«Рассказывай, как тебя били»

«Наша Нива» нашла того самого человека, который был ни за что ни про что наказан, а потом будто бы «искренне удивился» этому.

Жертвой ошибки правоохранительных органов и суда стал Михаил Гладкий. После отбытия наказания он вернулся в родную деревню Киршы под Заславлем.

Готов ли Гладкий вспомнить обстоятельства того дела?

«Рассказывай, как тебя били, как заставили подписать документы, как тебя к батарее привязывали, как в туалет не пускали!» — вступает в разговор Мария, с которой они живут в одном доме.

Михаил долго молчит и только затем переносится мысленно в тот трагический день в 2002 году, что переломил его жизнь на «до» и «после».

Хвастовство ценою в жизнь

Его брат Виктор сидел в колонии вместе с Эдуардом Лыковым. Рассказывал байки о своей богатой жизнь на воле: мол, есть и коттедж, и мотоцикл. Но когда Лыков приехал к сокамернику в гости, всего этого не оказалось: Виктор хвастался имуществом брата Михаила, жившего отдельно от них с матерью.

Знакомые выпили, и начались разборки. Мать попыталась защитить сына, но напрасно. Лыков нанес пожилой женщине восемь ударов ножом, а потом топором убил и бывшего сокамерника.

Убийца ушел не сразу. Он переночевал в доме и только утром тайком покинул место преступления.

На следующий день после жестокого убийства в дом к матери зашел старший сын Михаил. «За день до того она получила пенсию, я хотел часть денег взять, чтобы купить ей еду. Захожу — это было где-то три часа дня, — мать лежит в крови поперек кровати. А рядом брат…» — вспоминает Михаил Гладкий.

Говорить ему непросто. Вспоминая о матери, голос дрожит, в глазах появляются слезы.

Михаил подумал, что это Виктор убил мать, — о существовании Лыкова он и не догадывался.

Уголовное прошлое брата

Мать не раз приходила к старшему сыну с синяками — Виктор ее бил, отбирал деньги и пропивал их. Сам он после освобождения нигде не работал.

Впервые мужчина попал за решетку за то, что украл деньги и украшения у… Михаила. «Там был перстень, который отец моей жене подарил. Я неделю ходил к брату, просил: «Верни. Или хотя бы скажи, кому сдал, чтобы я их выкупил». А он меня послал на три буквы… Тогда моя жена написала на него заявление», — вспоминает он.

Виктора осудили на два года заключения.

Жена Виктора не дождалась его из тюрьмы, сразу после ареста подала на развод. Вместе с детьми она осталась в квартире в Заславле, а он после освобождения стал жить у матери.

Проигнорированное алиби

Увидев мертвое тело матери, Михаил потерял контроль над собой: «Я дважды ударил брата от отчаяния, но уже по мертвому телу». — «Рукой?» — «Топором…» Позже, рассказывает он, экспертиза подтвердила, что убийство брата произошло за день до того.

Михаил сам вызвал «скорую» и милицию. Его сразу и сделали подозреваемым, несмотря на алиби и другие нестыковки.

«Кровь была аж на потолке — а на мне ни капли…» — повторяет раз за разом Михаил важные доводы.

Основным свидетелем на суде над Михаилом была Мария, та самая, с которой он сейчас живет. В день, когда были найдены трупы, он утеплял ее сарай. Отошел в дом к матери и сразу же прибежал, рассказал, что увидел.

«Он целый день был у меня. И никак не мог их убить» — объясняла Мария, но ни следователи, ни прокурор, ни судья не учли ее показания.

Были и другие свидетели. Один из соседей, Василий, рассказывал, что видел, как Виктор шел домой с незнакомым человеком. Но этого соседа не только не позвали на суд, а даже не допросили следователи.

Защита без адвоката

После задержания Михаила отвезли на психиатрическую экспертизу в Новинки. «Сделали там снимок грудной клетки, ведь милиционеры мне прикладами настучали».

Переспрашиваем: «Так, вас в милиции били после задержания?» — «Да». — «За что?» — «Не знаю».

Гладкий несколько раз вспоминает, как проходил экспертизу. «Из всего того, что в Новинках было, я помню лишь, как сижу перед тарелкой с макаронами. Может, мне там что-то и подмешивали? Но когда меня оттуда привезли, мне было уже все равно, что со мной будет дальше», — говорит Михаил.

Полгода он провел в изоляторе на Володарке.

«Не «дурень» же я!»

Не удивительно, что суд был кратким.

— Вы полностью признали свою вину?

— После Новинок я был готов все признать… Я видел, как там сумасшедшие сидят, боялся, чтобы меня не признали «дурнем».

— Потому и признали вину?

— Потому и признал…

Михаил трижды начинает фразу, но не может ее продолжить — перехватывает дыхание:

— Но не «дурень» же я!

Минский районный суд приговорил Гладкого к восьми годам заключения. Прокурор требовал дать на год больше. За хорошее поведение срок сократили — Михаил отсидел за решеткой пять лет, еще более полутора года отбыл на ИТР — отчислял государству четверть зарплаты.

Жена дождалась и умерла

О годах заключения Гладкий рассказывает немного: «Был крепким мужиком. Не таким, как эти, что пальцы крутят… Ходил на работу, закончил три училища».

Он начинал отбывать свой срок в условиях строгого режима в Ивацевичах, потом оказался на усиленном режиме в Бобруйске.

Пока Михаил сидел в тюрьме, его жена жила у Марии. У жены были проблемы с сердцем, уже в 35 лет инфаркт, потом инсульт… Спустя три месяца после освобождения мужа она умерла. Михаил продал свой большой дом и переехал к соседке: «Что мне было делать одному на тех ста метрах?»

«Когда его жена умирала, она меня попросила: не бросай моего мужа. Мол, я за него боюсь, что он может повеситься. Я его и не бросаю. Да мы и дружили всегда», — вспоминает Мария.

Новая жизнь

Еще до армии Михаил закончил в Минске училище как специалист по ремонту осветительно-силовых сетей и оборудования, потом 20 лет проработал электриком на дробильно-сортировочном заводы в Заславле. Судимостей до 2003-го у него не было.

Выйдя из тюрьмы, вернулся на работу.

Спустя два года после освобождения Михаилу сообщили о его невиновности уже в суде над Эдуардом Лыковым. На процессе тот сидел, опустив голову, почти ничего не говорил.

— 26 ноября суд вынес Лыкову смертный приговор, — рассказываем мы Михаилу, который не поехал на последнее заседание.

— Как смертный? В Беларуси же его нет, — удивленно переспрашивает он.

Михаил был убежден, что Лыкова осудили на пожизненное заключение.

По закону, Гладкий имеет право получить компенсацию — за моральные и физические страдания, за потерю во время заключения заработной платы, а также ему должны восстановить трудовой стаж. Его директор подсчитал: одного лишь заработка за время заключения набежало более 310 миллионов рублей.

Как получить компенсацию

По словам юриста Павла Сапелко, общего правила о размере моральной компенсации нет — суд подходит к решению этого вопроса индивидуально. Для того, чтобы к ответственности привлекли сотрудников правоохранительных органов или суда, по чьей вине Михаил Гладкий оказался за решеткой, он сам должен обратиться в Следственный комитет.

Павел Сапелко отмечает, что далеко не каждый незаконно осужденный гражданин в Беларуси доходит до суда, чтобы отстоять свои права. «Кто-то боится, что из-за этого может быть пересмотрено дело не в его пользу, а кто-то просто не готов еще раз пройти, пусть и гражданский, но судебный процесс», — говорит юрист.

Будет ли Михаил Гладкий обращаться в суд за компенсацией?

— Обязательно. Ведь это было несправедливое наказание, — отвечает тот.

***

Пять убийств Эдуарда Лыкова

2002 — в деревне Киршы Минского района убил ножом мать сокамерника, а затем зарубил его топором.

2004 — в деревне Новая Гожа Гродненского района убил топором знакомого своей сожительницы, а его труп закопал в лесу.

2011 — в Новой Гоже Гродненского района ударил сожительницу металлической гантелью, а затем задушил ее.

2011 — в поселке Ждановичи Минского района убил металлической трубой своего собутыльника.

Все убийства совершены в состоянии алкогольного опьянения.

Кроме того, Лыков был неоднократно судим за кражу, грабеж, хулиганство, неуплату алиментов. Со времени первого убийства и до последнего заключения под стражу прошло 9 лет, за это время он неоднократно отбывал наказания за решеткой.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?