09.01.2014 / 15:53

Николай Матрунчик: Постараемся донести до митрополита Павла наши намерения 3

Три с половиной десятилетия Белорусскую православную Церковь возглавлял митрополит Филарет. Какими останутся эти годы в истории белорусского православия?

На вопросы Радио «Свабода» ответил Николай Матрунчик — глава Православного братства Трех виленских мучеников, существующего при Белорусском Экзархате.

— В чем вам видится значимость тех тридцати пяти лет, когда БПЦ руководил митрополит Филарет?

— В двух словах трудно объяснить. Социологи будут видеть свое, политики — свое, гражданское общество — свое. Если же рассуждать с точки зрения собственно церковного сообщества, то при митрополите Филарете Церковь из одной епархии с двумя сотнями приходов стала действительно мощной структурой с двенадцатью епархиями, со своим синодом, с многочисленной паствой. Это если брать в численном выражении. Очень важно, что митрополит Филарет поддерживал в критических обстоятельствах священников и общественных деятелей, которые придерживались белорусского слова и несли его в своем церковном служении. Я знаю, что митрополит Филарет всегда поддерживал отца Сергия Гордуна, который ведет преподавание в Жировичской семинарии исключительно по-белорусски, причем на протяжении всех лет, с момента ее открытия. Были времена, когда это не нравилось руководству семинарии, возникали конфликты, и в такие моменты митрополит Филарет становился на сторону отца Сергия. Можно вспомнить и историю с известным нашим поэтом Олегом Бембелем, который в определенный момент своей жизни решил создавать свои стихи в монастырской тиши и попросил дозволения митрополита стать иноком Жировицкого монастыря. И тоже получил решительную поддержку митрополита. Мы знаем, сколько прекрасных произведений вышло из-под пера инока Николая в стенах Жировицкого монастыря. И примеры такой живой поддержки по отношению к людям, несшим свое белорусскоязычное служение в Церкви, можно перечислять долго.

— Вы много лет возглавляете Православное братство Трех виленских мучеников, причастное ко многим белорусским инициативам внутри самой Церкви. Можете ли вы назвать примеры, когда митрополит Филарет эти идеи принимал и поддерживал?

— Безусловно. С самого начала, с 1992 года, когда в среде белорусской интеллигенции возникла идея создания братства, и мы пришли к митрополиту, не скрывая того, что хотим развивать белорусские традиции в Церкви. Мы получили благословение. Также с 1992 года вместе с белорусской диаспорой мы издаем белорусскоязычный журнал «Православие в Беларуси и мире». Начиная с 1990-х нашими усилиями выходит единственный в мире белорусскоязычный православный календарь.

— Он выходит на пожертвования верующих или финансируется официальными церковными структурами?

— И так, и так. И вот совсем недавно наши братчики посещали Белосток и представили там все белорусскоязычные издания. Были встречи в Белостокском университете, в белорусском лицее в Белостоке, в Бельске и т.д.

— Вот вы говорите о том, что владыка Филарет поддерживал белорусскость в Церкви. Но я никогда не слышал, чтобы он сам говорил по-белорусски.

— Я могу говорить о том, что знаю. Во время визита патриарха Алексия в Беларусь меня наградили православным церковным орденом. Был прием, и когда подошла моя очередь, я произносил речь по-белорусски. И заметил, что патриарх не понимает, а митрополит Филарет переводит ему мое выступление… Были случаи, когда митрополит готовил свои речи на белорусском языке, и тогда приходилось правильно расставлять ударения. Так что у митрополита Филарета было желание определенную часть своих выступлений готовить и произносить по-белорусски.

— Но потом почему-то эти выступления звучали по-русски.

— Нет, почему же, были и белорусские. Но это требовало определенного времени на подготовку.

— На памятнике [великой национальной поэтессе, на протяжении всей жизни остававшейся гонимой советской властью,] Ларисе Гениюш в Зельве (Гродненская обл.) висит табличка, свидетельствующая о том, что он установлен по благословению митрополита Филарета. И благодаря этому памятник сохранился, несмотря на то, что местные власти намеревались его демонтировать. Почему в данном случае БПЦ не согласилась с решением светской власти?

— Я могу вспомнить, что на одно из мероприятий памяти Ларисы Гениюш в Зельву приехал сам митрополит Филарет и провел богослужение. Мне даже было дано благословение готовить проповеди во время богослужения. Помню, как накануне я сам попал к митрополиту и объяснил ему, почему в данной ситуации Церкви надлежит отдать дань уважения памяти Ларисы Гениюш. Много для этого сделала и активистка нашего братства Валентина Тригубович. И надо признать, что митрополит Филарет был чуток к таким обращениям. Церковь в его лице была очень чуткой к проявлениям Святого Духа, который действует через людей. Кто бы ни прикоснулся к творчеству Ларисы Гениюш, действительно ощущает, что ею в определенной степени руководил Святой Дух. И это является определяющим для предстоятеля Церкви. Очевидна необходимость решительно поддержать такое проявление. Самая большая хула против Бога — когда ты знаешь, что это Божье, а поступаешь вопреки.

— Уже лет двадцать в Беларуси действует Библейская комиссия, которая занимается переводом на белорусский язык Священного Писания. Ваша братство также имеет к ней отношение. До сих пор полного свода текстов нет. В чем же дело?

— Если проанализировать, как шел перевод Священного Писания на другие национальные языки то можно сказать: 15—20 лет — это нормальный срок. Но это не оправдывает того, о чем вы говорите. Работа комиссии действительно может быть более организованной. В Беларуси же существует особенность: если Священное Писание переведут на белорусский язык римо-католики, греко-католики, протестанты или православные — это будет конфессиональный перевод. Об универсальном переводе, который подходил бы для всех, в Беларуси, говорить не приходится, потому что есть определенные конфессиональные традиции. Кстати, у нас существует Библейское Общество, которое должно координировать, направлять, вдохновлять работу переводчиков, ускорять ее. Это его первейшая задача. К сожалению, об этом обществе, которое, кстати, является межконфессиональной организацией, мало кто слышал. Понимаете, соборный перевод библейских текстов требует детальных, длительных обсуждений того или иного термина.

— Простите, я не совсем понимаю, как можно переводить соборно. Вот недавно Анатоль Клышка закончил свой перевод Библии. А почему нельзя взять его, обсудить на Библейской комиссии, что-то подправить и принять за канонический?

— У нас был многолетний контакт с Клышкой. Насколько я знаю, он очень ценит свой подход, свою работу, и ему сложно было бы работать в комиссии. Вряд ли он согласился бы принимать какие-то варианты со стороны. У нас есть авторские переводы Василя Сёмухи, Анатоля Клышки, ксендза Владислава Чернявского — Беларусь богата переводами Священного Писания. Но вопрос в том, как подготовить такой перевод, который использовался бы в Церкви, который мог бы лежать на престоле в каждой церкви.

— А появится ли вообще такой перевод?

— Обязательно появится. Четыре Евангелия уже есть. И они востребованы.

— Вот как раз насчет востребованности. Бывая в Жировичском монастыре, я не вижу в их книжном магазине ни одного (!) издания по-белорусски. А там сотни и сотни самых разных книг и периодики — все по-русски. Так мало издается по-белорусски, что до Жировичей не доходит, или это такая позиция Жировичского монастыря?

— Мы сейчас как раз организуем полки белорусскоязычных религиозных изданий в точках распространения. Первый такой уголок открыт несколько лет назад в книжном магазине Петро-Павловского собора в Минске. Сегодня таких уголков уже с десяток. В ближайшее время он появится и в Жировичах. Хотя, безусловно, православной литературы по-белорусски не хватает. Сегодня мы имеем белорусскоязычные молитвословы, проповеди архиепископа Гродненского и Волковысского Артемия, календари. К сожалению, наших скромных возможностей, чтобы расширить эту работу, недостаточно.

— В этом году православному храму в моем родном Деречине (Зельвенский район Гродненской обл.) исполнилось 150 лет. За все это время в нем не прошло ни одного богослужения на белорусском языке. И это при том, что в Деречине живут преимущественно белорусы…

— Я подскажу определенный алгоритм. Деречин — это территория Гродненской епархии, которую возглавляет владыка Артемий. Почему бы верующим Деречинской церкви не написать обращение: «Ваша Высокапрэасьвяшчэнства, найпачэсьнейшы ўладыка, мы хочам, каб у нас былі набажэнствы на роднай мове». Я думаю, что архиепископ откликнулся бы. Если проблема в священнике, то он ее решит быстро. Это дело общее, а не одного только священника — захотел и начал служить.

— Чего вы ожидаете от новоназначенного митрополита? Предполагаете ли вы ознакомить его с деятельностью Белорусского православного братства?

— Безусловно. Иначе мы останемся своего рода гетто. И будет неизвестно, что с нами дальше делать. Как будут работать наши издательский и переводческий отделы, Библейская комиссия, как будут дальше осуществляться богослужения на белорусском языке. Желание одно: чтобы новый митрополит максимально учел те условия, в которых ему придется нести свое архиерейское служение. Нашему братству следует подготовиться к тому, чтобы донести наши намерения и желания до нового архиерея.

0
Змагар / Ответить
09.01.2014 / 15:45
Цікавае інтэрв'ю. Таксама хочацца верыць на лепшае, але разам з тым і рыхтавацца да горшага. Адно зразумела, шмат якія ініцыятывы трымаюцца на адзінках, тых выбітных людзях, якія па-ціху робяць сваю важную справу.
0
Nasza Niwa / Ответить
14.01.2014 / 11:33
"Ваша Высокапрэасьвяшчэнства..." -- гэта на якой мове?
0
C / Ответить
17.01.2014 / 05:43
"Пачынаючы з 1990-х мы штогод выдаем адзіны ў сьвеце беларускамоўны праваслаўны каляндар..." Беларускамоўны Праваслаўны Каляндар штогод выдае таксама Кансісторыя БАПЦ у Нью Ёрку.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера