Павел Шеремет задал, в частности, и такой вопрос: «Ты пытался жить в Москве, адаптироваться там. Половину жизни прожил в Минске. Сейчас живешь в Украине. Есть разница в народе — белорусском и украинском? Или все люди одинаковые?»

«Разница есть. Даже в своем цинизме громадная разница. Наши про Украину: «Когда там что-то изменится, когда они все-таки что-то сделают?».

Наши все смотрят, какой сейчас закон Лукашенко примет, заденет это их или нет. Украинцы в некоторые моменты говорят: «А мы будем делать сами».

Таксист мне говорит: «Я работаю таксистом, я сам живу». У них больше ощущения того, что они сами могут что-то изменить. Сами!

Украинцы готовы больше брать ответственность за свою жизнь, чем россияне и белорусы. Я не слышал от них коллективного недовольства кем-то. Вот в чем громадная разница.

Коллективное недовольство белорусов кем-то я видел, коллективное недовольство россиян кем-то — тоже. У украинцев есть коллективное недовольство к агрессору, тем, кто на них напал.

Но я не видел коллективного недовольства венграми. Или кем-то еще. Я не видел этого.

Но при этом они боевые! И в этом — европейский подход: «Я здесь живу, буду заниматься своими делами, не чипайте меня, мы здесь все сделаем». Мы в Одессе живем, мы в Одессе сделаем все класс. Там сделаем ресторан, там еще что-то, мы работаем, мы мутим, пятое-десятое. В этом смысле достоинство и гордость как громадная ответственность за свою собственную жизнь. Вот это – Украина.

Поэтому их стихийное может перерасти в созидательное. Поэтому на Майдане — и белорусы, и грузины. Они приехали и были восхищены. Ты что не видел, как это было круто? И даже сейчас я вижу, что страна в этом плане на подъеме…

Что мне еще нравится — моряки тут возвращаются и рассказывают, что вот там классно, там красиво, там здорово.

А белорусы вечно приедут из Европы и давай хаять — там очереди, там то, там сё.

Россияне все время кем-то недовольны. Они все кем-то недовольны. Им подавай, кто виноват в их жизни. То чурки виноваты, то теперь чурки не враги, хохлы виноваты… Главное, что кто-то виноват, только не мы сами. Никакой личной ответственности. Это кто, я что ли сделал? Главное, чтобы не отвечать: «Это не я, это не мы».

И еще важное отличие. В разных странах, разных городах украинцы всегда объединяются — школы национальные, кружки какие-то, газетки печатают, ходят в вышиванках и с венками.

Белорусы все разобщены, русские вообще прячутся друг от друга.

А украинцы держатся вместе», — так, со свойственной ему резкостью, ответил Михалок.

Полный текст этого интервью — на портале «Украинская правда».