Беларусь перестала быть белым пятном на карте Болонского процесса и Европейского пространства высшего образования (ЕПВО). Россия, Казахстан — все присутствовали в едином европейском образовательном пространстве. Одна лишь Беларусь оставалась в изоляции. И вот наконец 14 мая делегаты Конференции министров образования стран ЕПВО и форум по Болонской политике на встрече в Ереване приняли решение удовлетворить заявку Беларуси и присоединить страну к общеевропейскому образовательному пространству.

Что такое Болонский процесс

В упрощенном понимании, Болонский процесс объединяет системы высшего образования отдельных стран в единое пространство. Он получил название от города Болонья на севере Италии. Там в 1999 году заложили его основы представители 29 европейских стран. Теперь таких стран уже 48. Чтобы государство было принято в Болонский процесс, система образования должна быть унифицирована в соответствии с несколькими основными требованиями.

Во-первых, это двухступенчатая система образования: бакалавриат и магистратура.

Во-вторых, это Европейская система перевода и накопления баллов (ECTS), которая позволяет вузам с легкостью оценить освоенный студентом объем знаний, а студенту — перевестись в другой вуз (даже в другой стране) без длительной волокиты, или засчитать стажировку.

В-третьих, Болонский процесс предусматривает выдачу сопоставимых степеней, приложений к дипломам, которые точно дают информацию о специализации выпускника. Это и есть то самое «признание дипломов»: отучился в Германии — работай по всей Европе без необходимости дополнительно подтверждать свою квалификацию.

Болонский процесс создает условия для мобильности студентов и преподавателей, это действительно транснациональная система образования.

Важно также, что Болонский процесс базируется на демократических ценностях и требует от университетов уважать академические свободы (свободу слова, свободу убеждений, свободу научного поиска). Требуется и широкое участие студентов и преподавателей в управлении образовательными процессами.

«Срезались» на академических свободах

Попытку присоединиться к Болонскому процессу Беларусь предпринимает не впервые. В 2012 году наша страна уже подавала заявку на вступление в Болонский процесс, но получила отказ. «Срезались» тогда на академических свободах: Болонский процесс требует выборности ректоров, прозрачности управления вузом, самоуправления студентов, отчетности ректората перед академическим сообществом. С этими пунктами в нашей системе образования большие проблемы.

Вузы в Беларуси полностью подконтрольны государству. Выборы ректоров Александр Лукашенко отменил и стал назначать их лично. Студенты в реальности никак не влияют на образовательную политику своей alma mater, роль студенческих советов исполняют ячейки БРСМ — политической структуры одного политика.

Подотчетны вузы лишь Минобразования, не раз бывали случаи преследования студентов за политические взгляды, увольнения преподавателей… Выглядит не очень-то по-европейски. Таким образом, три года тому назад Беларуси не позволили присоединиться.

Приняли «авансом»

Однако в 2015 году министры образования стран ЕПВО изменили мнение и дали добро на присоединение Беларуси к Болонскому процессу и ЕПВО. Нельзя сказать, что в высшей школе Беларуси с того 2012 года что-либо поменялось. Беларусь приняли в Болонский процесс с определенными условиями по реформированию системы образования, которые и прописаны в Дорожной карте. Приняли «авансом» — и это уникальный случай в истории Болонского процесса. Обычно ведь страна приводит свою высшую школу в соответствие европейским требованиям к вступлению в Болонский процесс, а не наоборот.

«Белорусский случай особенный. Никогда раньше прием страны не откладывали на три года и никому не отказывали при первой попытке вступить в ЕПВО, — говорит Владимир Дунаев, бывший проректор Европейского гуманитарного университета (ЕГУ) и член Общественного Болонского комитета Беларуси. — Беларусь настолько упорно игнорировала европейские академические ценности, что возникал вопрос: зачем ей членство в ЕПВО? Проверить исполнение этих требований ЕПВО запланировали на следующий министерский саммита в 2018 году», — объясняет Дунаев.

«В университете — тотальный контроль»

О несоответствии белорусского высшего образования Болонскому процессу говорит и доктор исторических наук Светлана Куль, которая более 30 лет работала в Гродненском госуниверситете, а в итоге с ней — доктором наук, автором многочисленных работ! — не продлили контракт.

«В Болонской системе есть несколько базовых принципов, среди которых, по моему мнению, для нас наиболее существенны четыре. Это соответствие предлагаемого уровня образования требованиям рынка труда; унификация учебных программ в рамках Болонского соглашения; широкая автономия высшей школы с активным участием преподавателей и студентов в управлении учебным процессом; свобода взаимоотношений между вузами разных стран. Оценивая нынешнее состояние отечественной высшей школы, не сложно заметить его несоответствие большинству этих критериев», — говорит Куль.

«К требований рынка труда у нас в значительной степени прислушиваются, — продолжает она. — Унифицировать программы будет не сложно. Однако у нас абсолютный провал с автономией и свободой взаимоотношений с зарубежными вузами. Когда в университете существует тотальный контроль за поездками преподавателей, а поездки за границу для участия в научных форумах возможны лишь во время отпуска и за собственный счет, о какой свободе может идти речь? Аадминистрация назначается, а не избирается, ведь выборы — фарс», — считает Светлана Куль.

Она уверена, что Беларусь не сможет «дотянуться» до требований ЕПВО при правлении Лукашенко.

Кроить — не перекроить

«Я не совсем понимаю, каким образом все эти изменения будут осуществлены в белорусской действительности, — говорит культуролог и профессор Университета культуры и искусства Юлия Чернявская. — Как будет реализована система кредитов, система мобильности? Настораживает и ситуация с учебными часами, поскольку под Болонский процесс можно легко подвести необходимость сокращения количества учебных часов.

Я за Болонский процесс, но это все должно быть подготовлено. Конечно, присоединение Беларуси — политический жест, отражающий потепление отношений с Европой, однако средств осуществить полноценный вариант Болонского процесса в Беларуси я пока не вижу».

Студенты надеются, что благодаря Болонскому процессу им будет легче путешествовать. Однако еще в 2012 году председатель Европейского студенческого профсоюза Алан Пэл заявил: «По нашему мнению, принятие Беларуси в Болонский процесс будет использовано лишь в целях госпропаганды, а в плане академических свобод для академического сообщества мало что изменится».

«В решении ЕПВО принять Беларусь присутствует геополитический интерес», — отмечает Владимир Дунаев.

А Светлана Куль иронизирует: «Здесь не в политической конъюнктуре дело. Европа заботится не о нас, а о своих детях — им жить с белорусами в одном доме. Однозначно, Беларусь в Болонском процессе — на руку Европе. Пусть из этого слона получится муха, но, возможно, хотя бы она будет свободно летать».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?