Серж Харитонов — председатель Ассоциации выпускников ЕГУ. Он родился в Гродно, в настоящее время проживает в Великобритании. Активно участвует в жизни белорусской диаспоры. Стало неожиданностью, что у себя фейсбуке он не скрывает принадлежности к масонству.

«Наша Нива»: Есть стереотип, что это довольно тайная, закрытая организация. И уж тем более редкость, чтобы принадлежность к ней публично афишировали. Или я ошибаюсь?

Серж Харитонов: Я и в реальной жизни не скрываю того, что принадлежу к масонству — в Англии масонству уже давно подозрительно не относятся, особенно на север от Лондона. В Шотландии ежегодно происходят масонские марши. Ничего необычного в том, что принадлежишь к масонской ложе нет… Кстати, многие мужчины, принадлежащие к королевскому роду Великобритании — масоны. Так же, как это было и в восточноевропейских странах 200 лет назад. Более того, Великий Мастер Объединенной Великой Ложи Англии, старейшей в мире масонской юрисдикции, к которой принадлежу и я, — это Его Высочество Принц Эдвард, Герцог Кентский.

Серж Харитонов на балконе своего лондонского офиса.

Не тайное общество, но общество с тайнами

Вокруг масонства сложилось множество страшных легенд — от историй про ритуальные убийства до «мирового жидомасонского заговора». Я понимаю, сложно убедить людей, что это не так. Тем не менее, все вместе взятое, что вы слышали о масонстве, и даже больше — неправда. В мире около 6 миллионов масонов, из них в Англии около 250 тыс. Мы, конечно, не тайное общество, но можно сказать, что мы общество с тайнами — как и любое частное объединение или компания в мире. Масонство в Англии — это элитный закрытый мужской клуб, который, тем не менее, «элитность» сопоставляет с интеллектуальным богатством кандидатов, а не толщиной их кошелька. Но, учитывая, что мы прежде всего благотворительное общество, несколько талеров никогда не будут лишними.

Масонство — весьма консервативное общество, поэтому сохранение традиций и секретов — важная часть масонской культуры. Например, траур по погибшим масонам-солдатам Великой войны 1914—1918 гг. был прекращен совсем недавно и были разрешены провинциальные галстуки: до сих пор масонам Великобритании запрещено было приходить на встречи с галстуками иных цветов, кроме черного. Традиционализм сохраняется, несмотря на прогрессивные взгляды большинства участников. Тем не менее, в течение последних трех лет масонство стало открытым как никогда — каждый желающий может посетить библиотеку, архив и музей в нашем главном здании на Ковент-гарден в Лондоне.

«НН»: Сколько вам было лет, когда вы пришли к масонству? Как это было? Вы сами пришли или кто-то предложил?

СХ: Масонство и масонская этика привлекали меня с детства, гуманистические идеи «королевского мастерства» для меня никогда не были чужими. Меня влекла интеллектуальная глубина людей, принадлежавших к масонству в прошлом, и этот мир казался мне загадочно-привлекательным, на уровне моей жизненной философии.

В 2011 году во время работы в консалтинговой компании в Москве я познакомился с ныне покойным Леонидом Мацихом — на то время наиболее влиятельным академическим экспертом по масонам в России. Я регулярно после работы посещал его лекции по масонству и теологии и решил, что я морально готов присоединиться к масонству. Вскоре я оказался в Англии — на родине «королевского мастерства» и был посвящен в первую степень масонства в начале 2015 года.

Посвящение в масоны никогда не забуду

«НН»: Ритуал приема в масоны действительно настолько торжественный? О нем можно рассказывать, или он секретный?

СХ: На сегодня ритуал посвящения в масонство не секрет, и при желании его описание можно легко найти в специализированной литературе. Но если вам интересно приобщиться к «королевскому мастерству», я рекомендовал пережить церемонию посвящения на своем опыте — это действительно яркая и очень красивая традиция, о которой вы будете вспоминать всю жизнь. После посвящения я несколько раз посещал церемонии других кандидатов, чтобы увидеть, как это выглядит со стороны.

Серж Харитонов (справа) с братом Алистером Скейлзом, познакомившим его с миром английского масонства. Символ «каменщика» — фартук и перчатки.

«НН»: Что вам дало масонство и что от вас требуется как от масона?

СХ: Масонство — это общественное движение свободных людей, духовная практика и этическое учение. Мы не политическая партия и не религиозное движение. Разговоры о политике и религии в Ложе строго запрещены — вплоть до исключения из общества. Приходя в масонство, человек входит в круг единомышленников-инноваторов, целью которых есть сделать мир лучше. Я обрел большое число друзей и просто интересных мне людей, с которыми мы разделяем общие интересы и любим весело проводить время. Кроме того, я занимаюсь изучением масонской истории и поиском белорусских масонских следов в Англии. К сожалению, информации по Беларуси здесь очень мало, но удалось найти некоторые уникальные масонские документы, в которых упоминается ВКЛ.

Английское масонство — это такой же феномен английской культуры, как британская монархия. Масонские традиции и ритуалы сохраняются в почти неизменном виде на протяжении уже трех столетий.

При этом в разных Британских провинциях и даже внутри одной провинции ритуалы могут отличаться от Ложи к Ложе. Если вы хотите действительно что-то понять о Британии и британцах, масонство — это уникальная возможность увидеть страну такой, какой ее никогда не познает турист. Но попасть в масонство может не каждый. Понадобятся рекомендации действующих каменщиков и биография, в которой нет ни уголовных записей, ни фактов ненадлежащего поведения, ни проблем с законом в какой-либо стране мира. Но даже при таких раскладах вас могут не принять в члены Ложи, если братья решат, что вы не можете присоединиться к их клубу. Получив отказ однажды, присоединиться в дальнейшем уже будет сложно. Женщинам и юношам до 21 года, к сожалению, также вход заказан. Существуют женские ложи, но они не признаются масонской юрисдикцией Объединенной Великой Ложи Англии.

Существуют и Ladies Nights

Не подумайте только, что все, чем мы занимаемся, — это серьезные дела. Масонство — это не только встречи интеллектуалов и бизнес-профессионалов, но и совместные праздники, летние барбекю, несколько бокалов хорошего пива в пабе и Ladies Nights — балы, которые бывают несколько раз в год, чтобы познакомить масонских избранниц с женами других участников Ложи и просто побыть в приятной компании друзей. Мы любим сходить вместе на концерт, посмеяться (иногда даже во время официальных церемоний), петь традиционные масонские песни и хорошо поесть после встречи Ложе. Не надо думать, что мы только и делаем, что сидим в фартуках и перчатках целый день и решаем судьбы вселенной на секретных встречах, у нас есть более интересные дела!

«НН»: И на вашем личной жизни это также отразилось? Кодекс масона ведь регулирует ваше поведение?

СХ: Личная жизнь остается личной жизнью. Масонство не тоталитарная секта И не мафиозная структура. Любое вмешательство в частную жизнь в Великобритании запрещено, никаких исключений для масонов нет. Конечно, есть дополнительная ответственность за свое поведение. Так же, как офицеры остаются офицерами, сняв форму после службы, как священники остаются священниками, даже если они на отдыхе на море. Ваше поведение вне стен Ложи — это ваше личное дело как разумного индивидуума. Существует кодекс английского масонства — «Книга конституций», она и регулирует масонскую жизнь. Первая из масонских Конституций была сформулирована в 1720-е годы, и с тех пор она много раз менялась, но гуманистические принципы сохранялись в основе каждой Конституции без изменений. Последний раз масонская конституция была изменена в 2014 году.

Зал Severn Street Masonic Hall — старейшего масонского центра в Бирмингеме.

Миром мы не управляем

«НН»: В итоге, помогло ли вам масонство в жизни или бывало, что и мешало?

СХ: Свободное масонство — это философская система аллегорий, мистерий и символов. Получая знания об их значении, иначе видишь привычные вещи и задаешь вопросы о том, правильно ли ты живешь и как можно улучшить жизни людей вокруг. Я разочарую тех, кто считает масонов всесильной организацией, которая управляет миром. Это не так.

Благодаря масонству я нашел для себя интересное хобби и обрел множество новых друзей. Как масон английской юрисдикции, я имею возможность путешествовать по стране и посещать любую «регулярную» Ложу (Ложу, признанную Английской юрисдикцией) в Великобритании и по всему миру. Такие Ложи существуют почти в каждом уголке мира. А какой вред может быть от того, что я занимаюсь саморазвитием и провожу время с друзьями, мне трудно представить.

К сожалению, разочарую вас еще раз: даже никаких финансовых или профессиональных преференций благодаря причастности к масонству искать нет нужды, поскольку вы их не получите. Великая Объединенная Ложа Англии — это вторая крупнейшая благотворительная организация Британии после National Lottery. Мне нравится то, что мы выделяем средства на научные исследования, например из последнего — на исследования в области онкологии, на гуманитарную помощь пострадавшим во время природных катаклизмов на Гаити и в Непале.

Последним был Тарашкевич

«НН»: Вы руководитель Ассоциации выпускников Европейского гуманитарного университета. Среди выпускников ЕГУ много масонов?

СХ: Я не думаю, что среди выпускников есть члены масонского общества. На самом деле, масонов-белорусов никогда не встречал и последний белорусский масон, о котором мне известно наверняка, — Бронислав Тарашкевич [автор первой грамматики белорусского языка и лидер Белорусской крестьянско-рабочей громады, самой популярной в Западной Беларуси партии 1920-х годов. Был арестован польскими властями, сидел в тюрьме в 1927—1930, 1931—1933, попал в Советский Союз из Польши в результате обмена заключенными. Там был казнен в 1938 году — Ред.], который в начале ХХ века являлся членом масонских лож «Томаш Зан» в Вильне и «Правда» в Варшаве.

Но это не значит, что за последние 100 лет белорусы не присоединялись к Ложам в других странах, поэтому мне было интересно познакомиться с другими масонами-белорусами, чтобы общими усилиями исследовать историю масонства в Беларуси. Ведь это тоже неотъемлемая часть нашей культуры как во времена Речи Посполитой, так и Российской Империи, БНР, БССР и того времени, когда Западная Беларусь входила в состав Польши.

Основательные исследования на тему белорусского масонства ведет глубоко уважаемый мною профессор Александр Смоленчук. Кстати, когда я был на весьма интересной выставке по белорусскому масонству в Несвижском замке, там была представлена интересная коллекция старинных регалий белорусских масонов.

История масонства в Беларуси впечатляет: Адам Мицкевич, Томаш Зан, Вацлав Ластовский, братья Луцкевичи — все эти люди были масонами. Я надеюсь, что у белорусов возникнет интерес к восстановлению традиций «королевского мастерства» в Беларуси и возрождению масонской культуры благотворительности.

«НН»: Чем отличается масонство британской традиции от французской?

СХ: Английское масонство — эзотерически нравственная практика, самую большую роль отводит духовному росту и благотворительным пожертвованиям. Французское масонство, как говорится, ангажировано деньгами и политикой, оно «революционное», вера в Бога там не является непременным условием для приема в общество. И, кроме того, во французской традиции женщины могут присоединяться к масонству, что неприемлемо в Англии.

Конфликт между английской и французской юрисдикциями существует издавна, и единственная Ложа во Франции, которую признает английское масонство, — это Grande Loge Nationale Française. Причем признание произошло лишь в прошлом году.

«НН»: С каким масонством — британского или французского типа — связаны американские масоны?

СХ: Роль масонов в США — отдельная тема. Вообще, современное масонство очень разнообразно: есть серьезные Ложи, а есть вполне комические пародии. Американская традиция почти полностью построена на английских правилах.

«НН»: А масоны Центральной и Восточной Европы?

СХ: Тоже на английских.

«НН»: Крупные скандалы 1970-80-х гг. были связаны с итальянским масонством. Ложа П-2, Личо Джелли, связи с аргентинскими генералами… Грязный след из Банка «Амброзиано», банкир, убитый под лондонским мостом. Было это случайностью или нет? Масонство — это все же в основе своей форма осуществлять определенную, пусть даже не прямую, власть над миром, да или нет?

СХ: «Меня терзают смутные сомненья»… Вокруг масонства существует огромное количество мифов, создаваемых реакционными силами или просто-таки необразованными людьми, которые всегда ищут виноватых или врагов, которые не дают им жить. Это могут быть масоны, евреи, «черные», эмигранты, соседка Зина… В Америке говорят, что масоны лелеют план разрушить Америку, во Франции — что у них заговор против Франции, в России — что против России, а в Англии — против Англии… Это все глупости, поскольку членам нашего общества категорически запрещено каким бы то ни было образом выступать против государства, в котором находится Ложа. Всеми масонскими Конституциями предписывается долг беспрекословного подчинения закону и властям той страны, где находится Ложа, а во время праздничного ужина предписано в любом случае спеть государственный гимн и поднять тост за главу государства: в Британии за королеву, в России — за президента, и так далее.

Вдали от глаз пролетариата

Невежество, стереотипы, зависть — мотивы нелюбви к масонству очень разные. Масоны — это прогрессивное, если хотите, инновационное движение. Быть инноваторами никогда не было просто. И когда успешные люди собираются где-то вдали от глаз пролетариата, «да еще и не зовут на встречи не то, что меня, но и даже бригадира Михалыча из третьего цеха, ну значит точно что-то нечистое замышляют, черти масонские».

Посмотрите на списки выдающихся масонов за рубежом: Ататюрк, Пушкин, Гёте, Моцарт, Оскар Уайльд, Генри Форд, Черчилль. И это только несколько имен! Современная интернациональная культура, научный прогресс, модель плюралистического общества — во всем этом, среди прочего, и многолетний повседневный труд вольных каменщиков и просто хорошо образованных людей, далеких от масонства.

Мы действительно много делаем для благотворительности в Англии и по всему миру, но есть вещи, которые к масонству не имеют отношения и существуют только в больных фантазиях людей, насмотревшихся телевизор: войны, политические заговоры, контролируемые кризисы, людоедство, низкие зарплаты, плохая погода, заложники в подвале… Действительно, среди масонов большое число успешных политиков и бизнесменов, которые время от времени делают нехорошие вещи, но если бы те же люди имели читательский билет библиотеки, вы же не будете говорить, что все читатели книг — воры? Так же и с масонством — мы не можем отвечать за каждого человека.

Против Поллика

«НН»: Масонство как-то повлияло на ваше решение выступить против кандидатуры Поллика как ректора ЕГУ? Вообще, что Вы думаете о ситуации в ЕГУ? Почему Вы лично настолько ангажировались во все это?

СХ: Никак не повлияло, я делал то, что считал нужным как человек, и не жалею о том, что рассказал правду о ситуации и ее фигурантах. Администрация, кстати, так и не ответила, почему Поллик со своей дырявой биографией — лучший кандидат на пост ректора белорусского университета.

Как не рассказал о своем выборе и Артем Анисимов (представитель выпускников во время голосования по кандидатуре ректора), который предпочел скрыться от ответственности и делать вид, что ничего не произошло.

Решение назначить Поллика ректором вызвало у многих разочарование, и я думаю, что сейчас лучше всего спросить академика Михайлова и его компанию седовласых магов от образования о том, чего ожидать от ЕГУ в дальнейшем.

***

Блиц

— Что для Вас малая родина?

— Я прожил в Гродно 18 лет, и я горжусь любимым городом. Я не очень-то верю в национализм больших пространств. Мне кажется, прежде всего нужно любить то место, где твой дом, твое сердце, и делать его лучше. Как и все жители Гродно, я не люблю Минск. Это не «мой» город. Пока что.

— Почему Вы выбрали ЕГУ?

— Виленский вольный дух превзошел академические ароматы Минска. Я долгое время мечтал побывать в Вильнюсе, и те годы, которые провел в университете, незабываемы. Спасибо ЕГУ за это.

— Ваш любимый футбольный клуб?

— Не увлекаюсь футболом. Разве что, поскольку я родом из Гродно, болею за местный «Неман». И горжусь Глебом. Когда я говорю, что родился в Беларуси, первое, о чем вспоминают иностранцы: «Ah, I know Belarus, you are the country of Alexander Hleb».

— Что Вы обычно едите на завтрак?

— Обычно не завтракаю вообще.

— Что Вы регулярно едите в Британии то, чего Ваши родители в Беларуси не едят?

— Если бы моя семья увидела, что я здесь ем, меня бы на улицу не выпускали погулять… Все что угодно ем. Бывает и фаст-фуд с утра до вечера. Такой здесь скоростной темп жизни. «Жудка-смачна» (намек на сеть быстрого питания «Хутка-смачна», что означает «быстро и вкусно», — Ред.). По белорусской еде скучаю в Британии!

— Как в Британии обычно отдыхают по выходным?

— Зависит от территории и социальной принадлежности. Многие семьи выезжают с детьми в парки или на шопинг. Пролетариат местами квасит так же, как и у нас.

— Последняя книга, которую Вы прочитали?

— «Чазенія» Короткевича из Скориновской библиотеки в Лондоне.

— Последний сериал, который Вы смотрели?

— True Detective, хорошее кино. Но не очень-то имею времени на такие вещи.

— Правда ли, что Вы работаете на Катарский фонд развития?

— Сразу скажу, что к моему масонству это не имеет никакого отношения. Я был первым белорусом, принявшим участие во Всемирном саммите по инновациям в образовании, который ежегодно организует Катарский фонд по образованию, инновациям и развитию. Кроме того, с группой коллег из рабочей группы под патронажем Катарского фонда по образованию я занимаюсь проектом по имплементации инновационных технологий в сфере специального образования на Ближнем Востоке. Власти Катара много сил вкладывает в развитие жителей своей страны, мы разрабатываем стратегию внедрения инновационных устройств для детей с проблемами слуха и речи в обычных школьных классах, чтобы помочь государству обеспечить достойный уровень образования для всех граждан. Возможно, спустя некоторое время я смогу этот опыт перенести в белорусские школы и помочь тем нашим детям, которые испытывают проблемы со здоровьем.

— Лондон для вас — это…

— Город возможностей.

— Вильнюс для вас — это…

— Город-любовь.

— Кто ваша «она»?

— Мы знаем, что мы вместе — и этого мне достаточно. Сейчас мы живем очень далеко друг от друга и видимся реже, чем хотелось бы. Такая она, любовь на дистанции.

— Беларусь для вас это «проект» или «Богом данная реальность»?

— Как говорил классик, «на Беларусі Бог жыве». У нас хорошие люди, может, немного инфантильные временами, но от этого не менее интересные, чем другие европейцы. Я путешествовал по миру и у меня есть с чем сравнить. Не хуже и не лучше других. Жители Англии — это японцы Европы. А вот загадочную белорусский душу я так и не понял до конца. «А хто там ідзе?» — это вопрос, на который нам всем трудно ответить. (Цитаты из произведений белорусских классиков Владимира Короткевича и Янки Купалы, — Ред.)

— Бог для вас это… Или его нет?

— Религия — это деликатный и очень личный вопрос для любого человека. Я не обсуждаю религиозные темы. Но обязательное требование при приеме в английское масонство — вера в высшую сущность, 'the Supreme Being'. Обсуждение религиозных вопросов в Ложе запрещено, но во время инициации каждый масон приносит свою Священную Книгу — Библию, Коран, Тору — и на ней присягает своим братьям-масонам хранить в тайне наши секреты… В начале истории британского масонства принимали только христиан, но с течением времени правила изменились.

***

Серж Харитонов родился в 1989 в Гродно. Окончил факультет международного и европейского права Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе в 2011 г. Участник гуманитарной операции по спасению жертв наводнения 2012 года в Крымске (Россия). Работал в HR-консалтинге, медиа и системе образования. Лауреат стипендии для международных аспирантов Бирмингемского университета (лучшего британского университета 2014 года по версии The Times и The Sunday Times), проживает в Великобритании. Серж Харитонов в Фейсбуке — здесь.

***

Сколько их? По словам Сержа Харитонова, в мире насчитывается около 6 миллионов масонов, из них в Англии около 250 тыс. Франкоязычная «Википедия» дает сведения о наличии по состоянию на 2005 год в мире от 2 до 4 млн масонов. Это намного меньше данных на 1950 год, когда их было около 7 млн.

Церковь и масонство. Католическая церковь осуждала масонство на всех его этапах. Во-первых, за религиозный релятивизм. Во-вторых, за секретность. Протестанты осуждают мистическое и оккультное в масонстве. Греческая православная церковь официально обвинила масонов в богохульстве. Мусульмане подозревают масонов в про-сионизме.

 ***

Если масоны из других лож и традиций захотят рассказать о себе, пишите на nn@nn.by, или в скайп nashaniva, или на личные контакты редакторов.