Вероятный кандидат в президенты Татьяна Короткевич рассказала «Нашай Ніве», на что она рассчитывает, и что планирует делать после них.

«НН»: Как вы вообще пришли к решению идти на выборы?

Во-первых, это мое решение, которое созрело не так давно. А идея была Владимира Прокофьевича [Некляева — НН]. Он говорил после парламентской кампании: а что все Некляев, вот Короткевич сидит!

«НН»: Может он пошутил?

Ну, он такой человек, что сложно понять… (смеется). Но я думаю, что он думает, о чем говорит.

«НН»: И после слов Некляева вы решили, что нужно идти в кандидаты?

Это решение возникло из поддержки. Я была в списке, четыре организации [«Говори правду!», БНФ, Белорусский социал-демократическая партия и движение «За свободу!» — НН] меня обсуждали, мое плюсы и минусы. Основное, на чем его выбор моей кандидатуры, это то, что идея мирных перемен может более эффективно быть озвучено женщиной. Я согласилась, потому что есть команда, которая меня поддерживает. Это совместная работа, коллективное решение.

«НН»: А вас не пугает отсутствие политического веса? Для большинства народа вы просто очередной неизвестный представитель оппозиции.

Так с этого и начинается политика. Я знаю, что мои рейтинги малы. Но я не собираюсь уходить. У нас есть стратегия на два года вперед. Тем более, политический опыт есть, это и работа в рамках «Народного референдума», и участие в парламентской кампании. В политике важно не останавливаться, если есть цели.

«НН»: А вы сами считаете себя лучшим «кандидатом в кандидаты»?

Я хотела бы, чтобы Владимир Некляев шел, но он сказал, что не будет участвовать.

«НН»: А почему его идею о едином кандидате не поддержали?

Мы, команда «Говори правду!», Его всегда поддерживали. Он хотел бы, конечно, чтобы его незавершенный гештальт завершился: конгресс, единый кандидат … Но, если Милинкевич отказался, то Некляев сам не захотел идти в кандидаты.

 «НН»: Почему кампанию не начали раньше?

Как только я узнала, что буду кандидатом, сразу начала кампанию.

«НН»: Но почему кандидата не выбрали раньше?

Именно потому, что мы не сосредотачиваемся на персоне. Таких людей, как Короткевич, должно быть больше. Мы все работали на идею «Народного референдума». В общем, я хотела бы, чтобы сегодняшняя дискуссия - «А почему Короткевич?», «А кто она такая?» — закончилась на этапе регистрации кандидатов, чтобы стали говорить, что нужно сделать, чтобы добиться мирных перемен.

«НН»: То есть, кандидата выбрали только в мае сознательно?

Нет, так получилось, потому что ждали решения Некляева, долго думал Милинкевич… Плюс существует же бюрократия внутри организации… Но то, что кандидат появился поздно, я не считаю ошибкой. Как есть, так есть.

«НН»: Но вы говорили, что вам не хватает времени, так как власть перенесла выборы на месяц раньше.

Мы немножко не успеваем, так планировали больше поездить, например, попасть в некоторые города несколько раз.

«НН»: Так может это ошибка вашей коалиции, что надо было подумать об этом раньше?

Мы в той реальности, которая есть, и реагируем на нее достаточно мобильно. Сейчас я проехала 11 тысяч километров, и горжусь тем, что делаю, потому что никто из политиков, даже демократических активистов, не спускается до низов.

 «НН»: Вы говорили, что власть перенесла выборы, поскольку боится конкуренции? Вы сами в это верите?

Да. Они очень сильно боятся потерять, то, что имеют.

«НН»: Но на фоне украинских событий, на фоне сегодняшней России позиции Лукашенко только укрепляются, разве нет?

Нет. Людей в регионах не очень интересует Украина. Их больше интересует собственное благополучие. А оно ухудшается.

 «НН»: И вы серьезно рассчитываете на победу?

Я ставлю максимальные цели. И если мы теперь их не достигнем, будем работать дальше: парламентская кампания, «Народный Референдум».

«НН»: Но вы идете за победой или чтобы просто максимально засветиться с помощью выборов?

Я иду, чтобы объединить людей вокруг повестки мирных перемен. И хочу, чтобы победитель, если это буду не я, знал, чего требует народ: уважения, новых экономических возможностей, веры в будущее. Это для меня важно.

«НН»: А на какую цифру вы рассчитываете? Сколько за вас проголосуют? Какую цифру будете считать приемлемой?

От 10 до 25% — и я буду считать, что многое сделала.

«НН»: За кого будете сами голосовать?

За Татьяну Короткевич, если она будет в списке.

«НН»: Что будете делать после выборов?

Призывать на Площадь я не буду. Я не могу гарантировать людям безопасность. Но когда народ выйдет на мирный протест, я выйду к людям. Мирный протест — это когда после голосования люди выйдут в город, погулять, встретиться с друзьями, обозначив себя символикой своего кандидата, флажками и так далее. Кто смелее может сделать плакаты.

В общем, мы продумываем различные сценарии поведения, в зависимости от ситуации. Точно говорить пока рано, все планы могут измениться.

«НН»: А почему вы отказались сняться? Или просто, в поддержку Статкевича?

Я самый сильный кандидат из всех. Почему я должна сниматься? Я представляю коалицию демократических сил. И у нас есть обязательства перед людьми, мы должны выполнять свои обещания перед людьми, которые подписывались за «Народный Референдум».

«НН»: Какие обещания?

Добиться мирных перемен.

«НН»: Если вы пойдете на выборы и проиграете - это приблизить мирные перемены?

Это политика. Ты тогда политик, если участвуешь в политических процессах. Если мы откажемся участвовать - это политическая смерть. Я считаю, мое участие в кампании - это и есть поддержка Статкевича, а не снятие в знак солидарности с ним.

«НН»: Как вы относитесь к критике? О вас говорят разное: и что вы «генератор штампов», и «проект Дмитриева», опять же сайт karatkevich.party с вашими цитатами …

Сдача мы и сами заходили, чтобы поднять себе настроение. Очень жаль, что его закрыли. Что же до другого … Про штампы пошло после моего интервью с Калинкиной, когда я волновалась, и это было очевидно. Надо было быть более гибкой, более креативной … То интервью меня заставили просмотреть много раз, разобрать, что не так. Но я вышла на публичное пространство, я готова к критике.

«НН»: А кто занимается вашим пиаром? Страйкбол с кандидатом - это вызывает улыбку.

Почему? Я люблю активный отдых. У кого это вызывает улыбку?

«НН»: Как минимум, у меня.

А мне люди звонят и пишут, хотят попасть на игру. Вам смешно, другим интересно.

«НН»: А этот слоган из ваших листовок: «Я за то, чтобы вы не стыдились показывать свои холодильники»?

Что с ним не так?

«НН»: Кому их показывать?

Сегодня люди оценивают свое благосостояние очень простыми вещами: сколько они могут потратить в магазине, или полная у них холодная … И часто люди говорят, что денег не хватает, и через пару дней холодная просто пустая, ее можно отключать.

«НН»: Это я понимаю. Но ответьте, кому люди должны показывать те холодильники?

Я вас услышала, и передам копирайтеру, чтобы они рассмотрели этот вопрос.