На встрече с представителями негосударственных СМИ Александр Лукашенко выразил желание побывать в урочище Куропаты, где происходили расстрелы жертв сталинских репрессий в 1930-е годы.

Фото Сергея Гудилина

«В Куропатах я бываю практически каждый день, проезжал мимо. И все думаю: зачем эти кресты просто к дороге выставили? Все-таки надо их немножко отнести. Потому что убрать их — наверное, это будет неправильно. Хотя очевидно это некая политическая демонстрация. На самом месте я ни разу не был, но планирую туда пойти. Я хочу там все-таки сам побыть (ну, это не публично), взять информацию, деполитизировать (я уже поручил, чтобы мне дали). Мне какая разница? Мне, президенту, который не виноват ни в чем, ни в сталинизме, ни в фашизме, разобраться — кто кого там расстреливал. Насколько это возможно. Я это сделаю. Мне помогут это сделать объективно. И я хочу там побывать. Пора поставить там точку. Проезжая мимо, я всегда об этом думаю», — цитирует Лукашенко «Радыё Свабода».

Мы попросили прокомментировать слова Лукашенко бывшего председателя «Молодого фронта» Павла Северинца, одного из участников обороны Куропат в 2001 году, когда через урочище планировали проложить кольцевую дорогу.

«Человек уже двадцать лет считает себя президентом Беларуси, но не съездил туда, не разобрался, — это непростительно. Я думаю, что визит Лукашенко в Куропаты возможен только с повинной. Это человек, который вел настоящую войну с людьми, защищавшими Куропаты (я не верю, что это делалось без его ведома). Только после покаяния можно говорить с Лукашенко о Куропатах. Это одна из тех болевых точек, где все предельно ясно.

Ясно, что такие слова звучат для выборов. И про белорусский язык, который за двадцать лет почти добит, и про Куропаты. Слава Богу, что дошло до таких разговоров. Но выглядит это все не очень привлекательно».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?