«Сколько ей, всего 38? Молодая!» — безапелляционно заявляют женщины с детьми, подойдя к пикету Татьяны Короткевич в минском универсаме «Столичный». Члены инициативной группы напоминают женщинам, что Александру Лукашенко 20 лет назад было 39, мол, всего на год старше Татьяны. «Так это же мужчина!» — настаивают на своём женщины и уходят.

Жара. +32 В тени. Вдоль ЦУМа и универсама «Столичный» растягиваются пикеты за действующего президента, Анатолия Лебедько и Татьяну Короткевич. Пристраиваемся к молодым людям из группы Короткевич, студентам, абсолютно ненавязчивым и тихим. Говорят, что на каникулах всё равно нечего делать, а так, хоть опыта наберутся в общении с людьми. Люди к ним подходят разные и по разным причинам. Кто-то — поставить подпись, кто-то — просто поговорить (особенно это любят бабушки на Комаровке), кто-то — «наехать» или даже потролить. Но, отмечают молодые люди, больше за Татьяну подписываются именно те, кто по идее в своё время голосовал за Лукашенко, люди пожилого возраста 1927, 30, 40, 50-го года рождения, которые реально хотят перемен. Молодёжь же выглядит пассивной и чаще игнорирует предложение поддержать возможного кандидата.

«Молодёжь любит, когда Татьяна приезжает — она же часто посещает наши пикеты, — рассказывают ребята. — И они такие: «О, кандидат в президенты!». Приходят, общаются. Это фишка, что можно живьём поговорить. Они видят, что она обычный человек, ездит на велосипеде, интересуется, почём ягоды на том же рынке. Они видят, что она абсолютно простая. Многие фотографируются с ней. Она всегда идёт навстречу».

Пока мы ждём Татьяну (она тоже должна появиться возле ЦУМа), за неё подписываются около 10-ти женщин. И все как одна говорят, что делают это, во-первых, в знак солидарности, во-вторых — в мире есть множество примеров, когда женщина прекрасно руководит страной, и в-третьих, только женщина может навести порядок в Беларуси, потому что мужчины уже себя показали. К тому же, там, где хозяйка женщина, не может быть войны.

«У Татьяны достойная биография, — говорит Лидия, пенсионерка. —Естественно, никто не думает, что женщина будет управлять нашей страной, и что тут вообще можно что-то изменить. На выборах победит вот кто (женщина показывает в сторону пикета за Лукашенко). Но отдать свой голос за то, чтобы хоть когда-нибудь что-то изменилось, считаю своим долгом».

Мужчины за 60 тоже не обходят пикет Короткевич:

«Я буду голосовать только за Татьяну! Она мне нравится, внушает доверие, как психолог. Разве мало президентов-женщин? Тэтчер была каким хорошим премьером! Какая женщина!»

К пикету Короткевич подходят и те, кто готов подписаться за всех, кроме одного кандидата.

«Не буду говорить, за какого не подпишусь, мне не нужны неприятности», — «отрезает» отчаянная старушка в шляпе, а когда достаёт паспорт, из него вылетают «посмешище — 2 миллиона 600, которые только что получила за 40 лет стажа». Парень рядом говорит, что он патриот Беларуси и России, и что считает нас русскими белорусами, но уверен, что управлять страной должен человек умный, как его сестра, например, и патриот: «А то, что у руля не тот человек, давно понятно, и все это знают. И даже боятся об этом говорить. Вот я сейчас говорю, а меня могут повязать».

Однако не все приходят на пикет целенаправленно и знают вообще, что сейчас происходит и зачем стоят пикетчики.

«Это же так красиво, женщина-президент. Об этом же весь мир узнает!» — мечтательно рассуждает ещё одна женщина. Она тут же собирается подписаться за Короткевич, однако у неё нет с собой паспорта. Да и вообще, спрашивает о том, зачем нужны эти подписи, и даже удивляется, что это пока не выборы президента.

Появляется Татьяна. Она стоит у стенда со своим изображением. Женщины, которые проходят мимо и обращают внимание на пикет, пробегают по возможному кандидату оценивающим взглядом. Женщина с сумками останавливается, сравнивает Короткевич с фото, мол, она, а потом говорит, что не доверяет женщинам:

«Женщина должна заниматься семьёй, что бы там ни говорили!» — и уходит, желая, тем не менее, успеха. А молодая девушка с радостью жмёт рукуКороткевич, делает селфи и говорит, что если Татьяна станет президентом, она будет всем показывать фото.

Садимся с Татьяной и руководителем её предвыборного штаба Андреем Дмитриевым в бус. Направляемся в Парк высоких технологий. По дорогеАндрей рассуждает, почему молодёжь, которая выросла за время правленияЛукашенко, настолько пассивна в политическом плане. А Татьянарассказывает, как однажды на пикете к ней подошла женщина и спросила, встречалась ли она уже с Лукашенко. Дмитриев шутит, мол, говори, что он шлёт смс-ки, но у тебя нет времени. Но Татьяне шутка не нравится — «это же мой избиратель, я не могу так шутить». И говорит, что эта женщина посоветовала соглашаться на работу, если Лукашенко предлагает должность.

И вот мы у белорусской Силиконовой долины — Парка высоких технологий. У пикета Короткевич как из-под земли тут же вырастает пикет Лукашенко. Из здания один за другим выходят молодые люди — у них обед! Но пройти мимо пикета претендента от оппозиции мало кому удаётся, так как в роли «зазывалы» сегодня тяжелая артиллерия — сам Сергей Возняк с помощником. Айтишники активно останавливаются, знакомятся с Татьяной, делают селфи. Есть те, кто быстро ставит подпись и убегает, есть те, кто проходит мимо, кто специально идёт за паспортом, и те, кто задаёт много вопросов Татьяне, скажем, нащупывают почву.

Спрашивают об опыте в управленческой деятельности, о том, как она собирается с гуманитарным образованием управлять страной, каким образом планирует увеличить зарплаты медикам и учителям, о будущем IT-сферы, о её биографии, чем занимается сейчас и не родственница ли она Владимира Короткевича. Обсуждение длится по несколько минут. Но, бывает, перерастает в дебаты.

Молодой человек: Как вы оцениваете свои шансы на победу в президентской гонке?

Короткевич: 50Х50!

Молодой человек: Отличные шансы (смеётся)! Вы участвуете в цирке! Всё понятно, что будет! Нужны статисты. И вы одна из них.

Возняк: Это не цирк! Статист — вы. Вы хотите, чтобы кандидат был один, Лукашенко!

Молодой человек: Я не люблю Лукашенко!

Возняк: Но вы ему помогаете. Потому что Татьяна создаёт ему альтернативу, а вы хотите, чтобы был один кандидат.

Молодой человек: С чего вы взяли!?

Возняк: Вы этому способствуете. Если вы не хотите подписываться за альтернативного кандидата и пришли его тролить.

Молодой человек: Я не могу подписаться, потому что у меня нет паспорта, это раз. Второе, я участвовал в предыдущих президентских кампаниях, ходил на митинги, хлопал, разговаривал с нашим электоратом. Так вот, айтишникам перемены нужны. Но их так мало. Они на общем фоне этого стада просто теряются. А вы участвуете в цирке. Я же не знаю, кто вас туда пригласил. Нам же нужны легитимные выборы и нам же нужны кандидаты. Дай бог, чтобы вы набрали один процент, если вам его отсыплют, или как там они распределяют.

Возняк: Они нам могут отсыпать и ноль, но наберём мы больше десяти.

Молодой человек: Ну ладно, наберёте вы 1,5 процента. 10 процентов вы в жизни не наберёте.

Возняк: Ну, первые опросы свидетельствуют, что мы наберём 25%.

Короткевич: Я очень серьёзно отношусь к тому, что я делаю. Я не собираюсь никуда уезжать, я собираюсь здесь дальше жить. Передо мной стоит вопрос: я буду влиять на ситуацию в своей стране, или нет.

Молодой человек: Нет, не будете.

Короткевич: А я верю, что буду, и этого достигну. Моя цель сейчас — не президентское кресло. Моя цель сделать так, чтобы мы, люди, влияли на политику государства…

Молодой человек: Что-то ваша кампания такая тихая? На прошлых выборах был Некляев, Козулин, их было слышно. Их движение было активное и серьёзное.

Короткевич: Сейчас другие условия.

Молодой человек: Я посмотрю вашу программу. Когда она будет опубликована?

Возняк: Программа будет, когда будет 100 тысяч подписей.

Однако подобные споры — скорее, исключение. Большинство молодых людей говорят, что Татьяна им внушает доверие, что она единственный симпатичный кандидат, и что они ждут второго тура и задают вопрос, как полесские бабушки:»А за кого ещё?». Ипамовския девушки тоже слушают Татьяну, некоторые говорят, что подпишутся, но не факт, что будут за неё голосовать, а некоторые искренне удивляются: «Как вы на это решились?! Вы не боитесь? Вы — смелая женщина». Татьяна признаётся, что боится, но страх её мобилизует.

В какой-то момент к пикету подъезжает милицейская машина. Стражи порядка говорят, что поступило сообщение о незарегистрированной символике (флаг «Говори правду»). Но Сергей Возняк их уверяет, что теперь всё разрешено. АТатьяна знакомится и предлагает подписаться за её выдвижение в кандидаты. Милиционеры, на удивление, соглашаются. Но паспорта они с собой не носят.

Обед заканчивается, жара становится невыносимой. За час пикет Короткевичсобирает более 100 подписей. Бус с Татьяной уезжает, оставляя одинокий пикет Лукашенко. За «плодовитый» для Короткевич час, пикет действующего президента никто не посетил. Но инициативная группа Лукашенко уже и так собрала не то, чтобы сто, а пятьсот тысяч подписей, поэтому сейчас может и отдохнуть. Единственное, что стоять под таким солнцем не очень комфортно.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?