Житель Солигорска пожаловался на местных сотрудников ГАИ — те не смогли составить протокол на белорусском языке. Однако в УВД Минского облисполкома ответили, что нарушения с их стороны не было.

Случай произошел еще в июне. Александра Молочко сотрудники Солигорского ГАИ остановили за мелкое нарушение. Разговаривать с ними Александр начал по-белорусски, и попросил, чтобы протокол был составлен на белорусском языке. Но ничего из этого не вышло.

«С тем фактом, что шторки на моем авто являются нарушением правил дорожного движения, я полностью согласился. Но я предупредил сотрудников ГАИ, что буду общаться по-белорусски и потребовал от них как от государственных служащих того же. Также я потребовал, чтобы протокол был составлен по-белорусски и на белорусскоязычном бланке, а иначе я не признаю факт правонарушения, — рассказал ПЦ «Весна» Александр Молочко. — К сожалению, единственное, что я услышал от инспектора Синельникова, который даже не представился по форме, как того требует процедура, это «калі ласка». На мое законное требование предоставить мне переводчика вышеупомянутый сотрудник ГАИ никак не отреагировал и продолжал обращаться ко мне только по-русски».

Молочко направил жалобу в местную прокуратуру. Но ту направили в УВД Минского облисполкома. Ответ на жалобу, за подписью временно исполняющего обязанности начальника управления Александра Астрейко, пришел. В нем утверждается, что никакой проблемы не существует. 

В письме говорится, что составление протокола сотрудниками ГАИ на русском языке, несмотря на требования водителя, чтобы он был по-белорусски, полностью соответствует действующему законодательству и требованиям Процессуально-исполнительного кодекса, который позволяет вести административный процесс на белорусском или русском языке. Переводчика же Александру Молочко не предоставили якобы из-за отсутствия соответствующего ходатайства.

Александр Астрейко сослался на существующую в Процессуально-исполнительном кодексе возможность вести процесс на любом из государственных языков. Нашлась для сотрудников милиции и легальная возможность игнорировать языковые права граждан, несмотря на требование законодательства в отношении государственных служащих, которые обязаны владеть обоими государственными языками.

Оказалось, что законодательством страны, а также ведомственными нормативными правовыми актами Министерства внутренних дел не предусмотрена ответственность сотрудника милиции за то, что таковой не владеет одним из государственных языков.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?