В штабе Улаховича встречает Леокадия Ромейко, доверенное лицо, и Владимир Громыко, начальник штаба «Белорусского казачества». Последний не расставался с фотоаппаратом, украшенным георгиевской лентой.

Владимир Громыко георгиевскую ленту повесил даже на фотоаппарат.

Штаб Улаховича — маленькая комнатка с несколькими столами. В углу — белорусский государственный флаг. Помещение находится в небольшом бизнес-центре в центре Минска. По словам Громыко, комнатку они снимают.

За одним из столов сидел таинственный человек с усами.

— Это из «Советской Белоруссии»! — сообщила Ромейко.

— Вы журналист? Так представьтесь, — предложил я.

— Зачем? — буркнул тот.

— А почему нет?

— А почему «да»?

— А почему нет?

— Я не хочу с вами разговаривать.

— Вы стесняетесь что ли?

— Дурак какой-то, — то ли представился, то ли попытался оскорбить меня этот симпатичный, но, к сожалению, плохо воспитанный мужчина.

— А что, вам все должны представляться? А чего он должен представляться? Сидит так и сидит. Мы обязаны всех пускать. Знаете анекдот про ребенка?.. — начала Леокадия Ромейко, но тут появился сам кандидат — Николай Улахович.

Леокадия Ромейко («казачий полковник и казначей») с таинственным усачом.

Для начала Улахович слегка пожаловался, мол, «Наша Нива» «настроена против него» и пишет «однобоко». Но беседовать согласился.

— Мы, в принципе, ждем вечера. Будем слушать пресс-конференцию Лидии Михайловны Ермошиной, на которой будут подведены итоги. Затем я поздравлю членов своего штаба, пожелаю им здоровья и семейного благополучия и мы расстанемся. А я поеду на ТВ — сначала на один канал, потом на другой, — сообщил Улахович.

По словам Улаховича, уверенным быть ни в чем нельзя. Но даже к неприятному он готов.

— Единственный мой прогноз таков — я не совсем верю, что обойду действующего президента.

— А зачем тогла было участвовать?

— Я же говорю, что не совсем верю. Вот, сижу, хочу убедиться: или меня победили, или я победил.

Всего в штабе Улаховича, по его словам, работает 29 человек. Но сегодня большинство разъехалось. Остальные, заверил кандидат, ездят по редакциям и отвечают на вопросы.

Николай Улахович на фоне Николая Улаховича.

В этой компании, сказал Улахович, его принадлежность к казачеству ему даже немного мешало.

— Я хотел уйти от этого, а мне навязывали постоянно. Я же нигде во время кампании не фотографировался в казачьем костюме. А то, что в газетах — это берут из интернета. Мое казачество — это не плюс и не минус. Но мешало. Ведь у нас человек в форме воспринимается этаким воинственным человеком. Готовый как бы к каким-то воинственным действиям или имеющий отношение к силовым структурам. Народу же нужен президент.

За результатами в течение дня Улахович не следит. Его люди в экзитполах не участвуют. А к тем, кто собирает данные на выходе с участков, он относится довольно скептически. Больше доверяет государственным подсчетам. Правда, когда Улахович попытался объяснить это, не обошлось без взаимоисключающих высказываний.

— Я доверяю вообще всему тому, что является государственным. Такая позиция человека. Что значит доверяю… Карл Маркс дочери Лауре говорил, каков его основной принцип жизни: «Все подвергать сомнению». Так и я, как нормальный человек, все подвергаю сомнению. У меня не может быть одного источника. Я и это подвергаю сомнению. Могу и то подвергать… Но это не значит, что я должен не доверять главному источнику — государственному. А так, я все подвергаю сомнению, почему нет? Почему все хотят от меня услышать, что вот, я верю только государственному… Неправда. Я подвергаю сомнению. Но это может быть расхождение полпроцента, процент, ноль пятых процента. Но в основном считаю, что государственный источник дает вероятную информацию.

Любопытно, что поздравлять победителя Улахович не собирается. Но может и поздравит.

— Нет, это, я считаю… Приличные люди этим не занимаются. Я признаю победу, кто бы это ни был, но не значит, что буду поздравлять. Не знаю, как это будет выглядеть… Во всяком случае, когда человек, который победит… Может он устроит пресс-конференцию, пригласит нас. Тогда будет возможность. Но чтобы специально — не совсем здорово. Все же, как бы мы ни говорили, все равно являешься конкурентам.

После выборов, сообщил Улахович, он продолжит заниматься политикой. Сказал, что нужно восстановить партию (он руководитель провластной Белорусской патриотической партии).

— Но… жизнь сегодня непростое. Сегодня я решил, что да, буду и дальше заниматься политикой. Завтра ситуация может измениться.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?