Семья Юлии Терентьевой и Станислава Абразея полтора года назад кардинально изменила свою жизнь. Из обустроенной квартиры в минском Уручье, не оставив никаких путей для отступления, они переехали жить в деревню под Браславом (Витебская область).

Юля — бывшая журналистка, а теперь мама двух дочерей, Эли и Лили (им сейчас 8 и 7 лет соответственно), и двухлетнего Марка. Стас — адвокат. Они живут в собственном доме на берегу маленького озера, ведут небольшое хозяйство и чувствуют себя вполне счастливыми.

У Юлии и Станислава две дочери и сын. Дети ездят в детсад и школу в Браславе. Это примерно 10 км. 

Их деревня называется Зарачье, живет там около 100 жителей, и стоит она на озере Рака (ударение на первый слог).

«Наша Нива»: Почему вы решили отказаться от «благ цивилизации»?

Юлия Терентьева: Каких «благ»? Что такое жизнь современной мамы в Минске? Это забеги в поликлинику, где очереди по 40—50 человек; отсутствие возможности выбрать хорошую школу, определить ребенка в хороший детсад, где ежемесячные «родительские взносы» — бесконечная конкуренция и распихванне друг друга локтями.

Парковок не хватает и во дворах, и возле учреждений, которые приходится посещать. Детские площадки разломаны и завалены «продуктами собачьей жизнедеятельности». Я не знаю ни одного кафе или ресторана, где бы был столик для пеленания, чтобы можно было переодеть ребенка.

«Возможности большого города» и «жить в Минске очень удобно» — это мифы. Я сравниваю Беларусь с Латвией, где теперь зачастую бываю. [До Латвии из Браслава ближе, чем до Минска, Витебска, и даже Глубокого. — Ред.] Там много детских площадок. Возле большинства торговых центров — отдельные семейные парковки. В магазинах — отдельные «семейные» кассы для посетителей с детьми, беременных женщин. Как-то я с двухмесячным сыном встала в очередь в аптеке — уже через несколько минут меня заметили и сразу пропустили к окошку. Тогда я заплакала. Это и есть показатель. В Минске отношение к маме с детьми совсем иное. Ни статус, ни деньги, ни воспитание, ни красивые платьица на дочках не являются защитой от раздражения окружающих на тебя и твоих детей. И обязательно встретится человек, который найдет, за что сделать замечание.

Я устала в стремлении соответствовать запросам общества. А о ненависти к многодетным семьям нечего и говорить.

«НН»: Теперь у тебя нет необходимости зарабатывать деньги, ты занимаешься детьми, а муж обеспечивает все потребности семьи. Если бы финансовое положение вашей семьи было другим — уехали бы вы?

ЮТ: Думала ли я об этом? Скорее всего, да. Я из тех, кто в случае необходимости всегда найдет, как заработать. Не гордая — если понадобится, пойду полы мыть. Мы живем здесь полтора года. Во время туристического сезона я обратила внимание, что предложения в среднем ценовом сегменте практически отсутствуют.

Отдохнуть на Браславщине действительно стало очень дорого. Таким образом, я увидела свободную нишу, которую надо занимать. Это отдых для людей со средним достатком.

Дом Юли и Стаса — простой, но просторный. Сложен из блоков, двухэтажный, 86 кв. м, по польскому проекту 90-х годов. Участок — 40 соток.

Для себя я выделила конкретное направление: я хочу дать возможность отдыхать мамам с детьми. Вышло так, что минувшим летом нам удалось за одну базовую величину приобрести добротное здание бывшей школы в небольшой деревне на берегу озера. Вот этим проектом я сейчас и занимаюсь — превращаю бывшую школу в центр семейного отдыха.

Здание школы в деревне Пеликаны удалось купить за одну базовую величину. Школа была построена еще при Пилсудском, по типовому для того времени проекту. Строили, как и всюду, местные мастера на средства правительства. Юлия мечтает превратить школу в центр семейного отдыха. Но там еще уйма работы… На заднем плане — костел Святого Якуба.

«НН»: Как относятся к вам местные жители?

ЮТ: Местные жители — спокойные, доброжелательные, они хорошо понимают, что такое душевный комфорт, и умеют его находит, не боятся делать для этого смелые шаги. С их помощью я поняла, что человек может быть счастлив где бы то ни было, если он готов трудиться. Возможность заработать можно найти повсюду, в том числе и в Беларуси — у нас только может быть больше сложностей, чем в Балтии или в Польше. Но это вполне возможно.

Семья намерена превратить бывшую школу в центр семейного отдыха. Но труда ради этого придется вложить немало.

Я за душевный комфорт, за то, чтобы люди перестали насиловать себя и заниматься тем, что делает их несчастными. Нам такого комфорта сильно не хватает, при этом большинство боится себе в этом признаться и не знает, где его искать. Мая «Браслава» должна стать таким местом, куда можно приехать, чтобы найти свой душевный комфорт, успокоиться и поделиться этим спокойствием с детьми, мужем, наконец, распространять его и дальше.

«НН»: Почему ты ориентируешься именно на эту категорию — мамы с детьми?

ЮТ: Знаю по себе: молодой маме тяжелее всего отдохнуть, будь это хоть пятизвездочный отель Хилтон «аll inclusive» на берегу Атлантического океана. Если семья отдыхает с детьми, то мама — пионервожатая. Она не отдохнет. Я хочу, чтобы такая мама приехала ко мне и у нее был выбор: поиграть с ребенком на детской площадке, оставить его на занятиях и пойти купаться, пригласить няню и уехать на велопрогулку или уснуть на три-четыре часа.

«НН»: Вот, у вас гуси ходят у дома. Ваше довольно разнообразное хозяйство — это необходимость или развлечение?

ЮТ: В тех объемах, какие у нас, экономической прибыли хозяйство не дает. У нас есть соседи, которые держат по нескольку коров, свиней, кур десятками, и у них хозяйство — это нормальное средство существования. Мы завели птицу и живность прежде всего ради детей. Если ты несешь ответственность за существо, которое слабее тебя, то понимаешь, что оно от тебя зависит и умрет, если ты о нем не позаботишься — это формирует совершенно особое мировоззрение.

Когда моя старшая дочь ходила в детсад в Минске, она мне говорила: «Мама, я выйду замуж за Гордея, потому что он дарит мне красивые игрушки». И встречала меня дочь не приветствием, а вопросом: «Что ты мне купила?» Дети вели между собой разговоры: «Моя мама купила мне новую юбку, она меня любит. А твоя тебе — нет!»

А сейчас мой двухлетний сын приходит из детского сада и бежит кормить кур. Потому что он знает, что, если он покормит курочку, — та снесет ему яичко. А если не покормит — тогда та умрет. Дети понимают: чтобы было тепло, нужно нарубить дров и протопить печку. Чтоб был на столе зеленый салат, его надо посеять, а потом за ним ухаживать. И это важно. 

По огород пустили четыре-пять соток: зелень, ягоды, кабачки, тыквы — простые овощи, выращивать которые посильно и детям.

Юлия и Станислав завели живность ради детей, чтобы те приучались к работе.

«НН»: Что вы думаете об образовании ваших детей?

ЮТ: Младший сын посещает детсад, а дочери учатся в начальной школе. У меня не возникло ни одного вопроса ни к воспитателям, ни к учителям. Они замечательные, настоящие профессионалы, каждый на своем месте. Браславская гимназия, куда мои дети будут поступать после начальной школы, входит в сотню самых сильных средних учебных заведений Беларуси, нет сомнений, что это образование будет полностью конкурентоспособным в сравнении с минскими школами, где большой вопрос с кадрами.

А дальше посмотрим. В Браславе, например, превосходные музыкальная и художественная школы, с хорошей классической базой и очень хорошими преподавателями. Туда тоже ходят мои дети, я очень довольна.

«НН»: Задуматься о том, что настало время внести в жизнь перемены, когда…

ЮТ: …Когда приходит понимание, что твоя жизнь — бесконечный цейтнот. Когда утром выходишь из дому, спускаешься в метро и чувствуешь ненависть ко всем и каждому. Когда садишься за руль и намеренно провоцируешь остальных водителей. У каждого свои пути обретения покоя, я не говорю, что всем надо все бросить и уехать в деревню. Кто-то будет счастлив за компьютером в маленькой квартирке на последнем этаже небоскреба. Надо искать свое.

Озеро возле дома — райский покой даже зимой.

Расходы и логистика

На бензин уходит столько же, сколько тратишь, когда живешь в минском микрорайоне. Коммуналки нет, но дорого обходится электричество.

Кем работают он и она в Браславе?

Юля — частный предприниматель, оказывает информационные услуги. Стас — адвокат Витебской коллегии адвокатов.

Как они добираются в магазин, школу, банк?

В семье две машины. Кроме того, в Браслав ходит рейсовый автобус. Детей в школу и детсад возит школьный автобус. Школа, поликлиника, СТО, банки — все в Браславе, в 7—10 км от дома. Круглосуточный банк есть и на погранпереходе (11 км от дома). До АЗС — 5 км. Крупные магазины в Браславе («Евроопт», «Виталич»), магазин райпо — в 3 км, автолавка в деревне бывает 2 раза в неделю.

Что покупают в сельском магазине, а что — в Браславе?

В деревне покупают хлеб, бакалею, колбасу (она там собственного производства, вкусная), дети на велосипедах катаются за мороженым. В Браславе — раз в неделю мелкооптовая закупка по списку. Многое привозят из Прибалтики: кофе, чай, сладости, бытовую химию.

Продали ли они минскую квартиру, чтобы купить этот дом?

Получился обмен без доплаты: двушка с отличным ремонтом в Уручье на этот дом. В доме отремонтировали только санузлы. Летом планируют переделать систему отопления и утеплить дом снаружи.

Как они отапливают дом?

Есть система парового отопления (котел, торфобрикет, затраты — около 2 млн в год), есть печка. Больше нравится отапливать печью… Вместе с дровами на баню годовой расход — две машины дров (примерно 1,5 млн).

Какую они используют воду?

Есть деревенский водопровод, но он старый, вода в нем грязная. На участке есть свой колодец, из него электронасосом подают воду в дом. Вода вкусная.

Какая в доме канализация?

Местная, септик, применяется биохимия, ассенизация — раз в год.

Что там с интернетом?

В доме оптоволокно «Белтелеком», из мобильных операторов — МТС.

Какие коммунальные платежи?

Коммуналки нет, платят только за электроэнергию. С учетом расхода энергии на насос, бойлер, строительные инструменты, без экономии выходит 500—700 кВт·ч в месяц. Это около 800 тысяч на сегодня. Мусор вывозят сами.

А что с поликлиникой в Браславе?

Очень хорошая поликлиника. Все специалисты, которые нужны нашей семьи, есть. Врач по вызову домой приезжает скорее, чем в Минске.

Куда теперь они ходят в парикмахерскую?

Юлия: В Браслав — стрижка+покраска+краска дешевле, чем 200 тысяч.

Станислав: В Браслав — стоит 60 тысяч.

Муж: «Расширилось пространство для моей мужской самореализации»

— Что оказалось сложнее всего после переезда?

— Здесь только плюсы. Расширилось пространство для мужской самореализации. Добавились приятные простые обязанности (рубить дрова, косить траву).

— Какие моменты можно назвать самыми комфортными, а какие самыми дискомфортными в жизни под Браславом?

— Комфорт — значительное расширение личного пространства. Дискомфорт — большие расстояния, время на дорогу.

— Сколько времени в день тратите на хозяйство и поддержание дома?

— Занимаюсь хозяйством два-три раза в неделю минимум полтора-два часа. Когда работы много, зову соседа на помощь — за оплату.

— Как часто вам приходится бывать в Минске?

— Моя работа связана с выездами, поэтому я бываю в столице иногда и пару раз в неделю. Несколько же раз в месяц — точно.

— Занимаетесь спортом после переезда?

— В тренажерный зал в Браславе хожу через день, летом — бегаю.

Блиц-вопросы Юлии и Станиславу

— Как зовут детей?

— Лилия, Эвелина, Марк.

— Ваши любимые блюда?

— Драники по семейному рецепту мужа.

— Самая вкусная рыба из озер это…

— Судак.

— Что покупаете у соседей?

— Молоко.

— Если в доме закончилась соль, вы…

— Идем к соседям.

— Сколько денег уходит на бензин в месяц для жизни в деревне?

— На машину Юле — до миллиона.

— Минск для вас это…

— Юность.

— Какое ваше любимое место в Браславе и окрестностях?

— Брусчатка, пляж, Замковая гора, но только когда там мало людей. Лучшее же место на Земле — собственные качели на берегу озера.

— Самая большая ваша мечта это…

— Открыть наш центр семейного отдыха «Браслава».

* * *

Дауншифтинг — социальное движение, наиболее распространенное в Австралии и США. Точный перевод (англ. Downshifting) — переключение автомобиля на более низкую передачу.

Этим термином называют философию «жизни для себя», «отказа от чужих целей». Люди, которых называют дауншифтерами, сознательно отказываются от благ, которые пропагандируются «обществом потребления», как то карьера, накопление материальных средств, статусность и т.д.

Некоторые исследователи разделяют дауншифтинг на две категории: «дауншифтинг создателей» и «дауншифтинг бездельников». Первые обычно попросту меняют свои правила и приоритеты. Вторые, как правило, имеют некий источник пассивного дохода, например сдают в аренду квартиру, и путешествуют по экзотическим странам, проводя время в безделии. Самыми популярными странами для этого считаются Таиланд и Индия.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?