20.03.2016 / 13:44

«Для моей матери и сестры я псих» — интервью с трансгендерной белоруской 86

«Ни мои родители, ни сестра, ни друзья — ни один человек из моей прошлой жизни не согласился принять меня такой, какая я есть. Я сумела принять себя три года назад, мне было 29», — признается корреспонденту «Нашей Нивы» Алина. Она зарабатывает, делая ремонты. И вынуждена избегать «пролетарских районов».

Алина — девушка, которая родилась в мужском теле. Она транссексуалка.

— Люди боятся и воспринимают агрессивно то, о чем не знают, что им непонятно. Они не отзличают, например, сексуальную ориентацию от гендерной идентичности — для большинства это одно и то же.

Моей матери и сестры не имеет смысла что-то доказывать: все равно я псих и меня надо лечить. Не стоит и говорить о том, как мне было страшно, каким чудовищем я сама себя считала, пока не начала по капле добывать информацию.

Транссексуальность — нарушение гендерной идентичности, когда человек полностью отбрасывает свой гендерный статус.

«Сначала были сигналы»

— Ни мои родители, ни сестра, ни друзья — ни один человек из моей прошлой жизни не согласился принять меня такой, какая я есть. Но самая большая проблема трансгендеров не в том, что их не принимает общество, а что они сами не могут принять себя. Я сумела принять себя три года назад, мне было 29. Стоило сделать это раньше, но уже как случилось.

Нельзя сказать, что я сразу поняла, что во мне не так — были какие-то отдельные сигналы. Например, я очень не любила ходить в парикмахерскую, а хотела иметь длинные волосы, как у моей младшей сестры. И я не понимала, почему нас одевают по-разному. Но никаких вопросов не задавала — стала тайком одеваться в девичью, когда оставалась одна. Меня интересовали игры, которые принято считать девичьими: «классики», «резинки», «дочки-матери». Ребята играли в «ножик» или «квадрат», но это не было мне интересно.

Каждый день я видела свою сестру и сравнивала нас, завидовала ей. Со временем, через душевную боль, через недоразумение, что это у меня между ног, и другие очень интимные моменты, я понимала, что хочу быть девочкой. Даже когда я, наконец, смогла признаться себе в этом, то продолжала скрывать свои мысли. В моем детстве были и попытки самоубийства, и принудительное лечение в «психушке»… Мне было очень страшно.

Согласно официальной позицией Всемирной профессиональной ассоциации по гендерному здоровью (WPATH) — крупнейшего в мире объединения врачей, специализирующихся на работе с трансгендерными и транссексуальными людьми транссексуальность — не патология, а отличие. Для многих трансгендерных людей оптимальным решением является хирургическая операция и изменение паспортного пола.

«Женщина внутри меня никуда не исчезала»

— Когда я повзрослела и поняла, что из меня не получается девочка, я решила стать мальчиком. В течение долгого времени делала попытки жить «мужской» жизнью. Пыталась погасить внутренний разлад алкоголем, как это делают почти все знакомые мне трансгендеры.

Но в конце концов поняла, что это не имеет смысла. Сколько бы я ни старалась, женщина внутри меня никуда не исчезала. И не превращалась в мужчину, как того требовали стереотипы общества вокруг меня.

Алина — справа. Теперь никто из вас не узнает на улице, что эта женщина на самом деле родилась мужчиной.

Самые близкие чаще всего не хотят принять человека таким, какой он есть, так как это требует очень больших усилий. Родители не знают и не хотят знать своего ребенка. Даже если сын соберет всю решимость и скажет матери: «Я чувствую себя девочкой», та чаще всего ответит: «Ну и прекрасно, иди помой посуду». В подавляющем большинстве те трансгендеры, которые совершают камин-аут, осмеливаются признаться в своей особенности, теряют семью.

Много лет я страдала глубокой депрессией, ненавидела себя и ежедневно занималась самобичеванием. Когда я перестала прятаться и стала искренней сама с собой, ежедневно сталкивалась с тем, что на меня смотрят как на животное в зоопарке. Но я поняла очень важную вещь: то, что люди не принимают меня — это не моя проблема. Это их проблема. Теперь мне все равно, что обо мне думают и как смотрят.

Я не хочу прятаться. Хочу быть открытой и разрушать стереотипы, показать, что, кроме черного и белого, есть другие цвета. Хочу, чтобы все знали, что есть такие люди, как я, относились друг к другу более аккуратно. И не делали поспешных выводов.

Камин-аут (англ. Coming out — «раскрытие», «выход») — публичное добровольное объявление о гендерной или сексуальной принадлежности. Среди знаменитых современников камин-аут как трансгендерные люди совершили певицы Дана Интернешнл, Кончита Вурст, актриса Лаверна Кокс, продюсеры фильма «Матрица» сестры Вачовски, сын певицы Шер и другие.

«Иногда это выглядит некрасиво»

— Быть девочкой — не значит иметь женские половые признаки.

Акушерский пол назначают при рождении на основании этих признаков, но очевидно, что этого мало. Никому не приходит в голову делать младенцу медицинские тесты и анализы на выявление гендерной принадлежности. Такие методики используются, например, криминалистами, и они гораздо более точные. Действительно, существует много девушек с нулевым размером груди (считай — без них), то что — они тогда не женщины?

Для меня наличие каких-то половых признаков не является определяющим. Среди моих знакомых достаточно людей, которые не похожи на всех остальных. Мне достаточно того, что человек говорит, например: «Обращайся ко мне как к мужчине (или женщине)». Мне легко так сделать, и удивительно, почему подавляющему большинству людей в нашем обществе — трудно.

Одежда и вообще вид на самом деле не играет значительной роли в данной ситуации. Так, с детства я чувствую себя более комфортно в юбке или платье, но это не обязательный мой атрибут. Многие трансгендерные женщины так провокационно подчеркивает свою женственность одеждой и макияжем, что это выглядит почти противно. Я не понимаю, зачем ежедневно использовать килограмм косметики — это же вредно для кожи! Считаю, что макияж должен быть незаметным. Одеваюсь так, чтобы мне было уютно. Мне давно понятно, что никому ничего не надо доказывать. Я чувствую себя уверенно.

«Когда-то я думала, что смогу выйти на улицу в женской одежде только при условии, если у меня в руках пулемет. Слава Богу, что сейчас все немного иначе», — Алина (на фото — справа)

Шейн Хинис (Shane Henise) — стажер в трансгендерных медиа-подразделения GLAAD и аспирант Колумбийского университета, создал фотопроект о микроагрессии к трансгендерам. Он показал транссексуалов, которые держат в руках плакаты с типичными фразами, которые слышат в свой адрес. «Несмотря на то, какими некрасивыми могут вам показаться эти цитаты, я знаю, что трансгендерные люди, и я в их числе, слышим их все время. Это далеко не единичные случаи», — говорит автор.

«Ты никогда не будешь настоящей женщиной». Кита Апдайк, трансгендерная женщина, модель. Из фотопроекта Шейна Хиниса.

«Я избегаю пролетарских районов»

— Я избегаю людных мест, например, рынков, и «пролетарских» районов вроде Каменной Горки. Зачем провоцировать людей и искать приключений на свою голову?

Также мне проще делать покупки в магазинах, где «советский» сервис и продавцы не обращают внимания на тебя.

Ранее случались, конечно, разные случаи, когда, например, я в отделе женской одежды задаю какой-то вопрос — а продавец начинает меня расспрашивать, какие рост и вес у моей девушки. «Вы меня не видите?» — говорила. Надо отметить, что чаще персонал реагирует быстро и дальше помогает без вопросов. А что они там думают, когда я ушла, меня не волнует. Это уже не мои проблемы.

«Зарабатываю, делая ремонты»

Моя особенность никак не мешает мне зарабатывать деньги. Я делаю ремонты. Работаю одна, так как в компаниях мне очень некомфортно, прежде всего, присоединиться к обсуждению, кто сколько выпил и кто сколько девок имел.

Заказчиком все равно, кто будет делать им ремонт — главное, чтобы он был сделан хорошо.

У меня много контактов среди ЛГБТ-сообщества. Трансгендеров среди них очень мало, но я знаю, может, около сотни человек в Минске и других городах Беларуси — как девушек, так и парней. Большинство из них скрываются от социума и, прежде всего, от себя.

Сложилось так, что близких друзей у меня не было и нет. Но есть какой-то круг, в нем примерно половина трансгендеров и половина тех, чей биологический и социальный пол совпадают.

«Круто! Ты мой первый транс-друг». Родриго Хэн-Лехтинен, трансгендерный мужчина, активист и фандрайзер социальной справедливости. Из фотопроекта Шейна Ханиса.

В Минске мало мест, где я могу отдохнуть, но они есть. Я частенько бываю в киноклубе журнала «Мэйкаут», иногда проводятся тематические вечеринки в столичных клубах. Есть места, где доброжелательно относятся к людям, принадлежащим к ЛГБТ, но их очень мало. К сожалению, мы живем не в Европе и даже не в Москве, где достаточный выбор мест, в которых можно проводить время людям с самыми разными потребностями. Недавно в Минске прошел квир-фестиваль. На нем было уделено много внимания домашнему насилию, феминизму, гомосексуальным отношениям — но об этих проблемах уже давно и всем известно. О трансгендерах же не было сказано ни одного слова! Будто нас нет…

Иногда я смотрю тематическое кино и понимаю: оно снято сорок или пятьдесят лет назад. Пятьдесят! Это тот срок, на который мы отстаем от европейских стран в гендерных вопросах. Но у меня нет мыслей куда-то уехать, так как трансгендерам везде живется одинаково, и от страны это не зависит.

В общем можно сказать, что наше общество пытается меняться и более толерантно к ЛГБТ-людям, чем, скажем, в России.

Я чувствую потребность в создании сообщества для трансгендерных людей. Здесь нужна и помощь, и консультации, и поддержка — психологическая, медицинская.

Важная задача — информирование общества о том, что мы есть, что мы обычные люди, которым чуть меньше повезло в жизни, чем остальным.

Также нужен кризисный центр, так как трансгендеры гораздо чаще страдают от насилия с самых разных сторон.

ЛГБТ — аббревиатура, которая означает лесбиянок (Л), гомосексуалов (Г), бисексуалов (Б) и трансгендеров (Т). Беларусь в рейтинге терпимости к ЛГБТ находится на 135 месте из 194 стран мира.

Сегодня в Беларуси нет зарегистрированных ЛГБТ-организаций. Впервые такая организация в Беларуси (Белорусская Лига «Лямбда») была создана в 1998 году в Минске. В 1999 году Министерство юстиции отказало БЛЛ в регистрации. Организация просуществовала до 2005 года. После неоднократно происходили попытки зарегистрировать ЛГБТ-организацию официально, но ни одна не удалась.

Интимное

— Для меня было бы идеально выйти замуж за трансгендерного парня. Я не исключаю возможности, что и генетический мужчина может в меня влюбиться, понять и принять. Но эта вероятность значительно меньше, к тому же, трансгендеру понятны все мои особенности и ничего не надо объяснять. Я знаю одну такую пару, они живут в Москве, ведут совместный бизнес и вполне счастливы.

«Как вы занимаетесь сексом?». Дила, трансгендерный мужчина, актер, писатель, комик, и его партнерша — генетическая женщина. Из фотопроекта Шейна Хиниса.

Если честно, случаются истории, когда трансгендерные девушки после длительного лечения и серии хирургических операций вступают в постоянные отношения с генетическими мужчинами, и они не догадываются об их прошлом. Но это опасно. Был случай, когда муж узнал, что его жена не всегда была такой, и просто убил ее топором.

У меня есть безусловный настрой на то, что все будет хорошо. Если он есть — ничего плохого не происходит, я знаю это точно. Что касается удивленных взглядов и повышенного внимания — так всегда люди, отличные от стереотипа, будут их привлекать. Бабушка-фрик в красных чулках и в зеленой шляпе, или молодая девушка с розовыми волосами, или я в юбке.

Яна Ласка, фото Виталия Грабуна

1
Мікола / Ответить
19.03.2016 / 19:20
Вой-ёй, НН, навошта вы пэцкаецеся ў гэта?
1
уколы / Ответить
19.03.2016 / 19:24
Окно Овертона. Белорусы не будут с этим мириться, не навяжете. Всех вылечим.
1
Яўген / Ответить
19.03.2016 / 19:24
Честно вам скажу что присмотревшись на фото мне видно где жанчына а где мужчына! Очень жаль этих людей-сильную боль причиняют они своим близким! Общество не готово принять их. Одно дело когда ты например работаеш, общаешся с таким человеком (может желееш его где то в сердце) он не мешает тебе, а другое когда он начинает как бы боротся за свои "права" создаёт официально разрешённые организации, какие то акции пикеты, литературу твоему ребёнку даёт почитать-ведёт пропаганду своего образа жизни. Защищать их хорошо покуда эта беда не коснётся твоей семьи!
Показать все комментарии/ 86 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера