26 апреля исполняется 30 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС — одной из крупнейших экологических катастроф в истории человечества. То, что осталось от станции, брошенный город Припять, загрязненные леса и опустевшие деревни — все это зловеще напоминает об опасности, которую таит прогресс. Однако, со временем Чернобыльская зона стала своеобразным экстремальным аттракционом, куда стремятся искатели приключений и острых ощущений.

Турфирмы давно уже предлагают экскурсии в Припять — и клиентов хватает. Однако, хватает и тех, кто посещает Зону нелегально. Причем, как правило, они возвращаются туда снова и снова — Зона не отпускает.

Один из таких нелегалов рассказал «Нашей Ниве» о своих путешествиях. «Я был там уже семь раз, — говорит наш собеседник Дмитрий. — И, наверное, вернусь еще».

31-летний Дмитрий женат, имеет двоих детей.

31-летний Дмитрий живет в Жодино, работает прорабом. Женат, имеет двоих детей. Живет не хуже других — построил трехкомнатную квартиру, достраивает дачу. Казалось бы, ну что еще нужно?

Однако, в 2011 году Дмитрий неожиданно для себя обзавелся новым необычным хобби — и в итоге стал «сталкерам».

«Самоходами» или «сталкерами» обычно называют тех, кто бывает в Зоне нелегально. Название «сталкер» пришло из фантастического романа Стругацких «Пикник на обочине».

Согласно книге, сталкер — это человек, который проникает в Зону и выносит из нее различные артефакты, которые обычно продает и тем самым зарабатывает на жизнь. Но после выхода фильма Андрея Тарковского словом «сталкер» стали называть бескорыстного проводника, ориентирующегося в запретных и малоизвестных другим местах. Особую популярность этот термин применительно к Чернобыльской Зоне обрел после выхода компьютерной игры S.T.A.L.K.E.R., действие которой происходит именно в населенной мутантами Зоне и городе Припять.

Наш собеседник поехал в Зону не в поисках приключений и мутантов. Его привлекло нечто иное.

«Я и в «Сталкер» играл, но без фанатизма. А потом где-то случайно увидел пару фоток из Зоны. Заинтересовался. Начал искать информацию, смотреть снимки. И вот в 2011 году поехал в Зону с экскурсией, — вспоминает Дмитрий. — Но на экскурсии здесь поводили, там поводили — и все. В основном, никуда нельзя. Поэтому все это лишь распалило интерес».

Дмитрий в Припяти.

Дмитрий вернулся домой после экскурсии, посмотрел фотки — и понял, что в Зоне осталось еще много интересных мест, которые он не увидел. Тогда он начал читать форумы «самоходов». Спустя год решил отправиться в Зону еще раз — теперь уже самостоятельно. Отпросился на два дня с работы и рванул.

«Меня жена перевезла на машине через белорусско-украинскую границу и вернулась в Беларусь. Дальше я пошел сам вдоль заброшенной железной дороги», — говорит Дмитрий.

Ольга, жена, смеется: говорит, за мужа не волновалась. Больше боялась, что с малым водительским опытом пришлось возвращаться одной на машине — да еще и ночью.

«Так получилось, что я вышел из машины вечером, около 11.00. Решил сразу идти. Прошел около 12 километров. Палатку не брал, переночевал в спальнике».

Бывают в Зоне и вот такие находки.

Всего до Припяти Дмитрию надо было пройти около 45 километров. Он рассчитывал, что это займет у него 10 часов. Но без привалов идти невозможно: то воды набрать, то просто немного отдохнуть… В итоге, он шел в течение полутора суток. Страшновато было, признается Дмитрий, в бытовом плане, без всякой мистики: следил, чтобы шею не свернуть, ведь места совершенно незнакомые. Особенно испугался, когда однажды ночью столкнулся с диким кабаном — но пронесло.

После еще одной ночевки Дмитрий около семи утра вошел в Припять.

«Облазил город: походил по квартирам, детским садам… Детсады сильно впечатлили: там валяются эти игрушки — советские, совсем простые, такие же, как в моем детстве. И школы тоже — там по сей день стоят парты, лежат книги…»

Фото из детского сада в Припяти.

«К вечеру вспомнил, как читал где-то, что в Припяти очень красивый закат. Сел поужинать около 7 часов вечера. А у меня бутылка водки была — ну, я выпил граммов 100—150 за ужином. А устал настолько, что сразу же и заснул, не увидел никакого заката, — смеется Дмитрий. — Проснулся только в 4 утра. Ладно, думаю, встречу хотя бы рассвет. Поднялся на крышу 16-этажки. Посидел… Ну, думаю, пора возвращаться домой».

Но опять же, говорит Дмитрий — многого увидеть не успел. Поэтому, спустя полгода он решил снова поехать в Зону — на этот раз не один. В интернете познакомился с единомышленниками — и в ноябре 2012 года отправился снова в Чернобыльскую Зону. Втроем они провели там 4 дня: на этот раз Дмитрий посмотрел все, что хотел.

«Все-таки компанией и веселее и не так страшно. Еды с запасом взяли, спиртного немного…, — признается Дмитрий. — Было круто».

После той поездки Дмитрий ежегодно ездил в Зону нелегалом, иначе говоря — «самоходом», «сталкером».

У сталкеров свой негласный кодекс поведения — из Зоны нельзя ничего забирать и нельзя разбрасывать там мусор. Запрещено «вандалить» — бить стекла, оставлять граффити.

Нелегальные туристы — публика самая разная. Однажды, вспоминает Дмитрий, встретили даже батюшку из России, который тоже был в Зоне не впервые.

С другими «сталкерами» конфликтов не возникает. Наоборот, если нужно — друг другу помогают. Например, если остается вода или продукты, то, чтобы не тащить назад, их прячут, а где-то на видном месте оставляют об этом записку — возможно, припасы пригодятся кому-то еще из «самоходов».

Записка от украинских «сталкеров»

На поездку, продолжительностью около недели, уходит 100—200 долларов. Иногда, даже меньше. Было время, Дмитрий с единомышленниками ехали машиной на Вильчу, отселенный поселок в полусотне километров от Чернобыля. Теперь чаще едут поездом или автобусом в Киев, потом в Иванков, а оттуда уже можно заказать такси в Зону. Так и удобнее — не надо идти пешком, и проще, ведь на машине могут и не пропустить. Последние несколько раз «сталкеры» из Беларуси ехали в гражданской одежде, поскольку сегодня компания молодых здоровых мужиков в камуфляже, которые едут в Украину вызывает соответствующие подозрения. Поэтому они переодеваются в камуфляж, в котором обычно идут в Зону, уже после того, как окажутся в Украине.

«Но в Киеве однажды я шел в камуфляже, а мне навстречу точно так же одетый мужик, наверное из АТО. И он ни слова не говоря руку протянул — мол, дай пять. Я дал, не стал уже объяснять, что здесь по другим делам», — вспоминает Дмитрий.

Из Беларуси провизию не везу, покупаю обычно в Украине. Исключение — разве что тушенка и сухой гороховый суп в брикетах.

Полевая сталкерская кухня.

Они берут с собой спальники, белье, посуду. Обязательно — несколько пар носков. Фонари, батарейки к ним, примус, керосин, фильтры для воды. Уже в Украине покупают сим-карты с интернетом, чтобы иметь связь, ну и провизию. Непосредственно перед входом в Зону рюкзак весит 20—30 килограммов, говорит Дмитрий. Воду набирают в Зоне, потом ее фильтруют. Раньше брали прямо на пристани, потом «коллеги» подсказали другое место, полузатопленную бывшую насосную станцию, где вода лучше.

Ночуют «сталкеры» в пустых квартирах. По словам Дмитрия, можно найти и такие, где даже обои почти не отклеились.

Спальное место в брошенной квартире.

Одежду и обувь после путешествий проверяют дозиметром. Дмитрий говорит, что радиацию они не накапливают.

«Правда, однажды друзья зашли в подвал больницы, куда скидывали одежду первых спасателей, которая дико фонит по сей день. После этого обувь им пришлось выбросить — тоже стала фонить», — рассказывает он.

Бывает, что в Припяти встречаются и собаки. «Сталкеры» их подкармливают. Дмитрий говорит, что проверял дозиметром — собаки не фонят.

Радиация накапливается в организме. Но «сталкеров» это не очень-то пугает. Они утверждают, что не ходят в опасные места. В последние две поездки, говорит Дмитрий, он и дозиметр не брал. Говорит, а что его брать, если все места уже хорошо знаешь? Но, по словам Дмитрия, раньше дозиметр был всегда при нем: «Постоянно проверяли фон. Однажды шли по дороге — настроили дозиметр так, чтобы он сигналил при опасном фоне. Услышали, будто машина едет, спрятались в кустах, — а там показывает почти в два раза выше, чем мы предполагали. Прошли дальше — а там показывал совершенно дикие цифры. Такие места старались пройти побыстрее».

Говорят, что в Зоне нельзя разводить костры. Но, говорит Дмитрий, он и его друзья иногда разжигали костер: «У костра фон не слишком-то повышается. Но пепел фонит уже этак нормально».

Больше неприятностей, чем радиация, могут доставить правоохранители. Но опять же — заплатишь штраф и отпустят. Во время одной из поездок, как только Дмитрий и его друзья вошли в Припять, сразу попались милиции.

На крыше дома быта «Юбилейный»

«Нас отвезли в Чернобыль, в военную часть, там мы переночевали. Не сказать, чтобы держали под стражей, но выходить за пределы расположения части запретили. Посадили нас в комнату, где был еще один украинский «самоход» и один из России. А у нас были и колбаса, и мука для блинов, и примусы… Ну и алкоголя немного. Короче, как развели мы кулинарию, то правоохранители начали заглядывать к нам в гости. Пришлось угощать их блинами, — смеется Дмитрий. — На следующий день, нашу компанию, как иностранцев, отправили на Славутич. Заплатили мы штраф — относительно небольшой — и все на том».

Еще одна опасность Зоны — звери. Дмитрий говорит, что волков не видел. А лося, лису встречал. Также частые гости в Припяти — дикие кабаны.

«Большая опасность — кабаны. Встречал их часто. Однажды мы обжили квартиру на втором или третьем этаже. Вечером уставший, а интернет внизу ловит плохо. Мы поднялись на 9 этаж, «потупить» в телефоны маленько. Сидим — слышу, шум на улице. Блин, думаю, наверное, милиция по наши души. Выглядываю — а там кабаны, целая стая, голов 50. Я выкинул бутылку какую-то из окна — та разбилась об асфальт, кабаны испугались, убежали.

А еще был случай, когда с большим стадом столкнулись на земле. Там были самки с детенышами, а это уже очень опасно.

И деревьев рядом не было, чтобы залезть. Поэтому просто замерли и стояли, пока они пройдут, — вспоминает Дмитрий. — А однажды, неожиданно вечером встретили туристов. Они обычно приезжают днем, поэтому мы тоже испугались. Но быстренько сбежали, они нас даже не заметили».

Кроме зверей и милиции в Зоне бояться нечего. Сам Дмитрий — человек без предрассудков. В мистику не верит. Тем более, что и баек или легенд о Зоне среди «сталкеров» не ходит. Во всяком случае, Дмитрий не слышал. 

Белорусский группа «сталкеров», в которую входит и наш собеседник, получила название «Korogod Group» — по названию небольшой деревни Корогод, что в нескольких километрах от Чернобыля. 

Дорога на Корогод.

«Я понимаю, что Зона — место великой трагедии. Но, раньше это никогда на меня не давило. А вот в последние три раза, когда в темноте поднимались в многоэтажке — почему-то было не по себе. Я шел последним и иногда даже передергивало. Оглянешься, фонарем посветишь — нет, никого там нет. Но опять же, это мне так казалось. Моим спутникам было нормально».

Многоэтажки в Припяти.

В Зоне много интересных мест, говорит Дмитрий. Он даже составил нечто вроде собственного топ-5 достопримечательностей:

1. «Завод «Юпитер», который работал на оборонку — там огромная территория. Остались и станки, и печи, и лаборатории…

2. Военный городок Чернобыль-2, или его еще называют Ч-2. Там находится «Дуга» — бывший секретный объект, гигантская радиолокационная станция, которая работала на систему раннего обнаружения пусков межконтинентальных баллистических ракет.

Дмитрий с друзьями возле «Дуги».

Это огромные металлические конструкции — 100 и 150 метров высотой и почти с полкилометра длиной. Наверх залезть — надо около 40 минут. Но если залезешь… Там есть на большой антенне маленькая площадка, выходишь — и под тобой как будто ничего нет. Ты на вершине мира.

3. Детский сад №4 «Золотой петушок». Именно тот, с детскими игрушками.

Игрушка из детсада.

4. Центр города. Это дом культуры «Энергетик» и гостиница «Полесье».

За спиной Дмитрия — ДК «Энергетик»

5. Школа №2. Там обрушилось полздания — и теперь будто бы в разрезе, видны парты, мебель…

В школе №2.

Вообще-то, там все интересно. И заброшенный бассейн, и стадион, на котором уже вырос целый лес… Все интересно».

В парке развлечений.

Во время своих путешествий Дмитрий с друзьями не только обходят привычные места. Иногда, приходит и вдохновение.

«В одну из поездок набрали свечей. Вечером пошли к двум 16-этажным домам. В одном был фотограф, а в другом мы выставили свечи в окнах квартир, зажгли их там — и будто бы жилой дом получился. Красиво. Мне давно хотелось так сделать — и вот, получилось», — рассказывает он.

Тот самый «жилой» 16-этажный дом.

Кроме Зоны, Дмитрий с друзьями поездил и по Беларуси — были на заброшенных складах вооружения в Речице, в ракетных шахтах в Сморгони… Однако, все равно, не раз возвращался в Припять.

«Там время остановилось. Это экскурсия в прошлое, ты будто бы попадаешь обратно в Советский Союз. Я не знаю, где еще такое можно почувствовать.

Я все уже там увидел… Но хочется снова поехать. Тянет в Припять. Поеду ли еще раз — не знаю. Да и жена против… В предпоследний раз, в ноябре 2015 года, перед поездкой пришлось достать деньги из заначки и купить жене золотые сережки — чтобы отпустила, — признается Дмитрий. — А последний раз был совсем недавно — вернулся из Припяти четыре дня назад. Это и экстрим, и отпуск… Дома работаешь-работаешь, работаешь-работаешь — постоянно на телефоне, по 150 звонков каждый день. И так все время: работа—дом—дача, работа—дом—дачу… А туда вырвешься на неделю — совсем другой мир. И не звонит никто».

У Дмитрия на работе есть несколько бывших ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Я не скрываю, куда езжу. Но они мне ничего не говорят — только крутят пальцем у виска. Наверное, думают, я чокнутый».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?