04.05.2016 / 12:06

Роды в Вильнюсе: «Совместное пребывание в палате — мама, папа и малыш — стоит перенять нашим роддомам» 43

Минчанка Дарья Альперн-Катковская поделилась с корреспондентом «Салiдарнасцi» своими впечатлениями от родов в Литве и сравнила условия в роддомах Минска и Вильнюса.

Своего второго ребенка Дарья решила рожать в Вильнюсе.

Фото: Юлия Мацкевич

Изучая варианты, Даша узнала о трех клиниках.

— Балто-американская — это санаторий в лесу за 4000 евро. Городская клиника на Antakalnio. Открывшиеся после ремонта Санторишки, где палаты похожи на номер в отеле и стоимость в полтора раза выше. Но как выяснилось, если сложные роды, то везут в городскую клинику, поэтому мы и выбрали ее — бюджетный и безопасный вариант.

— Мы думали, что у нас будут естественные роды. Планировала партнерские — с мужем и доулой [помощницей, которая оказывает роженице психологическую поддержку], — рассказывает Дарья.

В Минске роды с двумя партнёрами не практикуются.

— На 30-й неделе мы с мужем приехали в Вильнюс, нам показали роддом в клинике на Antakalnio, провели в предродовую, показали палаты. Мы побывали везде, кроме операционной.

Для естественных родов здесь много вариантов. Женщина может рожать в любой удобной позиции — в воде, стоя, сидя, лёжа. В Минске это нереально.

Дарье и Сергею предложили приехать за неделю до предполагаемой даты родов.

— Мы приехали на 39-й неделе, сняли квартиру на той же улице, где родился мой муж. Сын родился на 41-й неделе. За это время я несколько раз побывала на приеме у доктора. Он меня осматривал, делал УЗИ, беседовал со мной, но что меня удивило: денег за это не брали. Договор до родов мы не заключали. Счет выставили уже после рождения ребенка.

Сын Давид появился на свет не естественным путем, как планировалось. Дарье сделали операцию кесарева сечения по медицинским показаниям.

— Врач уговорил меня на операцию. Что важно: меня не пугали. Мы разговаривали с врачом на равных. Я делилась своими опасениями — он мне рассказывал о возможных последствиях и дал мне право подумать и решить. На меня не давили.

Операцию проводили не под общим наркозом, а со спинальной анестезией.

— 10 лет назад мне делали спинальную анестезию во втором минском роддоме, где родился мой старший сын Алесь, — вспоминает Даша. — И мне есть, с чем сравнивать.

В отличие от минского роддома, в клинике Вильнюса медики проговаривали каждое действие: сейчас мы вам уколем такое-то лекарство, от него могут быть побочные эффекты (перечисляются), сейчас мы введем анестезию, вы почувствуете то-то и то-то. В Беларуси мне не хватает такого диалога с врачами.

Еще одно отличие от кесарева в Минске: антибиотик Даше ввели до операции, а не после.

— В минском роддоме мне показали ребенка на расстоянии трех метров, сказали: «У вас мальчик». После этого сына унесли, и мы не виделись полтора суток. В вильнюсской клинике мне показали ребенка личиком, забрали малыша всего на несколько минут для того, чтобы взвесить и измерить рост, а потом сразу приложили к груди. Полтора часа, пока я отходила после наркоза, малыш провел со своим папой в детском отделении. Затем нас перевели в палату, где мы жили трое суток.

После рождения маленького Давида отдали папе

После операции Дарье нельзя было вставать сутки. За малышом ухаживал папа.

В клинике Вильнюса большинство женщин после родов живут в палатах с мужьями.

— При желании мы могли отдать сына на детский пост, но справлялись сами. Медперсонал не ходил к нам по часам, как это принято в белорусских роддомах. Вызвать медсестру или врача можно нажав на кнопку на стене.

У меня спросили, нужна ли мне помощь с грудным вскармливанием. Я сказала, что нет.

На руки малышу надевают такие бирочки.

В первые сутки, пока я не вставала, каждые 2-3 часа приходила медсестра, которая меня мыла специальной пенкой.

Кстати, за все время, проведенное в клинике, только одна молодая медсестра не знала русского языка, мы с ней общались на английском. Все говорили с нами на русском.

Еще одно отличие от минского роддома: новорожденный спал в кровати с мамой.

— Мне никто не говорил: «Мама, выньте ребенка из кровати». У меня спросили: «Вы уверены, что не задавите его? Вы спали раньше с ребенком?». Я сказала, что да. Больше вопросов не задавали.

Даша приняла решение докармливать сына, потому что молоко пришло на шестые сутки.

— Простерилизованные бутылочки, соски, смеси — в свободном доступе.

Меню для мам, по мнению Даши, не очень отличалось от рациона минского роддома.

— Еду приносил в палату муж (кстати, кормили только меня). Сергей сказал, что меню было несколько, но так как я была после кесарева, мне давали перетертый супчик, пюре и котлету. В клинике есть отдельная комната с микроволновкой и чайником.

Так кормят мам после кесарева в вильнюсском роддоме.

Здесь нет правила, как одевать новорожденного. Хочешь — давай свои одежки. Хочешь — пользуйся роддомовскими ползунами-кофточками. По словам Даши, вещи в хорошем состоянии.

На второй день после родов в палату принесли большую коробку с пробниками для мамы и малыша: бутылочки, подгузники, влажные салфетки, крем для заживления трещин, чай для лактации.

— Можно месяца два ничего, кроме подгузников, не покупать. Самым полезным, на мой взгляд, была карта в магазины «Максима», которая предоставляла 20% скидки на все подгузники.

Коробка с пробниками для мамы и малыша

По словам Даши, на вторые сутки после операции она встала и пошла.

— Я чувствовала себя намного лучше, чем после первого кесарева. Кстати, обезболивающие уколы были в первый день после операции. Потом давали свечи, поскольку считается, что они лучше при грудном вскармливании.

На третьи сутки после родов Дашу с сыном выписали.

— Перед выпиской меня осмотрел врач, сделал УЗИ.

— Мы прогулялись с коляской по Вильнюсу и зашли выпить кофе и съесть тортик. После родов в Минске это кажется фантастикой. Там меня выписали на девятые сутки, и все это время я не видела свою семью.

На шестые сутки после родов Даша пришла в клинику, чтобы снять швы.

Роды в клинике обошлись семье Альперн-Катковских в 1020 евро (за кесарево и пребывание в больнице, за проживание мужа и анализы, прививки и осмотр ребенка).

Документы малышу на выезд из Литвы семья сделала быстро.

— В больнице на следующий день выдали справку о рождении. С ней нужно ехать в ЗАГС, где ребенку выдают свидетельство о рождении. Его переводят на русский язык и заверяют у нотариуса.

— Единственной проблемой было сфотографировать ребенка так, чтобы у него были открыты глазки и были видны оба ушка. Первые двое суток наш ребенок открывал или один глаз, или второй, — смеется Даша.

Родители устроили фотоохоту — и первый снимок для документа был готов. В фотоцентре за пару евро его обработали.

Первое фото на документ

— В белорусском консульстве за 20 минут выдали справку на возвращение. Она похожа на белорусский паспорт — только без обложки. Там было написано, что ребенок едет в Беларусь в связи с тем, что он родился в Литовской Республике. На границе вопросов ни у кого не возникло.

Справка на возвращение в Беларусь

Не могу не спросить у Даши, чему белорусским роддомам стоит поучиться у литовских:

— Самое главное — это то, что муж с тобой. Женщина не чувствует себя одинокой. Для мужчины это тоже очень важно — сразу быть со своим ребенком. Он находится рядом, видит, каково жене пережить роды, что с ней происходит. Совместное пребывание в палате, где живут мама, папа и малыш, стоит перенять нашим роддомам.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
Жэ / Ответить
04.05.2016 / 11:58
У меня толькі пазітыўныя ўспаміны ад 2 радзільні Мінска. Былі увесь час разам.
0
Keks / Ответить
04.05.2016 / 12:02
I što takoha asablivaha ū rodach u Viļni ? Nu, litary na papierčynach nie kiryličnyja. Što jašče ? Nie razumieju.
0
Хунвэйбiн / Ответить
04.05.2016 / 12:04
Цукар там цукравей, роды радзей, кажучы карацей! Лепей там дзе нас няма(з пянёнзамi))
Показать все комментарии/ 43 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера