18.06.2016 / 10:43

Ivan не знает, кто такая Светлана Алексиевич 45

Встретиться с Александром Ивановым — или Ivan'ом — довелось в минском «Евроопте» на Денисовской. Там певец участвовал в розыгрыше автомобиля и исполнил свою песню «Help you fly», с которой выступал на «Евровидении». Подождав, пока закончится долгая очередь желающих сфотографироваться или получить автограф, «Наша Нива» поинтересовалась у певца чем он живет после конкурса, как оценивает свое выступление и почему Виктор Дробыш достоин ордена Скорины.

«Наша Нива»: Расскажите, что сейчас делаете, чем занимаетесь после «Евровидения».

Ivan: Работаем очень плотно на студии. Записали песню. В скором времени она появится на радиостанциях. Дай бог, появится и клип. Пока не буду обещать, еще не знаю, но песня уже готова, мастеринг уже прошел.

Сейчас пишем очень много песен. Собираем песни, которые уже есть. Очень много демо-версий, очень много материала, осталось только скомпоновать этот материал, найти те самые песни, включить их в альбом.

«НН»: На русском или на английском языке записываете?

Ivan: И на русском и на английском. Мы себя не ограничиваем в этом.

«НН»: А на белорусском почему не пишете?

Ivan: Мы об этом думали, и я думаю, что такая песня появится, и может, даже не одна. Мы это тоже не отрицаем.

«НН»: А гастроли? Сейчас нет ли у вас какого-то тура?

Ivan: У нас есть концерты.

«НН»: Сольные или сборные?

Ivan: Сборные. Сборные концерты, их сейчас будет очень много. «Маёвка live» в Москве прошла, когда приедем будет еще «Music Box». То есть концерты какие-то есть. А чтобы ехать в туры и собирать большие площадки, нужен материал, над которым мы сейчас работаем.

«НН»: Дало ли Евровидение толчок в плане популярности?

Ivan: Безусловно. Евровидение… Знаете, когда вы общаетесь с ребятами из других стран, директора между собой общаются, и естественно кто-то, директор команды, как например с Кипра, команды «Minus One», тоже проводит там какие-то фесты. И уже они тебя знают, тебя приглашают. И, конечно же, узнаваемость. Мне очень много пишут и в фейсбуке, и в личку в инстаграме, и очень много пишут, что удивительно, ВКонтакте иностранные ребята. Я стараюсь отвечать, но поток слишком велик. И, конечно же, приоритеты нужно расставлять, я стараюсь отвечать папе, потому что он у меня периодически сидит ВКонтакте. Ему стараюсь отвечать, но, в основном, мы созваниваемся.

«НН»: Так на Кипр вас пригласили?

Ivan: Да. Я, правда, не знаю, на какой фестиваль, но знаю, что такое предложение поступило. А уже детали выясняют PR-агенты и менеджеры.

«НН»: А зарубежные гастроли? Волны такой не было?

Ivan: Волна, она есть. Но не ехать же на гастроли с одной песней.

«НН»: То есть все опять же упирается в материал?

Ivan: Сейчас объясню. Материала тоже много, хватит не на один альбом, потому что мы очень много пишем. Но этот материал должны услышать, а для того, чтобы его услышали, нужно его выпустить, чтобы люди понимали, на что они идут, что они будут слушать на концерте.

«НН»: А как вы оцениваете свое выступление на Евровидении?

Ivan: Мы сработали на много процентов. Прямо на сто процентов. И после того, как я сошел со сцены, было абсолютное счастье. Перед выходом на сцену мне Виктор Яковлевич [Дробыш] сказал: «Люди пришли сюда порадоваться. Понятно, что адреналин, и так далее… Порадоваться, в принципе. Они видят тебя, они хотят и ждут улыбки. Улыбайся! Радуйся!». И с таким настроением он меня просто вывел на сцену.

И я и сам «протащился» от того, что произошло. Потому что это важный факт — самому наслаждаться тем, что происходит на сцене. И репортеры, которые берут интервью на Евровидении об этом часто говорят. Выключается микрофон, и они говорят: «Главное, просто наслаждайся всем, что здесь происходит. Хочешь петь? Пой, у тебя невероятный шанс спеть на весь мир! У тебя невероятный шанс — поработать с большим количеством профессиональных людей!». Там же все по последнему слову техники.

И я считаю, что мы достойно выступили.

«НН»: Но вы не вышли в финал.

Ivan: Да.

«НН»: И вы не оцениваете свое выступление как какой-то провал?

Ivan: Нет, ни в коем случае.

«НН»: Но это же и не успех, разве нет?

Ivan: Ну, то что мы не прошли куда-то… Победа, я считаю, определяется после конкурса. Бывает так, что человек занимает первое место, а потом его нет. По непонятным причинам.

«НН»: Имеете в виду: кто лучше — покажет длинная дистанция?

Ivan: Может быть и так. Что будет после этого большого конкурса с артистом? Будет ли он интересен в дальнейшем? Будут ли следить за ним люди?

«НН»: А по вашей версии, если вы круто выступили, получили удовольствие и были довольны собой, то почему не вышли в финал?

Ivan: Я не знаю. Я не разбираюсь в этом всём. Мы сделали музыку, нам эта песня очень нравится, я считаю ее достойной. И выступили мы здорово, достойно, на 100%. Почему так случилось — я не знаю. Так случилось.

«НН»: У нас Евровидение — это конкурс государственной важности. Нет ли чувства, что на вас понадеялись, а вы подвели?

Ivan: Такого чувства нет. У нас был замечательный номер. Об этом говорили и продолжают говорить организаторы, участники из других стран, журналисты и все, кто видел номер и слышал пенсю.

«НН»: А сами вы за кого болели?

Ivan: Сложно сказать, за кого я болел, ведь я же находился во всем этом. Но понравился Сергей Лазарев, как поёт Джамала мне очень понравилось. Понравился [литовец] Донни Монтелл -– и песня, и номер.

«НН»: Джамала заслуженно победила?

Ivan: С музыкальной точки зрения она спела просто восхитительно. Я сидел в зале, по спине бежали мурашки от ее пения. Она действительно очень сильный артист.

«НН»: А не с музыкальной? Многие говорят, что Евровидение политизируется.

Ivan: Я не знаю. Все артисты, которые находятся там, в том числе и я… Мы занимаемся музыкой. Мы пришли порадоваться, что мы и делаем все эти 14 дней. Мы выступаем, общаемся… Не знаю. Но мурашки от пения Джамалы у меня были.

«НН»: А раз уж затронули политику — вы интересуетесь политической жизнью, следите за ней?

Ivan: Я интересуюсь музыкой. Слежу за новыми тенденциями в музыке. Хочется, чтобы музыка, которую мы делаем была модной.

«НН»: Ну а на выборы президента ходили осенью?

Ivan: Нет. У нас подготовка была к Евровидению. Готовили номер — ну вы про номер, наверное, знаете.

«НН»: Вот про номер-то и спрошу. Идея голого певца с волками — кто автор?

Ivan: Идея родилась правильно. Мы не думали показать секс или эпатировать. Мы понимаем, что конкурс — семейное шоу, которое смотрят с детьми. Мы хотели показать взаимодействие природы с человеком, что природа может быть другом. И в то же время, хотели показать, что темное, злое может стать добрым.

«НН»: Так кто же придумал? Вы?

Ivan: Продюсер, Виктор Яковлевич Дробыш. Мы думали — во что одеться? Рок — он подразумевает какую-то кожу, но если мы хотим показать взаимодействие человека с природой, показать, что человек природе не враг, то о какой коже может идти речь?

«НН»: Согласились на эту задумку легко?

Ivan: Да. Я доверяю ему [Дробышу] полностью. А он доверяет мне.

«НН»: Понимали ли, что это вызовет шквал насмешек, веселья, интернет-мемов и так далее?

Ivan: Мы понимали, на что шли. Абсолютно. Это нормально. Когда новость про наш номер вышла, понятно, что были такие комментарии. Из-за дефицита информации люди начинают додумывать, и, как правило, додумывают в пошлую сторону. Поэтому было столько, скажем так, неположительных комментариев и шуточек.

«НН»: А вы понимаете, что запомнились не как парень с крутой песней, а как тот, кто собирался выступать голым и с волками?

Ivan: Это время покажет.

«НН»: Как вообще работается с Дробышем?

Ivan: Это отдельная история, которую очень приятно рассказывать. Иногда мы просто прогуливаемся вместе по улице, общаемся, разговариваем: про стили, про песни, про звучание, про музыку, которую хотим делать… И это все очень приятно. Работается шикарно. Весело, с шутками… Просто песня!

«НН»: Ну, заметно, что вы с большим уважением относитесь к Дробышу.

Ivan: Конечно.

«НН»: А недавно Дробыш получил орден Скорины. На ваш взгляд, он его достоин?

Ivan: Да.

«НН»: А почему? В чем его вклад в белорусскую культуру?

Ivan: Ну, во-первых, у него корни белорусские, он белорус. Ну и написал очень много прекрасных песен. И я считаю, что он достоин этого.

«НН»: Ну а Алексиевич, например, орден не получила.

Ivan: Кто?

«НН»: Светлана Алексиевич.

Ivan: (Пожимает плечами)

«НН»: Вы знаете, кто это? Нет? Ну, нобелевский лауреат белорусский, нет, не знаете?

Ivan: Я просто как-то больше по музыке…

«НН»: Окей, тогда извините.

Ivan: Я много чего не знаю. Я и в российском шоу-бизнесе много кого не знаю, и иногда бывает неловко.

«НН»: Ладно. Живете вы и зарабатываете в основном в России?

Ivan: Да. Продюсерский центр там, в Москве, и мне проще работать там на студии.

«НН»: И как вам Москва?

Ivan: Хорошо. Я первый раз когда приехал, там что-то строилось, было грязновато… Мне не очень понравилось. Ну, просто я в такое время года приехал. А сейчас нормально. Гулял по парку Горького летом — красиво. Но скучаю по гомельскому парку. Вот, кстати, поеду скоро.

«НН»: К родителям?

Ivan: Да. Долгое время их не видел — Евровидение, подготовка к нему… Наконец-то мы встретимся.

«НН»: Не хватает родителей?

Ivan: Конечно, не хватает. Неважно, молодой ты или не молодой. Знаете, говорят: «Вы никогда нигде не побываете по-настоящему, если не вернетесь после этого домой». Я и в Риге был, и в Тель-Авиве, и в Амстердаме, и в Киеве, и в Швеции… И хочется, конечно, поделиться этим с родителями.

«НН»: То есть, по вашим ощущениям дом пока еще в Гомеле?

Ivan: Конечно. Я там вырос, там до 19 лет жил. И меня постоянно туда тянет.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Беседовал Влад Шведович

0
Белка / Ответить
18.06.2016 / 09:59
Какое дно! Днище!
0
Андрей / Ответить
18.06.2016 / 10:15
А кто такая Алексиевич?
0
Гісторык / Ответить
18.06.2016 / 10:21
Самае галоўнае, што Aлексіевіч ня трэба ведаць, хто такі гэны Ivan.
Показать все комментарии/ 45 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера