Будто и не бомбили в этот день Белосток, Брест, Гродно…

Будто не двинулись немецкие войска на Минск, чтобы взять в клещи, в то, что будет названо Белостокским (Белостокско-Минским) котлом, огромную группировку Красной Армии…

В этот день всем нынешним бонзам общегосударственного, регионального и локального уровней следовало бы прийти на могилы воинов.

В этот день нынешним бонзам следовало бы прийти к могилам пленных красноармейцев.

В этот день нынешним бонзам следовало бы прийти в Тростенец, Колдычево, Озаричи, другие лагеря смерти, прийти к Яме в Минске, к могилам уничтоженных нацистами наших соотечественников-евреев.

В этот день нынешним бонзам следовало бы почтить память погибших во многих-многих Хатынях.

Я не надеюсь, что выросшие из большевистско-энкавэдэшной шинели нынешние бонзы почтят память узников советских тюрем, которых советские же каратели расстреливали в первые дни войны.

Я не надеюсь, что выросшие из большевистско-энкавэдэшной шинели нынешние бонзы разъяснят людям и разрешат вписать на вечную память в учебники, кто же виноват в том, что Германия захватила всю Беларусь. Виноват в том, что советский Красный Крест не пришел на помощь попавшим в плен миллионам своих соотечественников.

Я не надеюсь, что выросшие из большевистско-энкавэдэшной шинели нынешние бонзы разъяснят людям и разрешат вписать на вечную память в учебники, как в Советском Союзе ковали меч для Вермахта, как большевики исправно поставляли Германии все необходимое для восстановления ее военного потенциала.

Я не надеюсь, что выросшие из большевистско-энкавэдэшной шинели нынешние бонзы разъяснят людям и разрешат вписать на вечную память в учебники, как наших мобилизованных в 1944-м и в начале 1945-го соотечественников бросали в мясорубки в Пруссии и Бранденбурге.

Был в советской истории один момент, когда руководство СССР вспомнило о дне 22 июня.

Накануне этой даты в 1961-м в Москве состоялось заседание. Это было сугубо советское, сугубо большевистское мероприятие. Никита Хрущев и прочие деятели, служившие в армии во время войны, появились перед публикой в новеньких мундирах. Ни докладчик (маршал Родион Малиновский), ни Хрущев в своем выступлении так и не сказали народу и миру, сколько же людей потерял Советский Союз в той войне. Врать про 9 миллионов, как это сделал Сталин, было уже неудобно, назвать настоящую цифру — страшно. Зато на том заседании был озвучен дикий и, не побоюсь этого слова, людоедский аргумент в пользу решающей роли СССР в разгроме нацистской Германии. Звучал тот аргумент так: Соединенные Штаты потеряли 300 тысяч человек, Англия — около 250 тысяч, а на советском фронте «такими цифрами исчислялись потери в отдельных сражениях».

Кто бы мог подумать, что человек, на заседании 21 июня 1961 г. сидевший в президиуме в мундире генерал-майора, спустя неполных пять лет объявит праздничным днем 9 мая? Сталин, знавший об истинных потерях, о настоящей цене победы, не решился на такое. Его воспитанники — решились. И их аргументация со времен Никиты Хрущева не менялась. Мало того, день 9 мая оказался не просто Днем Победы, а Днем Великой Победы. Писать иначе сейчас нельзя.

Цинизм нынешних бонз зашкаливает.

Как будто не погибли в той войне 15 млн 760 тысяч мирных жителей. Как будто не полегли в той войне 8 млн 850 тысяч красноармейцев убитыми, как будто не было ранено 15 млн 685 тысяч бойцов.

Цинизм зашкаливает.

Великая Победа, а участники войны и ее жертвы (практически все население Беларуси, родившееся до июля 1944 года) до сих пор живут в деревянных (пусть бы и в каменных) домах без водопровода, без ванной, горячей воды и канализации.

Великая Победа, а в колодцах во многих деревнях вода и до сей поры не соответствует санитарным нормам.

Великая Победа, а между многими населенными пунктами до сих пор нет нормальных дорог.

Великая Победа, а качество жизни… Не будем о качестве жизни.

…Они не придут 22 июня на могилы бойцов и пленных, поскольку для этого должен быть иной менталитет, иная шкала ценностей — требуется осознание того, что мерой всего есть человек.

Возмущает еще и то, что даже демократическое сообщество словно забыло про этот день. День, о котором нельзя забывать. День, вина за который лежит на тех, чья цель — увеличить число советских республик.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?