29.07.2016 / 10:17

Умер писатель Иван Пташников дополнено 9

Фото из архива издательства «Мастацкая літаратура».

На 84-м году жизни скончался писатель Иван Пташников. Об этом сообщила в фейсбуке Оксана Спринчан.

Последние годы Пташников тяжело болел.

Прощание с Иваном Пташниковым состоится в субботу, 30 июля, в 13:00 в столичном Доме ритуальных услуг по улице Ольшевского, 12. Для тех, кто хочет поехать на кладбище, будет организован автобус на 20 человек. Гражданская панихида начнется в 14:00 на Северном кладбище в ритуальном зале крематория. В 15:00 — погребение и отъезд.

Дочь Ивана Пташникова Татьяна сказала «Нашей Ниве», что время и место похорон станут известны немного позже.

Историк культуры Анатолий Сидоревич говорит, что открыл для себя Пташникова в начале 60-х. Его рассказы выделялись гуманизмом, нетрадиционным взглядом на войну, они были без ура-патриотизма. Позже вместе с Пташниковым ему довелось работать.

В личности Пташникова было что-то таинственное. А проза у него была густая, неповторимая, говорит Сидоревич.

«В доме №19 по улице Захарова мы работали в соседних коридорах. Иван Николаевич — на «полымянском», я — на «лимовском». Поэтому виделись, пожалуй, ежедневно. Иван Николаевич всегда приходил в лимовскую библиотеку просматривать новые поступления. Пока он был редактором отдела прозы в журнале «Полымя», а редактором поэзии — Анатолий Велюгин, графоманам дорога туда была закрыта. Разве что конъюнктурные вещи «про Ильича» и «про великий Октябрь» проходили. Здесь Пташников волей-неволей должен был поднять руки вверх.

Этот писатель хорошо понимал то, о чем пишет. Прекрасно знал природу. Я часто ездил в электричках и не раз видел Ивана Николаевича в экипировке рыболова-охотника, с большим рюкзаком. Он довольно часто выбирался на природу. Поэтому легко замечал неточности у литераторов: у кого-то цветок расцвел не в ту пору, когда ему нужно цвести, у кого-то другие неточности…

От нас ушел мастер новеллы. Он обратил на себя внимание читателей и литераторов в 1962-м своей полымянской публикацией — рассказами «Алешка», «Олени» и «Беженка». С гордостью могу сказать, что Алесь Письменков и я были первыми читателями принесенного им в «ЛiМ» рассказа «Эфка», Это было возвращение Пташникова в жанр. Писал он немного, но каждую новеллу делал с тщательностью. Когда я похвалил Янке Брылю «Львов» и «Погоню», Иван Антонович спросил: «А «Француженок» читал?». Современным молодым прозаикам следовало бы учиться писать рассказы у Ивана Николаевича.

У Пташникова отличительная региональная лексика. Он мастер художественной детали. Его проза густая. Что «Лонва», что «Тартак». У его произведений свой вкус, неповторимый стиль.

Иван Николаевич был очень интересным человеком, но что-то было в нем скрыто, он не открывался полностью, что-то не договаривал, скрывал. Избегал публичности. Его нельзя было «раскрутить» на интервью.

Помню, как одиннадцать-двенадцать лет назад Янка Брыль рассказывал о встрече с Иваном Николаевичем. Тогда младший писатель сказал старшему по-польски składam broń (складываю оружие, то есть 'перестаю писать'). Но мне почему-то думается, что нас ждут посмертные первопубликации текстов Ивана Пташникова — если не художественных произведений, то дневников, записей, заметок, набросков».

Фото из архива издательства «Мастацкая літаратура».

«Его книги дышат чем-то действительно аутентичным и исконным, чем-то, если можно так сказать, архетипическим», — так писал о Пташникове переводчик Ян Максимюк.

Ян Максимюк в своем эссе ставил Ивана Пташникова вровень с самыми значительными западноевропейскими прозаиками ХХ века. «Наша Нива» попросила объяснить, почему.

«Мой интерес к белорусской художественной литературе начался в студенческие годы в Варшаве на исходе 1970-х как раз с прозы Ивана Пташникова. Конкретно — с его повести «Лонва», которую я читал на летних каникулах на нашем хуторе.

Повесть о деревушке Лонва, затерянной где-то в лесах Минщины, я воспринимал прежде всего как повесть о своем мире, который окружал меня с детства на Подляшье. Пташников писал с неимоверным чутьем оттенков деревенского мира, как в окружающей природе, так и в психологии героев. Было в этом писательском ощущении нечто глубинное, что-то настолько истинное и неподдельное, что оно превосходило временные и пространственные — видимо, и культурные — границы.

Фото из архива издательства «Мастацкая літаратура».

Невольно, читая Пташникова, я думал о ранней прозе Кнута Гамсуна, о «Сто годах одиночества» Маркеса… У Пташникова, как у Гамсуна и Маркеса, есть свой самодостаточный мир, который не спутаешь ни с чьим другим…

Потом, разумеется, были другие вещи Пташникова, которые в Польше 1980-х не так легко было найти. Я читал журнальные версии «Мстижей», «Найдорфа», «Олимпиады», и в каждой из этих книг находил частичку своего мира или, лучше сказать, своего ощущения мира…

Для меня Иван Пташников — последний классик белорусской прозы, последний мастер слова из поколения «сено на асфальте», которое жило в городском пейзаже, но видело свой сладковато-ядовитый сон о деревне».

Иван Пташников с женой Валентиной.

Белорусский литературовед Михась Тычина называет Пташникова реалистом в самом хорошем значении.

«Иван Пташников — классик белорусской литературы. Он реалист в самом хорошем значении этого высокого слова. Его тексты всегда с большой охотой читали не только литераторы, но и простые, обычные читатели. Я видел его книги в руках сельчан. Его творчество было востребованным, — уверен литературовед. — «Львы», рассказ о Чернобыле, о неказистом псе, которого пытаются достать охотники. Он несет на себе всю вину за трагедию… Это одно из лучших произведений о тех событиях. Он начал печатать интересные дневники, но потом спохватился: «Кому я открываюсь…»

Иван Пташников родился в 1932 году в Логойском районе. Редактор художественной литературы в Государственном издательстве БССР (1957—1958), редактор отдела прозы журнала «Маладосць» (1958—1962), с 1962 — редактор отдела прозы журнала «Полымя».

Автор сборников повестей и рассказов «Зерне падае не на камень» (1959) і «Сцяпан Жыхар са Сцешыц» (1966), аповесцей «Лонва» (1965, 1982), «Тартак» (1968), «Найдорф» (1976), раманаў «Чакай у далёкіх Грынях» (1962), «Мсціжы» (1972), «Алімпіяда» (1985).

В 1980 вышли Избранные произведения в 2-х томах, в 1990—1992 — Собрание сочинений в 4-х томах.

Творческая приверженность И. Пташникова-прозаика — деревенская тематика. Также значительное место в творчестве занимала тема войны.

Лучшие произведения Пташникова:

«Пагоня»

«Тартак»

«Львы»

Настасья Ровдо

0
Веравойша / Ответить
29.07.2016 / 10:38
Вечная памяць
0
Анатоль Сідарэвіч / Ответить
29.07.2016 / 10:55
Cześć Jego pamięci! Спачуванні родным і блізкім. Памёр майстар.
0
Іван / Ответить
29.07.2016 / 11:03
Умеў Пташнікаў выбіраць назвы: Лонва, Эфка, Чачык, Тартак, Пагоня, Львы, Алімпіяда...
Показать все комментарии/ 9 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера