02.10.2016 / 10:26

«Слава богу, у меня паспорт гражданина Беларуси». Истории людей, вернувшихся после учебы за границей 58

Зарубежье для многих белорусов будто манна небесная. Родители так и мечтают, как бы пристроить детей где-нибудь в Европе или Америке, мол, там же деньги, перспективы и райская жизнь, а получение образования — отличная возможность остаться за рубежом. 

United World Colleges (Колледжи объединенного мира) — глобальное образовательное движение, возникшее более 50 лет тому назад. По всему миру молодые люди 16—19 лет имеют возможность получить стипендию и продолжить обучение в одном из колледжей. Программа длится два года, за это время учащихся успевают подготовить к поступлению в университет.

Первая белоруска попала в UWC в 1994 году. За более чем 20 лет программу прошли 70 белорусов. В прошлом году на обучение в Армению, Китай, Таиланд, Италию, Нидерланды, Сингапур и Норвегию отправились сразу девять представителей нашей страны.

Пока что вернулись немногие. Мы пообщались с тремя выпускниками UWC, чтобы понять, почему они вернулись на родину.

«Снова привыкаю к жизни в Беларуси». Истории людей, вернувшихся после учебы за границей

* * *

«Чтобы понять самого себя, нужно сравнить себя с другим, с чужим другим»

Евгений Гладкий. Фото из его архива

Евгений Гладкий. Работает менеджером в IT-компании. Родился в Узде (Минская обл.). В системе UWC обучался в 2000—2002 гг., в Норвегии.

«Наша Нива»: Как вы попали в UWC?

Евгений Гладкий: Случайно. Я застал то время, когда в Беларуси пользовались напстером, аналогом сегодняшнего App Store, а интернет был только через диалап.

Байфлай тогда не существовал. Мне кажется, в Минске в то время были две точки интернета: на Главпочтамте, где я писал свое первое письмо в UWC, и в штаб-квартире Белорусского союза молодежи на Карла Маркса, 40.

Разумеется, узнать о UWC не было иной возможности, кроме как через интернет. Но плюс в том, что объявления о наборе печатались в обычных газетах: «Настаўніцкай», «Звяздзе» и других. Тогда еще не был закрыт Коласовский гуманитарный лицей, на базе которого проводился отбор.

Короче, я узнал именно через газету. У меня мама учительница, сказала мне: «Посмотри, какая интересная возможность, почему бы тебе не попробовать». Я попробовал, у меня получилось. В тот год отправляли в Индию, Италию и Норвегию. Я поехал в Норвегию.

Колледж в Норвегии. Фото uwcrcn.no

«НН»: И что нового вы там для себя открыли?

ЕГ: Всё. Я сам-то из небольшого местечка Узда, это в 60 километрах от Минска. Разумеется, там совершенно иные социальные и культурные устои. Белорусские местечки все-таки достаточно консервативны. И я был достаточно консервативным человеком.

Что хорошего в UWC? На первое место я бы поставил опыт общения. Среди нас были представители 80 или даже больше стран. Можете представить, сколько это языков, сколько различных культурных особенностей, цветов кожи, религий.

Если ты из маленького белорусского местечка, даже несмотря на то, что ты много читаешь, считаешь себя достаточно опытным человеком, все равно получаешь невероятный культурный шок: «Ничего себе!» Новый удивительный мир.

Именно это я бы поставил на первое место. Вот этот опыт, это «вау» через людей.

Второе проистекает из первого. Когда ты не только видишь много разных людей, но и делаешь с ними общее дело. Вы вместе занимаетесь, танцуйте на вечеринках, за девушками ухаживаете… Получается, что ты наблюдаешь за человеком, понимаешь его культуру, а потом ты с этим человеком еще и занимаешься общим делом. И вот это я считаю лучшим в таком образовании. Возможность осознать, что в другой части мира живет такой же человек. У него может быть иной цвет кожи, иная религия, но это такой же подросток, как и ты, которого восхищают те же вещи. Это было интересным, замечательным, полезным открытием.

Колледжи объединенного мира созданы на идеалах социальной ответственности. Мы, разные дети из разных стран мира, пропускали через себя то, что происходит в мире. Мы проводили мероприятия, обсуждали мировые политические и культурные события. Мы помогали ухаживать за больными людьми, за детьми из малообеспеченных семей, с людьми, которые проходили реабилитацию, работали с беженцами.

В нас появлялось понимание, что ты в этом мире ответственен не только за себя. Мир — многогранный. И ты должен быть интегральной частью этого мира, понимать, что в нем происходит.

Мы жили в общежитиях, и у нас никогда не было уборщиц. Мы убирали за собой сами. Ты сам ответственен за себя: убираешь свою комнату, коридор в общежитии, кухню. Это необыкновенное ощущение.

Наш колледж в Норвегии находился в невероятно живописном уголке, но там не было никого, кроме нас. 200 студентов, около 20 преподавателей, администрация — и всё. Ближайший крупный город в 10 километрах оттуда.

Колледж в Норвегии. Фото uwcrcn.no

«НН»: Бывали ли какие-то конфликты?

ЕГ: Разумеется, были, но это нормально. У людей ломается психика, люди взрослеют, это тоже на них сказывается. Конфликты способствовали саморазвитию. Этакая легкая шоковая терапия. Я недавно побывал на встрече с выпускниками колледжа, ведь уже прошло 10 лет после окончания, и все были супердовольны этим опытом.

Было несколько случаев, когда люди говорили: «Ай нет, не моё». Например, мой сосед из Эритреи, очень умный парень, знал четыре или пять языков, сбежал. Возможно, решил таким образом остаться в Европе. Я его не осуждаю, почитал про Эритрею — это действительно ужасная страна. Беларусь по сравнению с ней просто рай. Есть на свете страны намного хуже, я в них побывал, и время от времени думаю: слава богу у меня паспорт гражданина Беларуси.

У нас там был парень из Южного Судана, который до 12 лет скрывался в джунглях, чтобы не стать ребенком-солдатом. Он достаточно поздно начал учиться. Один парень из Либерии был солдатом, стрелял, убивал, это отразилось на его психике. Раньше ты мог что-то читать в учебниках по истории, видел в документальных лентах, а здесь люди, которые могут тебе рассказать, что и как с ними происходило.

Колледж в Норвегии. Фото uwcrcn.no

«НН»: Когда уезжали туда учиться, намерены ли были вернуться в Беларусь? Или это потом пришло?

ЕГ: Честно говоря, нет. Но я считаю, что это нормальная вещь, потому что в 17 лет ты до конца не знаешь, чего ты хочешь от жизни. Хочется как можно дальше уехать от родителей, увидеть мир, что я и сделал. А где-то спустя десять лет вернулся в Беларусь, уже с определенным опытом, и открываю страну для себя заново.

«НН»: Как после UWC сложилась ваша судьба?

ЕГ: Я поступил в университет в штате Мэн (США). Изучал там физику и математику. После примерно 7-8 месяцев волонтерства с другом в Юго-Восточной Азии, пять месяцев прожил в Камбодже. Мы занимались микроэкономическими программами, помогали ассимилироваться в лагере беженцев безземельным крестьянам с травматическим жизненным опытом. С благодарностью думал о Беларуси, о нашем образовании, потому что она у нас есть. И достаточно неплохое. О нашей системе здравоохранения. Да, ее нужно улучшать, но она у нас есть. Я видел людей, у которых ничего нет в жизни. И, главное, нет надежды что-либо улучшить. То, что имеем здесь, надо ценить и улучшать, несмотря ни на что.

После волонтерства и Штатов поступил в Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе, захотелось что-то изменить в жизни: я больше лирик, чем физик. Уже пять лет как живу в Беларуси.

Евгений Гладкий. Фото из его архива

«НН»: И все-таки, почему решили вернуться?

ЕГ: Более сознательным белорусом становишься за рубежом. Как говорили мои преподаватели в ЕГУ, чтобы понять самого себя, нужно сравнить себя с другим, с чужим другим.

Хочется жить в стране, проблемы которой тебе близки. Не хочется разбираться в чужом дерьме, извините за выражение.

Пусть иностранцы заботятся о своих странах, у нас есть свои проблемы, которые нам предстоит решать. Если мы все будем разбегаться по разным углам, мол, «ой, моя хата с краю», то у нас в стране ничего не произойдет. Никаких изменений к лучшему.

Я хочу жить в своей стране, где моя семья, где могилы моих предков, которые я могу посещать. Я хочу улучшать эту страну и быть ее частью. И честно говоря, мне здесь интереснее. Я это очень остро почувствовал.

«НН»: Многие уезжают из Беларуси, полагая, что за границей больше возможностей. Действительно ли это так?

ЕГ: Во-первых, каким бы либеральным ни было общество, за рубежом ты всегда будешь чужаком. Тебя за своего никогда не примут. То, что на родине нет психологической зажатости, сильно помогает. Разумеется, не всем, но для меня это так.

Во-вторых, люди, получившие языковой, культурный, образовательный опыт за рубежом, имеют в Беларуси невероятные возможности для самореализации. В том числе и в плане работы. Можно участвовать в разного рода мероприятиях, хэппенингах. За ту же самую «Погоню» и бело-красно-белый флаг на стадионах тебя не хватают, это можно было наблюдать на матче Франция—Беларусь.

К сожалению, у большинства белорусов в эмиграции, которых я встречаю, ощущения тождественности с другими белорусами пока нет. Мы как нация достаточно молоды, у нас нет необходимой ответственности друг перед другом за нашу страну как за наше общее дело.

«НН»: И все-таки, пожалуй, большинство тех, кто уезжает учиться за границу, там и остаются.

ЕГ: UWC — очень специфическая вещь. С одной стороны, люди становятся чуть большими националистами, а с другой — чуть большими космополитами. Они легко приспосабливаются к новой стране, легко учат языки, легко понимают то, что происходит в мире. Появляется сильное ощущение того, что ты — человек мира, принадлежишь вообще ко всем людям и народам одновременно.

«НН»: Тем не менее из-за зарубежных учебных программ мы теряем лучших.

ЕГ: Некоторые из них впоследствии возвращаются, и они могут улучшить состояние своей страны.

Я считаю: хорошо, что способные молодые люди едут за границу, получают образование и являются там представителями бренда «Беларусь». Мир видит, что это активные, умные, интересные, смелые, мотивированные люди. Это очень важно, ведь что о Беларуси знают?..

А так каждый из этих людей является носителем информации, получает возможность рассказать, кто мы, что мы, зачем мы. И о нас чуть больше узнают.

Несмотря на то, что мы в центре Европы, наша страна достаточно закрытая. Хочется верить, что визовое упрощение все же произойдет и к нам приедет больше туристов. Люди узнают больше о нас, нашей истории, и мы сами начнем гордиться своим прошлым и своим настоящим. Есть чем. Надо чаще говорить: «В этой стране Viber разрабатывают, вы им пользуетесь. В этой стране World of Tanks придумали, вы в это играете».

Надо смотреть на это позитивно, думать, что это может нам пригодиться. Возможно, если некоторые обстоятельства изменятся, такие люди будут полезны для нашей страны.

Беседы с выпускниками UWC Макаром Малиновским и Егором Сурским.

Настасья Ровдо

60
Мастер культуры / Ответить
30.09.2016 / 11:36
Ха-ха, ребенок поехал на два года поучиться в не-пойми-какую школу в норвежской деревне. Не поступайте, дети, в Гарвард, оставайтесь дома.
64
Алексей / Ответить
30.09.2016 / 11:41
Закончил шарашкину контору, не нашел за границей работы, вернулся сюда, где этим дипломом без подтверждения можно подтереться. Успех, однозначно.
15
Mikola / Ответить
30.09.2016 / 11:41
Dziakuj za artykul Nastassia
Показать все комментарии/ 58 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера