В свете недавней дискуссии на телеканале ОНТ о бело-красно-белом флаге не будет лишним рассказать о судьбе его создателя — Клавдия Дуж-Душевского, чье 125-летие отмечалось в этом году.

Из семьи повстанцев и строителей

Клавдий родился 27 марта (по другим данным — 26 апреля) 1891 года в местечке Глубокое Дисненского уезда Виленской губернии в семье Степана и Евы Дуж-Душевских, считавших себя «белорусами польской культуры». Долгожданный и единственный сын родился вслед за тремя дочерьми. Именно эти обстоятельства спасут его от участия в Первой мировой войне.

По материнской линии Клавдий происходил из семьи Врублевских — шляхтичей Полоцкого уезда.

Его прадед погиб в восстании 1831 года, дед был казнен за участие в восстании 1863 года, а мать свои первые годы провела в виленской Антокольской тюрьме.

Отец же был крестьянином и владел 6 десятинами земли, но основным источником заработка для Степана Душевского, как и для его брата, было строительство. Клавдий с детства помогал им, а во время учебы занимался черчением и даже составлял сметы строительства домов, костела, строительства шоссе и мостов. Будучи в старших классах, сам руководил небольшими строительными работами, под контролем отца составлял их проекты.

Родители мечтали дать сыну хорошее образование.

Поэтому в 1899 году Клавдий вместе с матерью переезжает в Вильну. Уже в младших классах гимназии он был вовлечен в польские конспиративные кружки.

«У кого еще история богаче, чем у белорусов?»

В 1910 году в жизни Душевского состоялась судьбоносная встреча.

Однажды в Вильне он заглянул в один из многочисленных книжных магазинов, которых раньше не замечал, и к его удивлению, полки магазина были заполнены книгами, напечатанными по-белорусски. Перебирая их, Клавдий заметил одному из посетителей, что у белорусов бедная история. «Вдруг откуда ни возьмись, появился человек лысый, небритый, круглолицый и, еще приближаясь, повышенным тоном стал говорить: «Как это у нас нет истории? Скажите, пожалуйста, у кого история богаче, чем у нас, белорусов?» Сразу же он меня засыпал стольким, что перевернул все мое представление об истории… Это был Ластовский».

Вацлав Ластовский у тому времени только что выпустил свою первую книгу «белоруса для белорусов». Это была «Кароткая гісторыя Беларусі. З 40 рысункамі».

Душевский знакомится и с Игнатовским и издателями «Нашей Нивы» — братьями Луцкевичами: «Я быстро понял, что я не поляк, и сразу присоединился к движению белорусского пробуждения».

Клавдий продолжал посещать польские кружки, где его уже считали белорусом, и старался в этой среде пропагандировать белорусское движение.

По окончании гимназии в 1912 году он поступил в Петербургский горный институт. В свободное от учебы время посвятил себя белорусскому национальному движению и в течение 7 лет был одним из его лидеров в столице империи. В годы студенчества он работал и на заводе (в Жигулевске на Волге на цементном заводе), и в шахте. Побывал даже в Сибири, где участвовал в гидрогеологических работах, сначала как мастер, позже как гидротехник. В это время он знакомится с выпускником агрономической школы Эдмундом Русецким, с Эпимах-Шипило, Вацлавом Ивановским и Янкой Купалой. Даже принимает участие в студенческой постановке пьесы «Павлинка», где прекрасно исполнил роль Степана Криницкого. В 1913 году он участвовал в тайной конференции литовцев, поляков и украинцев, на которой вместе с Тарашкевичем представлял белорусов. В эти же годы выпускал на белорусском языке журнал «Раніца» («Утро») и помогал создавать белорусские газеты «Светач» и «Дзянніца».

Флаг воли

Во время Первой мировой войны Душевский являлся сотрудником «Белорусского общества в Петрограде по оказанию помощи пострадавшим от войны».

Именно на здании этого учреждения после Февральской революции появился разработанный им бело-красно-белый флаг.

В датированных 31.8.1934 г. воспоминаниях Клавдий Душевский записал: «Надо отметить, что белорусы считали своим государственным флагом такой же флаг, как и литовцы, т.е. белый всадник на красном фоне, но национального флага тогда еще не было, и мне довелось сделать несколько проектов национального флага, один из которых был принят, а именно, белая, красная и белая полосы. С того времени этот флаг и является белорусским национальным флагом».

К 12 марта флаг уже стал одним из основных элементов оформления при проведении «национального Дня белорусского значка» в Минске. Бело-красно-белые ленты носили многие военнослужащие-белорусы. В декабре 1917 года в Минске флаг использовался во время Всебелорусского съезда, в январе — на Белорусской конференции в Вильне, а 19 февраля 1918 года, в день бегства большевиков, он появился на здании бывшего дома губернатора. Его сняли уже кайзеровские солдаты. Однако бело-красно-белый флаг, как символ свободы, устойчиво закрепился в представлениях деятелей белорусского национального движения.

В марте 1917 года Душевский поступил на службу в Министерство пищевой промышленности, где после двух месяцев работы его назначили начальником отдела. Одновременно он активный участник белорусского движения: 25 марта участвует в съезде белорусских национальных организаций в Минске, многочисленных конференциях, заседаниях Совета рабочих депутатов Петрограда, Московском государственном совещании, комиссии по выработке правил о выборах в Учредительное собрание. В сентябре представлял белорусские организации на Всероссийском демократической совещании (наряду с Жилуновичем, Воронко, Фальским).

На службе БНР

В 1918 году Душевский устроился в Белорусский национальный комиссариат, где несколько месяцев работал в должности заведующего отделом беженцев.

Летом он приезжал из Петрограда в Вильну на каникулы к своей матери, где встречался с Ластовским. Ластовский предлагает съездить в Берлин на встречу с членом германского правительства по вопросу намерений немцев относительно Вильны. По прибытии в Берлин они были приняты руководителем комиссии по заключению перемирия Эрцбергером, «который, выслушав нас, обещаний никаких не дал и, пробыв в Берлине около двух дней, возвращались в Вильно, откуда я уехал в Петербург».

В начале 1919 года Душевский окончил горный институт и по приглашению своего друга, будущего заместителя наркома земледелия БССР Эдмунда Русецкого, переехал в Минск, где был назначен на должность губернского геолога, на которой он успел поработать полтора месяца. В марте—апреле 1919 года направлен в служебную командировку в Вильну и одновременно намеревался перевезти оттуда семью в Минск. Но с началом войны польская армия оккупировала город, и Клавдий оказался отрезанным от Минска.

После оккупации Вильны поляками Клавдий развернул активную общественную работу, был руководителем нескольких организаций.

Для издания учебников на белорусском языке для белорусских школ в Вильне он пытался организовать издательство под названием «Таварыства Веда», однако в условиях отсутствия средств эти усилия были свернуты.

Во время пребывания в Вильнюсе Душевский был приглашен на «Усеагульны сход беларусаў горада Вільні», который состоялся 25 мая 1919 года в помещении Первой белорусской гимназии. На собрании Клавдий отметил, что «Беларусь фактически разделена на 6 частей: часть Могилевщины и Минской области присоединена к Украине, часть Гродненской, Минской и Виленской областей — к Польше, часть Вильны и Гродненщины — к Литве, Смоленская область и часть Витебской — к западной коммуне, другая часть Витебщины — к Северной коммуне, часть Минской области — к какой-то Белорусской республике. Каждую из поделенных частей Беларуси считают окраиной и обирают другие государства. Каждый из оккупантов считает себя «начальником» и настаивает, чтобы все его слушались, а не то посадит несогласных туда, куда надо». Он выступил с критикой большевиков за разграбление Минска: «Из Минска большевики вывозят все: деньги, имущество, машины, продовольствие, в Минске все голодные, нечем сеять, будет голод». Также на собрании обсуждался вопрос о создании Белорусского национального комитета (БНК), председателем которого Клавдий и был избран.

Неподкупный дипломат

Душевскому поручили добиться приема у Пилсудского, чтобы донести тому программу БНК и добиться освобождения ряда граждан Виленщины и Гродненщины, арестованных польскими властями за их национальную деятельность (более 200 человек).

Накануне отъезда Душевский успел в Вильне встретиться с Генеральным комиссаром Восточных Земель (наместником польского правительства) Ежи Осмоловским, который «предложил» деньги на белорусское дело: «От получения предложенной мне крупной суммы отказался, заявив при этом, что если он — Осмоловский — посчитает нужным, пусть передаст денежные средства детским учреждениям, белорусским школам, которые нуждаются в деньгах». Данная рекомендация так и не была осуществлена.

Клавдий выехал в Варшаву и был принят Пилсудским в его резиденции «Бельведер». По возвращении Душевский был представлен главе миссии США в Польше Генри Моргентау, на приеме у которого Клавдий изложил просьбу о непосредственной передаче белорусским благотворительным организациям средств, которые США направляли через польские учреждения, так как представители БНК считали, что не все эти средства доходят до белорусским организациям. Также Моргентау был передан документ, адресованный президенту США Вильсону, в котором БНК просил о поддержке белорусского народа в проведении плебисцита в Беларуси и в установлении Белорусской народной республики.

В то же время Душевский успел встретиться и с представителем БССР Русецким, информировал его о деятельности БНК. Русецкий передавал эти данные непосредственно Червякову — одному из руководителей БССР.

Осенью 1919 года Душевский снова в Варшаве, встречается с Луцкевичем, который уполномочил его от имени БНР принять участие в конфедерации прибалтийских стран в городе Тарту (Эстония), куда он попал уже после ее закрытия. Несмотря на это, Клавдию удалось встретиться с представителями Финляндии и Эстонии, с которыми он договорился о признании БНР (представитель Литвы отказался).

В Тарту он познакомился с Константином Езовитовым — главой Военно-дипломатической миссии БНР в Латвии и Эстонии. После конференции они в одном из ресторанов встретились с Булак-Булаховичем — и Душевского пригласили на службу в БНР.

После отъезда из Тарту Душевский провел несколько дней в Риге в гостях у Езовитова. Вместе они ожидали ответа от английской миссии по вопросу получения оружия для белорусской армии.

Дуж-Душевский и Езовитов.

«Нежелательный элемент»

По возвращении в Вильну Душевский преподает в белорусской гимназии и на белорусских учительских курсах, занимается издательской деятельностью. Но после захвата Вильны Красной армией (14 июля 1920 г.) на короткое время отправляется в Минск и возвращает деньги, предназначенные для закупки лабораторного оборудования. Деньги те были выданы Клавдию еще в апреле 1919 года. Он договаривается о переводе на работу в Вильну, становится членом ревкома, в котором заведовал Главным управлением по топливу.

Вернувшись в Вильно, через три месяца (в октябре 1920 г.) он вынужден был покинуть город вместе с отступающими литовскими войсками и поселился в Каунасе.

Из Каунаса в составе группы белорусских деятелей, вместе с Ластовским и Тарашкевичем, выезжал в Прагу для участия в конференции, на которой обсуждался вопрос об оккупации поляками Вильны и закрытия ими белорусских школ, в связи с чем был заявлен протест.

20 октябре 1920 года Душевский принимает участие в Белорусской национально-политической конференции в Риге, которая проводилась под руководством Рады БНР. Он выступил с докладом, в котором подверг критике советско-польские переговоры, проводимые в ущерб интересам Беларуси.

После возвращения в Вильну (а точнее уже в Вильно) Клавдий был арестован польскими властями и в течение нескольких недель находился в Лукишской тюрьме. В феврале 1921 г. он выслан в Каунас вместе с 33 другими белорусами и литовцами как «нежелательный элемент».

В Каунасе устраивается на работу в Министерство иностранных дел Литвы в качестве научного сотрудника по составлению белорусских учебников, которые благодаря ему активно издаются. В основном это были лучшие, переведенные с русского на белорусский язык, издания времен Российской Империи. К тому же Душевский редактировал ежемесячное издание «Беларускі сцяг» и являлся одним из руководителей Белорусского центра в Литве и Литовско-Белорусского общества. Вместе с Ластовским издавал журнал «Крывіч», выступал с радиодокладами.

Архитектор Каунаса

В 1924—1927 годах Душевский в получил высшее образование на техническом факультете Каунасском университета по специальности «инженер-строитель», после чего несколько лет работал в Министерстве связи Литвы. Госслужба не помешала ему помогать коммунисту Пиюсу Гловацкису, который отбывал в тюрьме 12,5-летний срок.

В 1930 году Клавдий был приглашен в акционерное общество «Майстас» на должность технического директора. Он руководил строительством перерабатывающих фабрик в Паневежисе, Каунасе, Клайпеде, спроектировал и построил рядом с Каунасом свинокомплекс на тысячу голов, спроектировал совместно с фирмой «Франц Крулль» новую беконную фабрику в Таураге и Шяуляе. И все это — в течение одного года. В результате переутомления сильно заболел и был вынужден уволиться.

С 1931 года вновь на государственной службе, работает инженером в Министерстве путей сообщения. В это же время он инициирует создание Литовско-Белорусского общества. Восстанавливает в 1933 году Белорусский центр, руководителем которого являлся вплоть до 1939 года. Редактирует журнал «Беларускі асяродак». Помогает материально Белорусскому музею имени Ивана Луцкевича, перечисляя в Вильнюс часть своего заработка.

В 1933—1934 гг. белорусская общественность Балтиии стала свидетелем конфликта Дуж-Душевского с Сымоном Яковюком, который возглавлял Белорусское культурно-просветительское общество. Душевский обвинял Яковюка в саботаже белорусского дела в Литве и выклянчивании денег на собственные нужды под предлогом «национальной деятельности». В результате Душевский был приговорен к 14 дням домашнего ареста и штрафу в 50 литов. Яковюк же, который с 1918 года сотрудничал с советскими спецслужбами, затаил обиду.

Укрывал евреев

После прихода Красной Армии в страны Балтии Душевский 9 июня 1940 года был арестован на основании показаний Яковюка, за «активную националистическую контрреволюционную деятельность, непосредственно направленную против СССР», и сотрудничество с польской разведкой. Но Душевский признал свое участие только в белорусском национальном движении, отрицал сотрудничество с польской разведкой и антисоветскую деятельность. Не подтвердили это и указанные Яковюком в качестве свидетелей лица.

1940 год, из материалов дела.

Следствие закончилось в июне 1941 года. Было составлено обвинительное заключение, но в связи с началом войны Душевский не был осужден и отправлен вглубь СССР. При немцах он работал инженером на заводе резиновых изделий «Инкарас».

В конце 1941 в Вильнюсе Душевский встречался с профессором Вацлавом Ивановским, который предложил ему должность заместителя бургомистра Минска.

Клавдий не согласился. И осенью 1942 г. снова отказался от предложения.

В августе 1943 года Душевский вместе с женой был арестован нацистами за укрытие евреев и отправлен в концентрационный лагерь в Правенишкесе (под Каунасом).

Только благодаря заступничеству друзей и как специалист-инженер, он был освобожден спустя 4 месяца, после чего работал инженераом-строителем в торфяном тресте. Кроме собственных детей, вместе с женой воспитывал двоих детей-сирот.

С января 1945 года перешел на работу в Каунасский университет на строительный факультет, где получил должность заведующего кафедрой истории архитектуры.

Но 30 ноября 1946 года на основании материалов еще довоенного дела был снова взят под стражу.

8 мая 1947 года «За недостаточностью собранных доказательств для передачи в суд» его дело было прекращено, а он сам 15 мая был освобожден из-под стражи. Освобождению поспособствовало покровительство профессоров Жямайтиса и Ионимаса, которые охарактеризовали Душевского как «советского человека».

Вплоть до третьего ареста Душевский работал главным инженером проектов Института проектирования при Совете Министров ЛитССР.

3 марта 1952 года он в очередной раз попадает за решетку по обвинению в национализме и антисоветской деятельности.

14 мая 61-летний Душевский, как «активный белорусский националист», был осужден на 25 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях, с конфискацией имущества и лишением прав сроком на 5 лет. Но спустя два года, 7 ноября 1954 г., срок заключения Душевского был сокращен до 10 лет, а 16 апреля 1955 года он был досрочно освобожден в связи с ухудшением состояния здоровья.

1952 год.

После освобождения Душевский прожил пять лет. Он умер 25 февраля 1959 года в Каунасе, где и похоронен на Петрашунском кладбище.

Клавдий Дуж-Душевский — автор бело-красно-белого флага, романтик белорусско-литовского сближения, один из тех сотен тружеников на ниве белорусского дела, имена которых начисто пытались стереть в памяти нашего народа. Многие из них всю жизнь вели борьбу, терпели страдания и расплачивались за стремление изменить тяжкую долю своей родины, искренне верили в будущее Беларуси.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?