Улица Д. Сердича, изображение из Google Maps

«В сентябре архитектурно-градостроительный совет при главном архитекторе Минска, наплевав на протесты жителей нашего квартала, принял решение о дальнейшем проектировании административного здания по адресу улица Данилы Сердича, 12.

Вот некоторые из причин недовольства людей этим проектом.

Во-первых, большое здание, где хотят разместить районную прокуратуру, отделение милиции и ГАИ, планируют втиснуть внутрь квартала с плотной жилой застройкой. Проект предусматривает «удаление объектов растительного мира». За этой «политкорректной» фразой скрывается варварская вырубка десятков деревьев, многие из которых сажали сами жители. Рядом со зданием запроектирована ведомственная стоянка и парковка почти на 100 машиномест! Наконец, для строительства нужно сначала снести здание, принадлежащее начальной школе № 116, где раньше размещался детский сад.

В августе предпроектная документация была вынесена на общественное обсуждение. Мы с семьей послали в управление архитектуры Фрунзенского района обращение, где указали ряд противоречий проекта положениям нормативных правовых актов. Например, есть технический кодекс ТКП 45-3.01-116-2008 «Градостроительство. Населенные пункты. Нормы планировки и застройки». Этот документ, в частности, требует обеспечить при строительстве безопасные условия жизни и защиту природных комплексов, запрещает застройку зеленых зон и размещение в жилых зонах объектов, создающих шум и загрязняющих воздух, и т.д., и т.п.

Но о какой безопасности можно говорить, когда здание с такой парковкой проектируют в центре жилого квартала? (…) А как возрастут уровни загазованности и шума? (…)

Жители нашего квартала встали на защиту своих прав.

По словам начальника управления архитектуры и строительства Фрунзенского района Т. С. Воробьева, в управление было подано 182 обращения. Люди высказались против строительства. Активно протестовали жители и на презентации предпроектной документации. Предлагались альтернативные решения: оставить здание за начальной школой, восстановить там детсад и т.д.

Кстати, в материалах, представленных на общественное обсуждение, сказано, что в настоящее время здание по ул. Д. Сердича, 12 пустует. Но это ложь, вводившая в заблуждение и участников обсуждения, и экспертов, принимавших решение о судьбе проекта! На самом деле в здании размещается районный отдел принудительного исполнения и часть клубов Центра дополнительного образования детей и молодежи «Эврика».

Как же реагирует на волю народа архитектурно-строительный совет? Его долг — подведение итогов общественного обсуждения, проводимой «с целями учета общественных интересов и обеспечения прав». Судя по протоколу заседания совета, этими целями в нашем случае и не пахло. Скорее наоборот, целый арсенал методов был задействован, чтобы «отфутболить» мнение общественности.

Начнем с того, что общественное мнение как таковое в протоколе не отражено: не указано, поддержали люди проект или отклонили, сколько именно поступило обращений, содержащих негативное мнение. Это и не удивительно, ведь для заказчика мнение общественности оказалось абсолютно неприемлемым.

Комитет архитектуры Мингорисполкома отклонил мои просьбы разрешить присутствовать на заседании совета. В устных беседах не раз звучало, что, мол, зачем нам эти возмущенные местные жители — это дело профессионалов. И правда, лучше решить все в своем кругу: тихо-мирно, шито-крыто.

Целый ряд замечаний и предложений совет проигнорировал, насчет многих дал отписки. Результаты «анализа» десятков обращений заняли в протоколе — внимание! — полторы страницы, и те в табличной форме. Вот что значит профессионалы! «А может, так и надо?». Бумагу же надо экономить — ведь сколько деревьев пойдет под бензопилы из-за их решения.

Выше я упомянул о 182-х обращениях. Но совет принял во внимание лишь 52 из них. А остальные — почти три четверти — были отклонены по загадочной причине «отсутствия оформления и регистрации в установленном порядке». Установленном кем? Ни Положение об общественном обсуждении, ни сообщение об этом обсуждении не содержат требований к оформлению обращений. А регистрировать обращения вообще должна принимающая их организация. Ионеску отдыхает.

Где нечем возражать, можно абсурдно солгать. Например, мы направляли замечания относительно стоянки возле здания. Совет же отвечает, что «проектом стоянка не предусмотрена», хотя это черным по белому указано в материалах экспозиции.

А вот как совет отклоняет предложение оставить здание за начальной школой. Оказывается, «по информации управления образования Фрунзенского района, потребность в данном дошкольном учреждении в системе образования отсутствует в связи с уменьшением численности населения в квартале». Вот какое щедрое управление: раздает здания направо и налево. Кому надо — обращайтесь.

Откуда в управлении вообще такая демографическая информация? Квартал вовсе не напоминает город-призрак, детей много. А если бы информация и соответствовало действительности, почему бы не учесть перспективу роста населения квартала в будущем?

Замечание о том, что в здании работают детские клубы, совет оставляет без внимания, предложение восстановить детский сад также игнорирует, хотя в квартале остался лишь один детсад из прежних трех. Обращаюсь в этот последний детсад, №284, чтобы узнать, можно ли устроить туда ребенка. Что вы! Надо занимать очередь в исполкоме, а детей в группах гораздо больше нормы. Так что, не знаю, как там у системы образования, а у людей потребность в дошкольном учреждении есть.

Проблема нехватки учреждений образования во Фрунзенском районе давно известна. Но удобнее закрыть на нее глаза, иначе для административных зданий может не остаться ни места, ни денег. А здесь «население сокращается» — раздолье. Помните Жванецкого и Райкина: «Нас много, а мест мало. Нас много, а штанов мало. Тут один выход, Григорий. Нас должно меньше быть».

Занимается совет и известной игрой в «испорченный телефон», в которой суть поданного замечания искажается, а ответ дается уже не на него, а на его, мягко говоря, свободную интерпретацию. Например, подали замечание, мол экологическая ситуация в квартале ухудшится в результате строительства объекта. Читаем ответ: «В соответствии с экологическим мониторингом, экологическая обстановка в данном районе благоприятная» (по традиции, без каких-либо ссылок на источник информации). Как будто, кто-то им писал про настоящий момент.

Хотя этот ответ, вероятно, глубже, чем кажется на первый взгляд. Возможно, это намек: протестуй — не протестуй, все равно не поможет, вот и живите текущим днем, радуйтесь благоприятной экологической обстановке, пока наш объект вам ее не испортит.

Может оно и так, да только называть нынешнюю экологическую ситуацию благоприятной — тоже ложь. Оценка состояния окружающей среды, предпринятая в рамках госпрограмм «Природные комплексы» и «Экологическая безопасность» показала, что экологическая ситуация в квартале относительно неблагоприятная, его деревья сильно повреждены и т.д. Кстати, подобная оценка зафиксирована и в «Схеме зон наиболее неблагоприятных экологических условий г. Минска», разработанной УП «Минскградо». Однако у присутствующих на заседании руководителей этой организации, также как и у представителя комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды, по-видимому, в тот день было не все в порядке с памятью. А, может, с совестью?

Посмотрите, каким образом отклоняют предложение не сносить имеющееся здание. Сначала пишут в протоколе, что оно 1963 года, хотя в действительности — 1968-го. Затем приводят будто бы произведенный расчет, согласно которому восстановление здания обойдется в 1,5 раза дороже, чем строительство нового (как вы догадываетесь, ссылки на соответствующий документ нет). Но позвольте, в квартале много жилых домов такого же возраста, но построить новое жилье жителям почему-то никто не предлагает.

Помнится, президент нашей страны в послании белорусскому народу и Национальному собранию в 2016 году отметил: «В этом году придется всем ограничить себя. Как мы это сделали в жилищно-коммунальной сфере…» Ну что ж, я, как и мои соседи, живем в полном соответствии с этим пожеланием. Например, моему дому 43 года, а капитального ремонта в нем не было ни разу — и не предвидится.

А почему бы не ограничить себя районной администрации и тем организациям, которые планируют разместить в здании? Проектирование новой административной высотки особенно возмущает на фоне очередного сокращения финансирования социального строительства в Минске (решение Мингорсовета от 29 июня 2016 года). На мое предложение опубликовать предварительный бюджет не обратили внимания, а то бы мы узнали, во сколько новых детских садов и капитальных ремонтов обойдется этот проект.

Кстати, сначала Мингорисполком принял решение о реконструкции здания начальной школы. Не знаю, собирались ли там оставить учреждение образования, но если даже и нет, то такой вариант, вероятно, устроил бы часть жителей. Однако затем появилось решение о сносе здания начальных классов и строительстве на его месте административного. Аппетит приходит во время еды — и я боюсь, что он еще не утолен.

Справедливости ради, поблагодарю здесь тех членов совета, которые все же критиковали идею размещения здания в нашем квартале. Правда, в протокол их мнения включены не были.

По ходу дела у меня возникла новая интерпретация скульптуры «Зодчий», установленной у здания управления архитектуры и градостроительства Мингорисполкома. В ней можно усмотреть аллегорию чиновников от архитектуры, вершителей судеб застройки, «простерших длань» над зданиями города. Обратите внимание, жителей в композиции нет — их масштаб для чиновников слишком мелок.

Ситуация не добавляет оптимизма, но и впадать в депрессию не хочется. Поэтому закончу прагматично: мы продолжаем отстаивать наш квартал и будем оспаривать решение совета. Как сказал Шиллер: «Ничто так не делает жизнь легко переносимой, как деятельность, направленная к одной цели».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?