16.12.2016 / 20:05

Активистка БРСМ жила «шведской семьей», а потом заказала расправу над соперницей 70

Утром 16 декабря в Минском городском суде началось рассмотрение громкого дела: молодая женщина задумала наказать своего бывшего любовника и за несколько миллионов «старых» рублей заказала его избиение двум знакомым. А те убили и парня, и его новую девушку.

Более сотни ударов ножом

Резонансное убийство произошло год тому назад, 16 декабря 2015 года. В квартире по улице Алибегова обнаружили тела двух молодых людей: парень и девушка были жестоко убиты ножом.

Вскоре задержали подозреваемых. Выяснилось, что экс-подруга убитого наняла двух знакомых, чтобы те «помогли» ей восстановить общение с бойфрендом.

По ее планам, наемники должны были избить новую подругу парня, чтобы та попала в больницу. Пока бы та лечилась в больнице, заказчица намеревалась вернуть своего бывшего любовника.

Но ее наемники зарезали и парня, и его новую девушку.

Сегодня все трое на скамье подсудимых.

27-летняя Алина Шульганова — та самая, что заказала избиение соперницы — держится уверено. Но «киллеры», 23-летний Вячеслав Сухарко и 44-летний Александр Жильников сидят, понуро опустив головы и закрывая лица ладонями.

Алина Шульганова

Судья Максим Лапко просит озвучить краткие биографии обвиняемых.

Шульганова на момент задержания успела отработать два месяца воспитателем в детском саду. А до этого Алина была главным специалистом районного отдела БРСМ.

Сухарко неофициально работал на пилораме рабочим. Рос без родителей — с бабушкой и дедушкой. Мать попала под машину в 2004 году. Отца не было.

На вопросы судьи парень отвечает с трудом — потом вообще просит удалить его из зала суда.

Вячеслав Сухарко

«Потому что мне стыдно, что я мог такое натворить», — говорит он.

Судья отказывает в просьбе.

Александр Жильников родом из России, из Тамбовской области, но гражданство у него белорусское. В 1993 году был судим за хулиганство, в 1996, по его собственным словам, «было еще преступление, незаконченная кража». За кражу Жильников отсидел немногим более 3 лет.

Александр Жильников

Он окончил училище по специальности товаровед, но работал рабочим: резал стекло, ездил подзарабатывать в Россию. С 2015 г. работал вместе с Сухарко на пилораме, тоже неофициально.

Заказала избиение — получила двойное убийство

Затем прокурор озвучивает версию следствия и обвинение.

Ранее Алина Шульганова уже пыталась навредить Виктории, девушке своего бывшего парня Вячеслава. Еще осенью она даже договаривалась с одним знакомым, что тот за $1000 похитит Викторию, отвезет за город и бросит связанной в каком-нибудь пустом доме.

Алина даже передала тому знакомому деньги, в общей сложности более 32 млн «старыми». Правда, обещанное потенциальный похититель так и не осуществил.

Поэтому Алина решила найти нового исполнителя.

Шульганова и Жильников были соседями. 29 ноября 2015 года мужчина зашел к соседке — и та рассказала ему о своих проблемах в личной жизни. Также обмолвилась, что ищет, кто бы мог наказать ее соперницу.

Жильников согласился решить проблему. От Шульгановой он получил записку с контактами, указанием места и часов работы Виктории. Также в записке был адрес, где жила пара, и контактные номера самой Шульгановой.

Спустя пару дней Жильников познакомил Алину с Сухарко. Обсудили, как накажут соперницу. Сухарко пообещал, что Виктория попадет в больницу. В итоге Шульганова выплатила ему аванс 2 млн рублей.

8 декабря компания встретилась еще раз. Шульганова на своем мобильнике показала мужчинам фотографии Виктории.

Но «друзья» задумали еще и свой план: они решили ограбить квартиру. По версии следствия, они заранее планировали действовать с особой жестокостью.

Поздно вечером 16 декабря пьяные Сухарко и Жильников пришли в подъезд, где жили Вячеслав и Виктория. Чтобы соседи их не видели, мужчины сорвали электрический патрон с лампочкой в тамбуре. Вячеслав открыл дверь — его сразу стали избивать. Несколько раз ударили кулаком в лицо, затем били ножом — всего он получил более 80 ударов.

После убийства преступники стали отбирать имущество, которое планировали забрать с собой. Но вскоре домой вернулась Виктория. Ее затащили в квартиру, зажали рот… Нанесли ей 63 удара ножом.

Сообщники забрали куртки, несколько коробок конфет, паспорт девушки… В общем, «поднялись» на 13 млн. Спустя несколько дней Шульганова передала Сухарко и Жильникову еще 1,5 млн.

Добил арматурой

Как выяснилось, за день до этого убийства, Сухарко с Жильниковым убили еще одного человека. 15 декабря, тоже на подпитии, они ограбили и убили 60-летнего мужчину в Колодищах под Минском.

Мужчина отказался сдавать жилье Сухарко, поэтому они рассчитывали и отомстить ему, и «поднять» денег. По их мнению, он должен был иметь при себе $10 тыс.

Жильников с Сухарко сильно избили жертву — не менее 17 ударов по голове, отметил прокурор. Избивали его в том числе и куском арматуры. Мужчина получил тяжелые травмы, громко кричал, после чего Жильников приказал Сухарко добить жертву арматурой. Тот послушался.

Обвиняемые сбежали. Мужчина скончался на месте.

«Шульганова угрожала, что убьет Викторию»

Потерпевшими по делу проходят родители убитых Вячеслава и Виктории, а также родной брат Александра, мужчины, которого забили арматурой. Он попросил компенсировать ему моральный ущерб и расходы на похороны брата.

«Как их наказать, если признают виновными?» — спросил его судья.

«Высшая мера», — ответил тот.

Матери убитого парня на заседании не было из-за проблем со здоровьем. Потерпевшим проходил ее муж, отчим Вячеслава — поляк Томаш Забелло. Он юрист, владелец адвокатской фирмы, живет в Варшаве. В начале 90-х Забелло женился на матери Вячеслава. После, в 1996 году, забрал жену и ее двух детей от первого брака в Варшаву.

В Польше Вячеслав успел отсидеть три года за кражу и драку. Во время заключения окончил школу, получил специальность плиточника.

В 2012 году, после выхода из тюрьмы, Вячеслава депортировали в Беларусь и запретили на три года въезд в Польшу. Он переехал в Минск, там оставалось материнская квартира, где жила бабушка. Сначала они жили вместе, но бабушка скончалась в 2015 году.

Подростком он был тяжелым, вспоминает отчим. Во время отсидки парень увлекся «идеями бритоголовых, преимуществом белой расы», даже сделал себе несколько тематических татуировок. Но после тюрьмы изменился, много чего понял, никогда с ним проблем больше не было, — подчеркнул Забелло.

В Минске Вячеслав работал грузчиком в «Евроопте», охранником. Женат не был, но имел дочь.

«Мать дочери не подавала на Вячеслава как отца, — сказал Забелло. — Но мы иногда видимся с ними. Девочке три года».

По словам отчима, Вячеслав сначала встречался с Викторией. А когда у них начались расхождения, на несколько месяцев парень сошелся с Шульгановой. Но потом все равно вернулся к Виктории.

«Насколько мне известно, они разошлись с Шульгановой, потому что она не занималась домом, не готовила еду, не убирала, — рассказал отчим Вячеслава. — Я слышал от жены, что между Викой и Шульгановой был конфликт: они встретились на улице, были крики, драка, Шульганова угрожала, что убьет Викторию».

Но родители особо не вмешивались в жизнь Вячеслава, разве только помогали деньгами.

«Мы считали, что он взрослый человек, разберется сам», — сказал Забелло.

Особо подробностями не делился и Вячеслав. В 2015 году за пару месяцев до убийства он перенес инсульт. Уже позже родители узнали, что последнюю работу он бросил, так как плохо себя чувствовал.

После инсульта Вячеславу сделали операцию, он получил группу инвалидности. Парню пришлось заново учиться говорить. Но уже через месяц он выписался из больницы — реабилитация прошла очень быстро. Правда, помощь Вячеславу все равно была нужна — сначала к нему часто приезжали мать с отчимом, затем ухаживала Виктория. Мать поддерживала с ним связь через девушку.

«Они каждый день говорили по телефону», — рассказал Забелло.

На Рождество семья всегда собиралась вместе — и в 2015 Томаш с женой собирались приехать в Беларусь 24 декабря. Но вдруг несколько дней родители не могли дозвониться ни до Виктории, ни до Вячеслава. 20 декабря мать парня поехала в Минск — и нашла в доме два трупа.

После рассказа Забелло судья спросил, что тот думает насчет наказания обвиняемых.

«Я считаю, что если забираешь жизнь, то должен расплачиваться своей жизнью. У нас это невозможно, но здесь такая возможность есть», — ответил поляк.

«Высшая мера — слишком мягко для них»

Затем суд выслушал еще одного потерпевшего — отца погибшей. Мужчина живет в селе под Островцом, с матерью Виктории они давно развелись. Сама Виктория закончила деревенскую школу и поехала в Минск — поступила в торговое училище на продавца. Закончила учебу, работала по специальности: сначала в «Евроопте» в Малиновке, после в магазине на площади Казинца.

По словам отца, Вячеслав с Викторией собирались пожениться. С парнем он был знаком, дочь привозила к отцу в гости.

«Нормальный парень. Мало разговаривает. Крепкий», — вспомнил мужчина.

В общем, о каких-то деталях общения дочери с бойфрендом, о существовании Шульгановой отец Виктории не знал. Такие подробности Виктория ему не рассказывала.

Также мужчина заявил, что хочет получить 100 тысяч (1 миллиард «старых») рублей за моральный и материальный ущерб.

Напоследок прокурор поинтересовалась, какого наказания для обвиняемых ждет отец погибшей. Тот ответил, что рассчитывает на пожизненное заключение.

«Высшая мера — слишком мягко для них», — сказал он.

«Я хотела скомпрометировать Вику»

Затем суд выслушал Алину Шульганову. Ее история — сплошная «Санта-Барбара».

«Я познакомилась с Вячеславом в 2013 году. Я работала в БРСМ и у нас проходила акция в «Евроопте» — мы собирали канцтовары для детей. Он работал там охранником. Мы немного поговорили, обменялись номерами».

Затем, по словам Шульгановой, они с Вячеславом несколько раз то съезжались, то разъезжались. Якобы Вячеслав даже то собирался на Шульгановой жениться, то просил съехать из квартиры… Парень жил то с ней, то с Викторией, а некоторое время они даже жили все вместе.

«Мы начали так жить — в одной комнате она, в другой — я и Слава. Практически не разговаривали сначала с Викторией… Но потом более-менее привыкли», — вспомнила Шульганова.

После, по ее словам, примерно через месяц Вячеслав все же попросил съехать с квартиры именно ее, а не Викторию. Которая, по версии Шульгановаой, постоянно скандалила то с Вячеславом, то непосредственно с ней. Однажды, утверждает Алина, Виктория сама кричала ей, что убьет, даже устроила драку.

«А как бы вы вообще охарактеризовали ваши отношения с Викторией? — поинтересовалась прокурор. — Кратко, одним-двумя словами».

«Просто приятельские», — ответила девушка.

Правда, в своем рассказе Шульганова почему-то совсем не вспомнила о планах вывезти Викторию в лес или избить ее. Рассказать об этом ее попросила прокурор.

«Я хотела скомпрометировать Вику. Ей от Славы нужны были только деньги и квартира. И я хотела, чтобы ее подставили — фото какое-то, или что-то такое, — заявила Шульганава. — Просила найти компромат на нее».

Просила это Шульганова у какого-то Матвеева, чьи контакты нашла в сети на якобы сайте частных детективов.

Матвеев пообещал, что если компромата не найдется, он «искусственно создаст нужную ситуацию».

За свою работу Матвеев попросил 500 долларов. Денег у Шульгановой не хватало, поэтому договорились рассчитываться по частям. девушка отдала ему 200 долларов, которые «откладывала на отпуск, еще со времен работы в БРСМ». Еще 200 выдала на второй встрече, когда узнала что компромата нет — его нужно «произвести».

Вскоре Матвеев начал рассказывать, что Виктория уже встречается с «его человеком». Однако, по информации Шульгановой, та все же продолжала жить с Вячеславом. Такое Алине не нравилось.

Но она исправно перечисляла деньги на нужды Матвеева и его «агента», последний якобы тратил их на кафе, рестораны и кино с Викторией.

Что же касается вывоза девушки в лес, то, заверила Шульганова, это предложил ей сам Матвеев.

«Я просто поддержала его идею», — сказала она.

«То же касается и Жильникова. Я допускала легкие телесные повреждения, но не могла и подумать о тяжком преступлении», — заверила Алина.

Также Шульганова сквозь слезы попросила прощения у родственников погибших за то, что не сообщила в милицию об убийстве.

«А что бы это изменило? — поинтересовалась прокурор. — Людей же не вернуть».

«Ну… Я получила бы, может, не такое тяжелое наказание», — ответила Шульганава.

* * *

Оба обвиняемых признали вину. Но Сухарко полностью, а Жильников — частично. Последний утверждает, что сам не убивал, а только помогал сообщнику, т.е. Сухарко. Им грозит расстрел.

Алина Шульганова также признает вину частично: она отрицает, что ранее заказывала похищение своей соперницы.

Заседание продолжится 19 декабря в 10.00 утра.

Влад Шведович, фото Сергея Гудилина

47
Dzianis / Ответить
16.12.2016 / 11:53
якраз для такіх выпадкаў і варта пакінуць смяротнае пакаранне
28
Застёгнутый / Ответить
16.12.2016 / 12:02
"Ім пагражае расстрэл" (с) Если всё изложенное выше - правда, а доказательство этого есть прерогатива следствия и суда, то расстрел не "пагражае", а единственное адекватное наказание этим двум отморозкам.
2
Ў Hrodna / Ответить
16.12.2016 / 12:17
Аліна была галоўным спецыялістам раённага аддзела БРСМ. Вось яно як! Дзяржаўным СМІ па традыцыі (калі будуць весці гаворку пра гэты выпадак) абавязкова павінны падкрэсліваць гэты факт!!! Бо калі хто небудзь зробіць нешта дрэннае і пры гэтым чалавек будзе апазіцыйных поглядаў, ці напрыклад мець фота ў цішотцы з пагоняй дзряж смі заўсёды гэта падкрэслівае!!!
Показать все комментарии/ 70 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера