09.02.2017 / 18:28

«Так можно достукаться черт знает до чего» — в чем опасность введения пограничной зоны Россией 17

Протяженность границы Беларуси с Россией — примерно 1280 км. 1 февраля ФСБ России сообщила о том, что на всей этой протяженности вводится режим пограничной зоны. Свое критическое отношение к этому высказали и белорусский МИД, и лично Александр Лукашенко. Почему?

Пограничный знак под белорусским Хотимском. Фото Сергея Гудилина.

Для белорусов и россиян после введения пограничной зоны ничего не изменится — при пересечении границы нужно просто иметь паспорт, как и раньше. Россия заявляет, что решила усилить контроль только для граждан третьих стран, которые могут ехать в РФ через Беларусь. Об этом активно пишет и прокремлевская пресса: мол, защищаем себя от мигрантов и санкционных товаров, попадающих через Беларусь.

Но по мнению Александра Лукашенко, появление пограничной зоны — исключительно политический жест России, ответ на пятидневный безвизовый режим, который Беларусь ввела для 80 стран мира.

Во время своего «Большого разговора» президент говорил, что эта ситуация может «вылиться в серьезный конфликт».

«Есть какая-то привязка к каким-то конкретным точкам. Россия что, начала проводить демаркацию границы? Это переговорный процесс. Это же может вылиться в серьезный конфликт. Мы же не договаривались, как на карте будет проходить граница, на местности. После этого только нужно устанавливать какие-то знаки и точки.

Вы же можете залезть на чужую территорию и отхватить кусок чужой границы. Я не думаю, что россияне на это решатся. Это уже серьезный конфликт, так можно достукаться черт знает до чего», — сказал Александр Лукашенко.

Во время «Большого разговора» выразил озабоченность шагами Москвы.

Что имел в виду Лукашенко?

Ситуация следующая. Раньше границы между Россией и Беларусью фактически не существовало, поскольку обе страны существуют в едином Союзном государстве. Граница не была обозначена на местности, не существовало ее и на бумаге. То, что мы видим на картах — примерная линия, проведенная по административным пределам, которые определялись еще при СССР.

Мероприятий по делимитации — точному определению границы — не проводилось, сообщили «Нашай Ніве» в Пограничном комитете.

Но теперь, после решения Москвы, линия пограничной зоны в глубине трех российских областей на границе с Беларусью с особой точностью привязана к местности соответствующими координатами.

«Очень показательно, что на участках границы России с другими странами такого нет. За исключением непростого участка российской границы в районе Сахалина и Курил [на некоторые острова из них претендует Япония — НН]. Возникают закономерные вопросы о логике и соразмерности таких шагов.

Мы не драматизируем ситуацию, но и не склонны ее упрощать», — прокомментировал это Дмитрий Мирончик, пресс-секретарь белорусского МИД.

Дмитрий Мирончик.

Получается, что Россия сама односторонне определила границу между нашими странами? На самом деле, нет, успокаивает полковник запаса Александр Тищенко, бывший пресс-секретарь Пограничного комитета.

«Что касается координат в приказе ФСБ, то там речь идет о глубине пограничной зоны. Они указали координаты внутренней границы, на своей территории. Саму границу между странами никто так и не определял — это дело очень кропотливое», — говорит Тищенко.

Но, по его мнению, введение пограничных зон — все равно процесс весьма значимый.

«Раньше определялись пограничные территории. Соответствующие приказы были в России в 2011 году, в Беларуси — в 2014. Но это, по большому счету, были просто районы у границы, в которых расширялись поля правового действия пограничных служб, а не режимные территории. А пограничная зона, которую сегодня вводит Россия — территория именно режимная. И поэтому возник вопрос:

как быть с гражданами Беларуси? — комментирует Тищенко. — И Мирончик правильно обозначил проблему: по сути, в документах о пограничной зоне нет никаких формулировок или оговорок относительно граждан Беларуси. То есть белорусы автоматически приравниваются к гражданам третьих стран.

Пока, кажется, пропускные документы от белорусов не требуют, достаточно паспорта. Но изначально речь шла о пропуске. Теперь сыграли назад, но в любой момент могут изменить решение, и пропуск белорусу внезапно станет нужен. Будет так, что сегодня, пока хотят, — пускают, а завтра расхотят — и без анонсирования перестанут».

Эти вопросы нужно обязательно оговаривать и решать, уверен Александр Тищенко.

Как будет работать контроль, когда пограничные зоны есть, а границы, фактически, нет?

«Гадать, как они будут это делать, я не могу. Но могу сказать, как должно быть. Нужно найти силы и средства для обеспечения режима пограничной зоны. Должны быть четкие критерии нарушения линии границы, соответственно,

должна быть линия границы или хотя бы договоренность о линии. И если договоренности нет, то к ней пришло время прийти. Иначе люди будут дезориентированы, будут постоянные проблемы», — пояснил Тищенко.

Но вопросы делимитации и демаркации пока не обсуждались. О полноценной демаркации границы разговор вообще не идет, сообщили «Нашай Ніве» в Пограничном комитете. Вопрос о демаркации при необходимости будет решаться сначала министерствами иностранных дел обеих стран. Но демаркация границы — дело сложное. Во-первых, просто потому, что совсем не быстрое.

Демаркация границы с прибалтийскими странами длилась почти 20 лет. Процесс начался еще в 1992 году, но окончательно был завершен только в 2012.

Процесс переноса белорусско-украинской границы с карты на местность, который стартовал в 2014 году, займет около 8 лет.

Пока еще никаких пунктов пропуска между Россией и Беларусью нет.

Во-вторых, полноценная демаркация, вероятно, состоится только после окончательного похолодания в белорусско-российской дружбе. Или наоборот, станет первым шагом к нему — если кто-то решит начать демаркацию, это будет серьезным и однозначным сигналом соседу о том, что пришло время жить врозь.

Как сигнал о том, что между соседями не все в порядке, воспринимается и сегодняшнее решение России о пограничных зонах.

«Решение Беларуси о введении безвизового режима для 80 стран было направлено в первую очередь на иностранцев: надо продемонстрировать ЕС, что идет движение в их сторону, показать потенциальным инвесторам и туристам, что Беларусь — открытая страна. Сигнал России, что мир не сошелся только на ней тоже был, но Россия тут не главный адресат,

— считает Денис Мельянцов, магистр политологии, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS).

— А российский ответ — пограничные зоны — направлены именно на Беларусь. Это и есть политическая предупреждение, мол, если захотим, то сможем отгородиться от ваших товаров.

Ведь Россия может просто ввести экономические меры, очень болезненные для нашей экономики, которая ориентирована как раз на Россию. Просто закроют рынок и границы для наших товаров — и это будет серьезная проблема для Беларуси».

По мнению Мельянцова, введение пограничных зон — результат проблем в белорусско-российских отношениях, которые длятся почти год.

«Все началось еще с переговоров по поводу нефти и газа, а заканчивается, как мы видим, пограничными зонами и запретом белорусского мяса.

Это полноценный кризис в наших отношениях с Россией, и, по моему мнению, он будет более глубоким, чем все прошлые», — сказал Мельянцов.

Влад Шведович

1
1 / Ответить
09.02.2017 / 17:39
можа, хоць зараз дэлімітацыю зробяць
2
Васіль Астрэйка / Ответить
09.02.2017 / 17:48
Усе небяспекі пераважвае шчаслівая нагода лепш адмежавацца ад усходняга суседа і аслабіць прывязку ад яго. Прычым ён сам нарваўся.
1
Міхась / Ответить
09.02.2017 / 17:53
Ну што, краўдфаўндынгавая кампанія па дэмаркацыі?)))
Показать все комментарии/ 17 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера