20.04.2017 / 16:03

Он — оператор «Белсата», она — журналистка «Комсомолки». Красивая история любви Александра Борозенко и Ирины Козлик 7

Александр Борозенко сделал предложение Ирине Козлик 9 апреля, в день, когда вышел на свободу после 15 суток ареста. Он слепил кольцо из хлебного мякиша и вырезал узор обычной расческой.

В беседе с «Нашей Нивой» Александр и Ирина искренне рассказали, как спасали друг другу жизнь, кто в семье главный и как жить, если твой любимый 20 лет болеет за «Манчестер Юнайтед».

«НН»: Когда вы впервые увидели друг друга?

Александр: Виделись мы много раз, пересекались по работе, поэтому в лицо Иру я знал давно. Первый вербальный контакт произошел, когда я вышел с прошлых «суток» [в 2012 году оператор Борозенко отбыл 11 суток ареста за то, что снимал пикет. — НН]. Ира подошла, поздравила с освобождением. Потом я поехал на Майдан и на общей волне, когда все писали «Саша, надень шапку», как-то и с Ирой начали переписываться.

Ирина: А впоследствии Саша несколько раз назначал свидание и уезжал в командировку.

Александр: Мы договорились, что надо вместе поужинать. Но между Майданом, Крымом и Донбассом я приезжал буквально на неделю, поэтому увиделись уже после командировок.

Ирина: Было интересно: «Увидимся?» — «Ой, нет. Я уехал». Нормальная женщина могла бы и обидеться.

«НН»: Когда же проскочила та искорка?

Александр: Поворотный момент был, когда мы с Андреем Стрижаком [профсоюзный активист. — Авт.] поехали в аэропорт «Борисполь» просто чтобы встретить Иру и ее коллегу, которые летели в Грузию. Мы со Стрижаком проснулись в шесть утра, сели на автобус и отправились буквально на часок выпить с ними кофе и отправить их на самолет.

Ирина: Странно, конечно.

Александр: А потом встретились уже в Минске. Сначала пошли на обед, а через день или два — на ужин.

Ирина: Ну и все вскоре стало понятно.

«НН»: Чем привлек Александр?

Александр: Ну я же котик.

Ирина: Будем придерживаться этой версии. Нет, на самом деле — чувством юмора, очень позитивным отношением к жизни, умом и общностью интересов.

«НН»: Александр?

Александр: Это химия. Нам просто было интересно после первой встречи, закрутилось и пошло. Буквально спустя месяц мы уже улетели в Италию.

Ирина: Вот эта совместная поездка была интересным испытанием.

Александр: Я тебе спас жизнь.

Ирина: В Венеции я попыталась упасть в канал, и у меня почти получилось. Хотя это произошло совершенно случайно, я просто поскользнулась.

Александр: Чуть не случилась самая романтическая в мире смерть — называется «Умереть в Венеции». Я успел Иру вытащить, но там в сумке были паспорта, деньги…

Ирина: Потом у нас было еще одно происшествие, но там уже я спасала Сашу. Мы были в Израиле, достаточно далеко от столицы, на беду. С одной стороны — пустыня, с другой — море.

Александр: И у меня вылетел коленный сустав.

Ирина: Тут уж понадобились мои организационные способности.

Александр: И твой роуминг.

Ирина: К счастью, у нас была медицинская страховка. Я настояла на том, чтобы ее оформили все в нашей небольшой туристической группе. И вот тут-то она понадобилась, так как пришлось вызывать врачей и ехать в больницу.

Александр: Я же был уверен, что страховка не нужна: сколько раз ездил в Польшу, и ничего не случалось! Короче, остаток отпуска я ходил на костылях злой на всех как Доктор Хаус.

Ирина: Саша делал предложение на носилках…

Александр: Я был под морфием.

Ирина: Ты еще не был под морфием. Саша давал распоряжения на случай своей смерти и делал предложение на случай, если выживет.

«НН»: А потом все забылось…

Александр: Почему? Нет. Идея жениться возникла довольно давно, еще на месяце четвертом наших отношений мы обсудили это в рабочем порядке. Решили, что будем жить вместе, а потом поженимся. После того прошло уже два с половиной года. Живем вместе довольно давно, можно считать, что с бытом уже разобрались.

«НН»: И как разобрались?

Александр: Очень просто: Ира учится готовить то, что мне нравится.

Ирина: Но не получается.

«НН»: А что Александру нравится?

Ирина: Борщ, конечно. Но я его готовить не умею.

Александр: Супы, пельмени домашние — все очень просто на самом деле.

Ирина: Ну нет, это же понятно. Во-первых, когда? Во-вторых, как?

Александр: Мама знает, как… Если серьезно, то быт в основном на Ире. На мне какие-то кардинальные решения вроде приобрести мебель или приволочь на себе шкаф из Вильнюса. Ну и если какой-то кулинарный праздник, что случается крайне редко, то я могу кое-что приготовить.

«НН»: Что готовит Александр?

Ирина: Драники готовит. Что ты еще готовишь?

Александр: Выпендриваюсь. Люблю экспериментировать: пожарить белые грибы, мясо какое-нибудь. Из этого потом сделать, например, мусс и положить в тарталетки. Ну и суп-пюре еще.

Ирина: И что-то в кляре ты запекаешь, я не всегда понимаю, что. У меня все проще, конечно. Мне главное, чтобы было просто и быстро.

«НН»: Домашних питомцев держите?

Александр: Кошка Варвара у нас живет. Она появилась еще тогда, когда я один жил.

«НН»: Как она сживалась с новой хозяйкой?

Ирина: Долго решали, кто хозяйка. Хозяйка она.

Александр: Сначала Варвара держала дистанцию. Теперь, когда садимся смотреть какой-то фильм, то диван делим на три равные части.

«НН»: Александр, тебя арест вдохновил на то, чтобы сделать предложение? Посидел, подумал и решил, что время пришло?

Александр: Во-первых, я уже давно думал, что надо сделать этот формальный шаг. А тут была возможность сделать его нетривиально. Когда сидишь в информационном вакууме, начинаешь думать о том, что на самом деле важно и чего ты хочешь. Вдобавок, был такой мелкий фактор как невозможность получить передачу от Иры, пришлось приезжать матери. Я думал: ну что за чушь? У меня есть девушка, фактически невеста, но она не имеет никаких прав. Кстати, вылепить кольцо заняло буквально 15 минут. Это был последний день, когда каждая минута тянулась очень долго и мне казалось, что я этим занимался час.

«НН»: Ира, какие были эмоции, когда увидела кольцо?

Ирина: Это был эмоционально мощный день. Так надолго мы еще никогда не расставались. Когда приехали домой и Саша вручил кольцо… Ну, какие вопросы? Конечно, «да». Небанальность предложения тоже очень подкупает. Все должно быть красиво. Это очень романтичный и очень красивый шаг.

Александр: И дешевый. Нет, нормальное кольцо будет, но это постараемся сохранить.

Ирина: Мы шутим, конечно, насчет дешевого. Я не очень люблю носить украшения, Саша даже немного нервничал, что ни вкуса моего не знает, ни размера пальца.

Александр: Мне нечего подарить. У нее всегда есть вариант, что мне подарить: заходишь в футбольный фанатский магазин и всё — подарок для Саши есть.

Ирина: Но по такому случаю сходим выберем кольцо.

Александр: Кстати, знаете, как я это лепил? Взглянул на свой мизинец и прикинул, что надо немного меньше.

«НН»: Александр, расскажи, за какую команду болеешь, а Ира потом расскажет, как она с этим живет.

Александр: Я уже более 20 лет болею за «Манчестер Юнайтед». В настоящее время я один из руководителей белорусского фан-клуба. Организуем мероприятия, выходим на более серьезный уровень, чем просто посидеть и посмотреть футбол под пивасик. Последние два года это занимает очень много времени. Ну и Ира понемногу втянулась.

Ирина: Я втянулась?

Александр: Окей, смирилась.

Ирина: Я стираю и утюжу флаги. Хожу на просмотры, но редко. С удовольствием иду на стадион — здесь выхода у меня нет. Ну и отпускаю на много вечеров неделями напролет.

Александр: Это тянется с августа по май, всего два месяца перерыв. Но я сразу предупредил, что это не то, с чем некий человек в моей жизни может конкурировать: либо есть я с походами на футбол, либо меня просто нет. Ира уже подумывает о том, чтобы купить себе карточку официального болельщика «Манчестер Юнайтед», которая у меня появилась два года назад. Помогает поддерживать в порядке клубные баннеры, время от времени подарки манчестерские делает. В магазинах со спортивной атрибутикой она бывает чаще, чем я.

Ирина: Зато знаешь, за кого болеть.

«НН»: Расскажите о плюсах и минусах дуэта «журналист-журналист».

Ирина: Не надо друг другу сообщать какие-то глобальные новости. Это, конечно, плюс.

Александр: При этом минус, что ты живешь в этих новостях. Просыпаешься и начинается: «О, смотри, что Трамп отчебучил!». Если нормальные люди начинают свое утро с легкого завтрака, то у нас это новости, фейсбук и обсуждение того, что происходит в стране и мире 24 на 7.

Ирина: Зато понимаешь, почему человек занят вечером или в выходные, почему каких-то праздников не бывает.

«НН»: Как проводите свободное время?

Александр: Свободного времени не так и много. Бывает, ходим в кино, выезжаем на природу с друзьями, путешествуем. Любим вкусно поесть.

Ирина: У нас хорошо получается отдыхать, когда мы куда-то уезжаем. Тогда и новости отключаются, не надо следить за тем, что происходит.

Александр: За эти три года мы уже съездили в Германию, Италию, Иран, Израиль, Ирландию, Грузию. Вильнюс, Варшава и Львов — не в счет. В прошлом году осуществили мою детскую мечту и съездили в Британию. 20 лет за «Манчестер Юнайтед» болел, а на домашнем стадионе не был ни разу.

Ирина: А Саша поддерживает меня. Я в Иран давно хотела. Когда-то прочитала статью об этой стране, и она меня очаровала. Во время акции «Белавиа» как раз были хорошие билеты, и я спросила у Саши: «Может, в Иран?». Он ответил: «Нет!» Потом спросила еще раз: «А может, все-таки в Иран? Билеты еще висят…». И он ответил: «Делай, что хочешь».

Александр: Тогда как раз шел баскетбольный матч. Все что-то кричат, я снимаю — и звонок: «Саш, ну может все-таки в Иран?» Ну и, видимо, я не достаточно жестко сказал: «Делай, что хочешь». Для меня Иран вряд ли входил в тридцатку стран, в которых я хотел побывать.

Из путешествия в Иран.

«НН»: В фильмах вкусы похожи?

Ирина: Ну, на тему мультиков мы не спорим.

Александр: Попробуй поспорить! В последние годы в кинотеатр хожу в основном на мультики или комедии, потому что не люблю кино по комиксам и обо всех этих супергероях, которыми забит сейчас прокат. А серьезные фильмы обычно смотрим дома.

Ирина: Когда я знаю, что Саше фильм не понравится, я иду на него одна. Раньше я любила очень артхаусные ленты. Что тебе понравилось из тех, на которые мы ходили вместе?

Александр: «Исчезнувшая» Дэвида Финчера. Страшно было, правда. Там все мужчины после фильма уходили с ужасом в глазах и присматривались к своим женщинам. Потому что там о том, как коварная женщина загубила мужу жизнь. И еще понравился фильм о журналистских расследованиях «В центре внимания».

«НН»: Слушайте, вот сегодня можно жить и не жениться, и никто слова не скажет. Почему все-таки оно того стоит —делать предложение, создавать семью официально?

Ирина: Не буду шутить про передачи. Здесь государство нам четко объяснила, что без штампа ты никто. Если это не брать в расчет, то, конечно, это просто еще одно признание.

Александр: Безусловно, многие вопросы можно решать без штампа. Но государство диктует свои правила и есть много вещей, которые этого требуют. Для меня поставить штамп и сыграть свадьбу — немного разные категории.

Свадьба, венчание — шаг для себя. Очередное признание, очередной этап, переход на другую ступень. ЗАГС — формальность для решения бытовых вопросов.

«НН»: Что самое главное в отношениях?

Александр: Терпение.

Кстати, когда был на сутках, полушутя думал, что хоть отдохну от Ириной болтовни: «Наконец тишина, можно книгу почитать». Я дома стараюсь употреблять как можно меньше слов. Могу молча поесть, включить футбол или какое-то кино — для меня это отдых. А Ире нужно со мной поговорить, поделиться всеми новостями. Так вот, где-то на третий день ареста понял, что лучше бы кто-то над ухом болтал. Просыпался с мыслями про Иру.

Ирина: В отношениях важно доверие, способность говорить и слышать друг друга. Важно не питать иллюзий насчет того, что можно кого-то переделать или сделать удобнее.

Александр: У каждого человека есть определенный набор пунктиков, который вообще не стоит трогать. Ты либо с ними миришься, либо нет. А еще важно иметь кошку.

Ирина: Да, кошка — важно. Без кошки в доме сложно.

* * *

Александр Борозенко с 2009 работает как оператор-фрилансер, сотрудничает с телеканалом «Белсат». Учился в БГУ и во Вроцлавском университете. В 2008 году проходил обвиняемым по так называемому «делу 14-ти» за участие в акции в поддержку предпринимателей. Во время судебного процесса над остальными обвиняемыми Борозенко находился в Польше, его объявили в розыск. Спустя полгода он добровольно явился к следователю, был задержан и направлен в следственный изолятор. Голодал. В результате Борозенко приговорили к году ограничения свободы без направления в исправительное учреждение.

Ирина Козлик работает в штате «Комсомольской правды» с 2006 года, прежде всего, освещает политические события. Училась на отделении философии факультета философии и социальных наук БГУ. В 2012 году Ирину и фотографа Юлию Дорошкевич обвинили в незаконном пикетировании и присудили штраф. Пикетирование сотрудники правоохранительных органов усмотрели в том, что журналистки вышли сфотографироваться с плюшевыми мишками в знак поддержки фотографа Антона Суряпина. Через несколько лет Суряпин отсудил у государства компенсацию за месяц, проведенный в СИЗО КГБ.

Настасья Ровдо, фото Сергея Гудилина и из архива героев

5
усябруэл / Ответить
20.04.2017 / 17:00
Моцнага Ладу Ірыне і Алесю !
8
Алена / Ответить
20.04.2017 / 17:28
Якая прыгожая пара!
5
ЦРУ / Ответить
20.04.2017 / 18:19
Шчасця маладым!
Показать все комментарии/ 7 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера