День открытых дверей в гимназии №4. Фото gymn4.minsk.edu.by

Елена говорит, что ситуация в гимназии нездоровая: родители и учителя запуганы, обучение на белорусском языке можно считать условным и заканчивается оно за дверью кабинетов, а иногда и раньше. Скульптор Геник Лойко также долгое время добивается от школы — и недавно судился с директором — чтобы учителя физкультуры знали родной язык.

Мы обратились к директору гимназии №4 Андрея Гоцману и попросили высказать свое мнение на этот счет.

Читайте также:

В минской гимназии №4 c недовольных летят головы, родители протестуют против русификации

Андрей Гоцман, директор минской гимназии №4.

«НН»: Главный вопрос родителей касается того, что происходит постепенная русификация школы. Так это или нет? Многие просили спросить о внесении изменений в Устав. Родители обеспокоены тем, что вносимые изменения связаны с русским языком.

АГ: Устав действительно пересмотрен, потому что он был принят много лет назад. Изменилось законодательство в сфере образования, с учетом этих изменений и Кодекса об образовании наш Устав приведен в соответствие с действующим законодательством. Кардинальных изменений в Уставе не может произойти.

Господину Лойко хочется поднять родителей, мол, гимназия будет русскоязычной. Все родители знают, что этот вопрос никогда не стоял. В нашей гимназии тем более, она одна такая во Фрунзенском районе. У нас очень много учеников. Ко мне сейчас пришло более 120 родителей, которые просятся в первый класс. Среди них даже есть граждане, которые жили в России, а теперь поведут детей в первый класс нашей гимназии, чтобы они обучались на белорусском языке, поскольку у них белорусские корни.

У нас вчера состоялся праздник, где присутствовал почти весь микрорайон. Здесь было более тысячи человек. Выступали наши коллективы, играли на музыкальных инструментах, все были довольны. Столько устных благодарностей я получил от родителей! Ни одной обиды не прозвучало вообще! Поэтому никакой речи о том, что не будет белорусской гимназии, не идет.

День открытых дверей в гимназии №4. Фото gymn4.minsk.edu.by

«НН»: Елена Лозовская сообщила, что вы сказали ей, мол, собираете пакет документов на Лойко с тем, чтобы проверили его психическое состояние. Это правда?

АГ: Я так не говорил.

Я сказал, что сегодня Лойко вызывает у меня желание собрать пакет документов, чтобы проверили его состояние. Геник Лойко в гимназию обращается уже лет семь. Я же работаю здесь чуть более шести месяцев. Он себя как ведет: позволяет кричать на директора, на заместителей. Он записывается на вахте и говорит: «Я пойду к директору». Сам в это время идет в классы, спрашивает у учителей то, что ему хочется, отвлекает их от работы.

Учителя, конечно, обижаются на это, приходят ко мне и говорят: «Андрей Михайлович, ну пусть идет к вам. Но зачем он с вопросами пристает к учителям?» Мало того, он останавливает детей, начинает у них о чем-то спрашивать. Это вообще нарушение законодательства о правах ребенка. Я его предупредил: «Геннадий Станиславович, так не делается, у детей есть родители. И если до меня еще один случай такой дойдет, я буду обращаться в соответствующие структуры, чтобы вами занялись вплотную. Если идете к директору — пожалуйста». Или говорит, что идет к сыну, чтобы что-то передать. Сам же, пока дойдет до сына, задаст вопросы еще десятерым.

«НН»: Родители говорят, что на общих родительских собраниях вы посоветовали им в случае чего обращаться именно к вам, иначе вы предпримете соответствующие меры. Они расценили это как шантаж.

АГ: Директор сегодня в присутствии всего зала, где сидит 200 человек, будет угрожать родителям? Вы считаете, что это возможно?

Ко мне может подойти любой отец, мать, я стою всегда вместе с дежурными в понедельник и пятницу с восьми утра. Если у кого-то есть вопросы, директор всегда доступен. И на родительском собрании я говорил родителям, что, если есть какие-то вопросы, которые они не решили с учителями или заместителями, мой кабинет всегда открыт. Приходите ко мне, я не закрываюсь ни от кого.

«НН»: Некоторые родители просили не упоминать их имени в материале, поскольку боятся, что их дети могут не поступить в гимназию.

АГ: А каким образом их дети могут не поступить в гимназию? Каким образом директор может повлиять на поступление? Сегодня образованные люди знают, что все работы на вступительных экзаменах шифруются. Даже директор не знает, чья это работа. Их проверяет комиссия, присутствует представитель Управления образования, Комитета по образованию Мингорисполкома. Директор этих работ практически не касается. Он только подписывает результаты, проверяет, чтобы там действительно стояла оценка, которая должна быть. Может, родители сами себе там и думают, что директор может что-то сделать, выгнать или еще что. Но у нас есть Устав, есть Кодекс об образовании. Конечно, если будут какие-то значительные нарушения, за которые предусмотрена та или иная мера, то да. Но я не знаю еще ни одного человека, который ушел бы из гимназии именно по таким причинам.

День открытых дверей в гимназии №4. Фото gymn4.minsk.edu.by

«НН»: Елена Лозовская говорит, что вы увольняете ее из-за того, что она начала собирать подписи. Это так?

АГ: Елена Лозовская работает у нас по совместительству. Согласно Трудовому кодексу, если приходит человек на постоянную работу, совместитель должен быть уволен. Елена Лозовская еще где-то работает. Учитывая запросы, которые сегодня есть у родителей, а в том числе и жалобы на Елену Лозовскую, она дорабатывает этот учебный год, а со следующего будет постоянный учитель по чешскому языку.

«НН»: То есть подписи ни при чем?

АГ: Мне рассказали учителя, что Елена Лозовская догоняла родителей, останавливала их, ждала возле школьного забора и заставляла что-то подписывать. Ко мне обратилось несколько родителей, которые сказали: «Андрей Михайлович, что-то там она собирает лишь бы что, мы под этим не будем подписываться. Но вы знаете, что-то она там пишет, хотя мы даже не читали». Ведь родители же к учителям всегда относятся с уважением, и у нас родители учителей уважают.

День открытых дверей в гимназии №4. Фото gymn4.minsk.edu.by

«НН»: В настоящее время ситуация вокруг вашей гимназии активно обсуждается, звучит много негативных комментариев. Что бы вы хотели сказать широкой общественности?

АГ: В каждом районе у нас есть учреждения образования, где преподавание происходит на белорусском языке. В этом году во Фрунзенском районе планируется открыть в каждом микрорайоне по классу с белорусским языком обучения. Проблемных вопросов с белорусским языком я не вижу. Ко мне сейчас обратилось более 120 родителей, которые хотят попасть в первый класс. О чем это говорит? Сегодня около нас находится гимназия с русским языком обучения, но 120 родителей пришли сюда, хотя у нас по плану набор — 112 человек в четыре первых класса. В следующем учебном году нас уже будет более тысячи. Как вы думаете, если бы все было так плохо, шли бы эти родители сегодня ко мне, чтобы их взяли в первые классы? Конечно, не шли бы.

На сегодня у нас целый ряд побед, в том числе по белорусскому языку. У нас на уровне страны в предметной олимпиаде похвальный отзыв по белорусскому языку. Среди предметных олимпиад мы заняли третье место по количеству дипломов. Если бы были плохие учителя, смогли бы они подготовить так учеников? Нет. Во второй половине дня у нас работает музыкальная школа. У нас два образцовых коллектива, один из них хореографический, где танцуют белорусские танцы. Белорусы — люди разумные. Если бы они видели, что у нас что-то не так, они бы не вели сюда детей.

* * *

А что насчет тотальной русификации?

После того как Геник Лойко подал в суд на Андрея Гоцмана, мы разговаривали с директором гимназии. Тогда мы спрашивали, действительно ли учителя разговаривают в школе по-белорусски только на уроках.

Директор, ссылаясь на Конституцию, объяснял, что не может запретить учителям на переменах разговаривать по-русски.

«Господин Лойко требует, чтобы учителя даже под одеялом разговаривали по-белорусски, — говорил Андрей Гоцман. — У нас сегодня учителя делятся на русскоязычных и белорусскоязычных? У нас сегодня выдается диплом установленного образца всем учителям, и там такого разделения нет».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?