15.08.2017 / 09:49

Чемпионка Беларуси по бодибилдингу: «Секс перед соревнованиями — это круто» 25

Лиля Салимгареева дала откровенное интервью Тарасу Щирому для by.tribuna.com.

У главной леди белорусского фитнеса Лили Салимгареевой очень киношная судьба. В детстве девушка несколько лет серьезно занималась спортом, но бросила его и впоследствии сменила с десяток профессий. Мыла машины и полы в подъездах, работала официанткой в баре и танцовщицей. Но несколько лет назад Лиля в спорт вернулась и в итоге в 2017-м стала чемпионкой Беларуси по бодибилдингу в дисциплине фитнес-бикини (это там, где бронзовые поджарые девушки дефилируют по сцене, позируют, а жюри ставят за это баллы). Но для нее это не максимум. Она мечтает стать профессионалом, выступать на соревнованиях в США и ради осуществления мечты готова пойти на многое. Тарас Щирый встретился с Лилей и записал рассказ бикинистки о тяжелом спорте, мужиках-нытиках, девочках для съема, искусственной груди и трэше, который творился в белорусских ночных клубах.

— Лиля, какими хлопотами ты сейчас живешь?

— В этом году я стала абсолютной чемпионкой Беларуси, а сейчас готовлюсь к очередным соревнованиям. Осенний сезон должен быть очень насыщенным. Я планирую много выездов за границу. Сначала собираюсь поучаствовать в Arnold Classic в Барселоне, потом — в соревнованиях в Праге и в Польше. К сожалению, большая команда от Беларуси не соберется. Федерация помогает нам с визой, подбирает удобные маршруты передвижения, когда спортсмен едет один и без сопровождающего. Еще судьи могут помочь советом на соревнованиях. А так все материальные вопросы лежат на плечах спортсменов. Если, конечно, у тебя нет спонсора, который тебе помогает.

— Ради участия в соревнования ты и работаешь?

— Ну да. Это мой образ жизни. Работая тренером в фитнес-клубе Sportfamily, я плачу кредит за квартиру, откладываю деньги на соревнования. Купальник — я люблю выступать всегда в чем-то новом — стоит в районе 250-450 долларов, а один европейский турнир обходится в 700-800 евро. И ты находишься там всего лишь 3-4 дня.

Это ведь две среднестатистические зарплаты белоруса. Что ты делаешь, чтобы зарабатывать такие деньги?

— Работаю шесть дней в неделю — с понедельника по субботу. Воскресенье — мой единственный выходной. Все-таки иногда нужно выспаться. Свободного времени практически нет. Мои близкие и друзья уже привыкли к этому. Скажу больше: за несколько месяцев до соревнований я вообще прекращаю телефонные разговоры. И пока сама не позвоню, мне никто не набирает. Все к этому уже привыкли.

Работаю я с 7:30 до 22:30. Спать ложусь после полуночи. В субботу у меня укороченный день, могу и с подругами повидаться. Но во время подготовки я практически никуда не выбираюсь. Просыпаюсь в 5:35-5:45. Завтракаю обычно овсянкой, рисом или гречкой, орехами. Пью черный чай без ничего. Все. В 7:00 я уже должна быть на работе и ожидать клиентов. А ведь еще нужно подготовить зал к занятиям.

 И не лень тебе так рано просыпаться?

— А я уже привыкла и мне совсем несложно. Хотя во время дневной тренировки уходит очень много энергии и хочется поспать. Поэтому я обязательно делаю себе перерыв. И каждый день у меня есть обязательные 40 минут дневного сна.

И где ты отдыхаешь?

— Хороший вопрос. Я живу недалеко от нашего зала на улице Ложинской. Так что отдыхать езжу домой. Но если нет времени, я 15-20 минут сплю в машине. Просто сажусь на переднее сиденье своей «Хонды» и засыпаю.

А ты не думаешь, что с таким ритмом себя можно просто загнать?

— Многие так говорят, но я об этом просто не задумываюсь. У меня есть определенные цели и задачи, которые я хочу выполнить. И мне, честно говоря, неважно, что со мной будет в 40 или 50. Я живу этим днем.

— И какие твои цели?

— Они масштабные:).

В одном репортаже вычитал, что ты собираешься уехать в Америку.

— Так, про США допустили одну большую ошибку. Я не хочу жить и развиваться в Америке. Нет. Я хочу выиграть pro-карту, которая позволит мне выступать на американских турнирах. Там уровень другой. Там соревнования намного масштабнее, нежели в Европе или в России. На этих турнирах выступают профессионалы, и ты не должен параллельно работать в зале. Вместо этого ты можешь просто давать онлайн-консультации. Так работать намного интереснее, и моя подготовка к таким стартам была бы совершенно другой. Это профессиональный подход. Уровень участников тоже другой. Это совершенно другое позирование. Это просто другое. Если наша девочка поедет на какой-нибудь американский турнир сразу после чемпионата Европы, то проиграет. Она просто будет не готова.

Кроме того, там у спортсменок есть спонсоры, которые оплачивают твое участие, за выступления ты получаешь денежные призы. И деньги там крутятся совершенно другие. Сколько получают в США фитнес-бикини? Наверное, порядка 9-10 тысяч долларов. Для нас это очень и очень солидные зарплаты.

Попасть на эти соревнования реально, но тяжело. Перед этим нужно победить в очень сильных европейских турнирах, а для начала — пройти серьезный отбор в Беларуси, что тоже непросто.

— Но ты в этом году уже стала абсолютной чемпионкой Беларуси. Разве себя не ощущаешь лучшей в стране?

— Да, в прошлом году я стала чемпионкой в своей ростовой категории, а сейчас победила среди всех лучших. Но не люблю этот вопрос и не считаю себя лучшей бикини Беларуси. Однако я заслужила этот статус. Я к нему шла несколько лет. И в отличие от многих, я свои позиции не сдавала. Каждый раз старалась показывать результат. И сейчас тоже его буду показывать. Но соперниц нужно опасаться всегда.

Неужели конкурентки и подлость могут устроить?

— Между некоторыми бикини есть дружба, спортсменки даже создают очень интересные совместные проекты, но все равно кто-то может устроить подлость на соревнованиях. Тырят туфли, подрезают каблуки… Купальники не воруют, так как это будет слишком заметно. Зато могут украсть грим или «нечаянно» капнуть им на тебя. А ведь любое пятно потом нужно будет замазывать. За своими вещами нужен глаз да глаз. Но больше всего не люблю, когда мило улыбаются в лицо, выступают с тобой на одной сцене, а потом начинают оскорблять за спиной и негативить. Я никогда себя так не вела. Если у меня есть мнение по определенному вопросу, я всегда готова высказать его в лицо человеку.

Моя цель — американские турниры. Мне уже несколько человек предлагали приехать в США. Они готовы помочь развиваться. Один мужчина даже согласился стать моим тренером и вести по американским соревнованиям. Но, повторюсь, это не мое. Жить меня туда не тянет. Мне просто хочется периодически участвовать в конкурсах. Вот и все. Приведу пример. Я люблю соревноваться в Испании. Там очень здорово, но меня все равно очень тянет домой. Мне нравится жить в Минске, хотя сама я, к слову, выросла в России.

* * *

И как тебя вообще занесло в Беларусь?

— Я родилась в Солигорске, но провела все детство в Лангепасе, небольшом городке в Ханты-Мансийском автономном округе. До Сургута, ближайшего крупного города, 130 километров. А так вокруг Лангепаса сплошные леса, леса, леса. Мы их еще называем кустами, грубо говоря, плантациями, на которых качают нефть.

Слышал, что зимой там нереально холодно. Какой самый «низкий» минус ты прочувствовала на себе?

— Минус 72 градуса. О такой температуре мне рассказывала мама. Лично я помню минус 55-56 градусов. Я выходила в такую погоду на улицу и не мерзла, и все было нормально. И переносится такая зима намного проще, нежели в Беларуси. Почему? Там очень сухо. Из-за этого низкие температуры сильно не ощущаются. Я, к примеру, не знала, что такое надевать колготки под штаны, не знала, что такое валенки и даже шапки. Носила джинсы, сапоги, короткую куртку «Аляска» и чувствовала себя нормально.

Так ведь можно было себе все застудить.

— Можно, но город очень маленький. Там все находится рядом. Только дискотека была на другом конце города. Моя школа находилась от дома в двух минутах ходьбы, спорткомплекс вообще был за домом. Кстати, там, в небольшом зале, я и начала в 11 лет осваивать фитнес — занятия в тренажерке с элементами акробатики. Ходила в секцию, ездила на соревнования. Но потом случилась детская травма. Для тренера я ушла на второй план, и он мне в лицо сказал, что у другой девочки перспектив побольше. На каждой тренировке слышала, что Рада лучше, он гнобил меня, называл слабачкой. Это было печально. Я заплаканная приходила домой и как-то поклялась себе, что больше в зал не вернусь.

Вообще, раньше Лангепас был городом нефтяников — местом, в котором можно было заработать хорошие деньги. Но нет уже ни тех зарплат, ни тех рабочих, которые ехали туда на заработки. Кстати, этот город строил белорусский народ. И там до сих пор очень много белорусов. Так в Лангепас попала моя мама, которая родом из Солигорска. У нее был первый брак. Но случилась трагедия — муж погиб, и через какое-то время мама познакомилась с моим отцом. Сам он из Башкирии. Правда, уехал на свою Родину ухаживать за родителями, и я его не видела с 10 лет. Мама работала поваром на кустах и воспитывала меня одна. Я ни в чем не нуждалась, но мне маму было очень жалко и хотелось ей как-то помогать, хотелось иметь собственные деньги. Поэтому еще в старших классах я начала работать — устроилась официанткой в кафе в торговом центре «Арбат». Это даже было не кафе. В самом конце бильярдного клуба был простой бар, в котором продавались чипсы, орешки, пиво и чай.

— К тебе не приставали клиенты?

— Со мной подобное произошло лишь раз. В тот момент я работала уже в другом заведении. Несла горячую шурпу, меня задел или азербайджанец, или чеченец. Я испугалась и вывернула все на него. Он был весь в шурпе. Кричал, ругался на своем языке, вызвали директора. Но мой начальник знал меня как очень хорошего работника, поэтому меня не уволили и не наказали. А вот этого клиента за хамство попросили покинуть кафе без оплаты счета.

А потом в Лангепас приехал парень из Беларуси. Он устроился охранником в ночной клуб, где я работала кассиром. Мне показалось, что влюбилась. В итоге я уехала за ним в Минск, перевелась из Сургутского университета в московский филиал. Но мы немного прожили вместе, и я поняла, что не готова к совместной жизни. Мы расстались. На тот момент мне еще не было 18. Я сразу начала искать работу. Было очень трудно, но я в итоге устроилась…на автомойку.

Мыла машины?

— Сначала была обычным кассиром, но потом поняла, что мыть автомобили намного интереснее. И я тебе скажу, что многим клиентам нравилось, как я это делаю.

Орудовала в огромнейших перчатках?

— Нет, и руки смотрелись убого. Ногтей практически не было, маникюра — тоже. Я наносила какой-то прозрачный лак. Скажем так, у нормальной девушки ногти должны были выглядеть иначе. Но работа, повторюсь, нравилась. Подходила ко всему очень ответственно. Просто я на тот момент хотела себе машину. И к каждому авто относилась так, как будто это мой автомобиль. По итогу каждая была вымыта, «вылизана». Все были очень довольны.

У нас, кстати, появилась автомойка, где девушки моют машины в купальниках.

— Но я не мыла в купальнике:). Хотя, мне кажется, это как минимум красиво выглядит со стороны. Мне даже хочется на это посмотреть. Позвала бы с собой мужа? Да, а почему бы нет? Мой будущий муж вместе со мной не будет ни в чем ограничен. Мне, кстати, нравится женский стриптиз. Люблю, когда девушки танцуют эстетически красиво. Мужской не люблю. Это фу! Просто не воспринимаю мужиков в стрингах. Для меня это ужас. Да и мне не нравятся огромные качки. Это, наверное, заблуждение, мол, если я бикини, то и мой мужчина должен быть качком. Абсолютно нет. Меня не привлекают огромные качки, это не мой идеал. Я вижу возле себя среднестатистического мужчину, который просто поддерживает фигуру. Пресс кубами у него быть не должен. Я во время «сушки» (сжигание жира) поняла, что люблю готовить всякие вкусные печености. Но мне кушать это запрещено. Значит, кто-то должен есть вместо меня. Правильно? Буду кормить мужчину.

Я, к слову, очень любила танцевать. Скажу больше. Сейчас тоже люблю оторваться таким образом. И иногда только из-за этого прихожу в ночной клуб. Это просто выплеск энергии. Было время, когда я подрабатывала в Минске в ночных клубах и танцевала гоу-гоу на стойках. Это были быстрые деньги. Я работала всего несколько часов и за ночь получала в районе 30 долларов. Для меня это была просто работа, так как мне очень нужны были деньги.

Как к танцовщицам относились посетители?

— Лезли иногда. Но я их била каблуками, иногда просто жестами показывала, что, дескать, хватит. В Турции, кстати, такое недопустимо. Там возле девушек стоят охранники-амбалы. И если кто-то к ним лезет и пристает, их сразу выносят.

Твоя работа со стороны пошло не смотрелась?

— Нет. Стриптиза никогда не было, я не раздевалась. Хотя и не скажу, что девушки, которые танцуют топлес, плохие. Каждый зарабатывает так, как умеет. Это тоже работа, а я уважаю любой труд. Но я не уважаю девушек, которые своим некрасивым поведением создают плохое мнение о других. Я никогда не позволяла после работы выйти к барной стойке и начать танцевать, я никогда не позволяла себе пить коктейли с клиентами клуба, а ведь кто-то вместе с ними даже уходил… Да, я могла задержаться в гримерке, пообщаться с друзьями, но никогда не сидела на баре. Это просто противно. Я реально видела дофига.

— Самая дичь, которую ты видела в наших клубах?

— Нет, ну группового секса я в клубах не видела. Но, скажу так, закрытые вечеринки, которые проходят в клубах — это трэш. Туда приходят те, кто понимает, что лишних там не будет. Им запрещено разглашать какую-либо информацию, и они творят безудержные вещи. Когда ты там работаешь, этого не замечаешь. Но когда приходила с девчонками утром на тренировку по танцам и видела, как уборщица выметает кучу презервативов и не только, просто в голове не укладывалось, как такое могло произойти. Я считаю, что это дико. Это страшно. И сейчас мне ходить в клубы просто противно.

Получается, что многие по-прежнему идут в клуб ради съема.

— Да. Сейчас очень много молодежи, которая не любит работать. Девочки мечтают о принце на белом коне, который приедет и даст им все, что они хотят. А есть папики, которые приезжают из разных стран, и встречаются с девушками. Я просто вижу это и меня реально подбешивает. Я, конечно, верю в любовь с первого взгляда. Но вы меня простите, однако таких случаев очень и очень мало. Происходит продажа своего тела, зарабатывание легких денег. Он девушке дал 200 долларов, чтобы она посидела с ним в кафе, может, ночь провела. И ей ведь все равно.

Знаешь, я не стесняюсь ни одной своей работы. Ко всему тому, что я делала, отношусь спокойно. Я возвращалась из клуба, спала несколько часов и потом ехала работать. Было время, когда я на Асаналиева помогала уборщице мыть подъезды. И что? Ничего страшного в этом не видела.

Как ты вернулась в спорт?

— Да подруга как-то позвала с собой в зал. В обычный маленький зал в подвале. И мне так понравилось, что на следующий день я пришла туда одна. На тот момент я работала в компании, которая давала деньги в долг. Года три-четыре назад на них был бум. Люди приходили в контору и брали под проценты деньги. Многие думают, что туда ходят совсем безнадежные, но это не так. Ко мне приходили солидные мужчины, которым просто прямо сейчас нужна была крупная сумма наличными.

Но деньги портят людей. Были и малолетки, были и те, кто скрывался, менял телефоны, не хотел потом возвращать суммы, которые из-за процентов утраивались. Самый крупный долг, который я держала в руках, на старые составлял 48 миллионов. Просто бешеные деньги. Больше всего мне запомнилась история, когда мать гасила долг безработного сына. Она работала обычным продавцом и каждую неделю приносила по 300 тысяч, а должен он был порядка 20 миллионов. Она меня растрогала, ей всегда хотелось чем-то помочь.

Со временем я совершенно бесплатно по выходным начала тренировать подруг. И ко мне как-то подошел директор спортзала, увидел, что у меня достойная форма, и предложил попробовать подготовиться к фитнес-бикини. Это было в конце 2014 года. Так все и началось. Я тогда была худенькая. При росте 170 см весила 54 килограмм. Я настолько хотела работать, что не замечала никаких сложностей.

Сильно изменился мой рацион. До этого я питалась по зову желудка. Пила очень много кофе и кушала булочки, которые продавались недалеко от работы. Ела крайне редко. Но потом я начала «сушиться». Стала кушать овсяные хлопья, творог, зеленые салаты с огурцом и много мяса. Съедала по килограмму вареной курицы в день! Правда, тогда я еще не знала, что такое каша, ела мало углеводов, и теряла жир совершенно иначе, нежели сейчас. Я очень люблю пиццу на толстом тесте (мой рекорд за раз почти 3 килограмма) и не очень люблю сладкое. Но после первого чемпионата республики, а я там заняла второе место, сразу же кинулась на рынок и купила себе 2 кило зефира. Я до этого не понимала, почему все его так любят. А потом поняла, что он просто очень вкусный. Что касается упражнений… К примеру, ногами я тогда жала 120-130 кг. Сейчас на 8 подходов могу поставить себе 330 кг. Так все начиналось.

Я слышал, что в первое время после соревнований, когда возвращается вес, очень сложно.

— Действительно. Если выходить постепенно, то все будет нормально, но у меня не так. Хоть и обещаю себе, все равно не получается. На вторых соревнованиях я была еще суше. Я была просто мега-сухая. Хотя рацион не изменился.

А фармакологию принимаешь?

— Нет, никогда. Но, скажу честно, если бы официально можно было применять препараты, которые запрещены, и довести свое тело до идеального состояния, я бы на это пошла. Почему? Хочу быть лучшей и готова на многое ради этого. Но мы с тренером против химии. Мы — за живое мясо, а живое мясо наедается. Употребляю только протеиновый коктейль. Перед вторыми соревнованиями я набирала вес с помощью гейнера (пищевая добавка при спортивном питании — Tribuna.com), а еще нереально много ела белка.

 — Это правда, что у фитнес-бикини пропадает менструация?

— Да, у 98 процентов девушек, которые занимаются нашим спортом. Но я вхожу в те 2 процента, у которых она остается. Однако я бы очень хотела, чтобы она пропала. Объясню почему. Это не из-за того, что я очень хочу иметь детей:). Просто у меня это часто происходит перед соревнованиями. В результате появляется отек, который мне совершенно не нужен. И отекаю я уже не первый раз. Но я не принимаю запрещенные препараты, поэтому ничего не могу сделать, чтобы этот отек спал. Ты четыре месяца готовишься к соревнованиям, а потом в один момент… Короче, на соревнования ты выходишь не в той форме, в какой хотелось бы. Но с этим ничего не поделаешь.

— Есть еще одна история, которую рассказывают о фитнес-бикини. Дескать, многие из них делают себе искусственную грудь. Подтверждаешь?

— Да, и у меня она тоже искусственная.

Но зачем?

— Исключительно для спорта. На данный момент для меня грудь — это инструмент, с помощью которого я хочу добиться определенных результатов на сцене. В 2016-м я впервые поехала на чемпионат Европы. Для меня это был первый континентальный турнир. И я там, что тут говорить, «обкакалась». Мы ехали туда без цели, мы ехали туда для того, чтобы сравниться с другими спортсменками, но я все равно облажалась. Мало того, что я была небольшая по массе, так я среди всех была самой мелкой. И из 100 процентов участниц 99 стояли с грудью. Но этому одному проценту никакой купальник не поднимет грудь, не сделает ее такой шикарной, как это сделает пластический хирург с помощью имплантатов. Если ты хочешь быть на профессиональной арене, тебе в любом случае придется делать грудь. Когда-то у меня был свой почти четвертый размер, но, блин, где он сейчас?! Из-за занятий спортом грудь пропала. Ведь грудь — это жир, а он уходит.

Врач сначала хотел мне дать полноценную двойку. Но я ему сказала: «Нет! Мне нужно, чтобы сначала входила грудь, а потом уже я». Он посмеялся и в итоге сошлись на тройке. Из-за того, что у меня сильные грудные мышцы, их долго не могли разрезать. О себе дали знать занятия спортом. Обычная операция длится 1,5 часа, а моя — 4.

В этом году на соревнования я ездила уже с грудью, и она мне нравится. Я стала более пропорциональной, мне не нужно шить стремный бюстгальтер, чтобы увеличить формы. А то, бывает, стоит красивая девушка, а потом ты сбоку смотришь и видишь, что ее бюстгальтер увеличился на 8-10 сантиметров. Вы можете себе это представить? Я не могу.

Как отреагировал твой парень?

— Спросил, зачем мне это нужно. Сказала, что в обычной жизни мне это не нужно, зато нужно для спорта. Я бы в любом случае это сделала. Нужно понимать, что сейчас в моей жизни есть две важные составляющие — мама и спорт. Все остальное пока находится на втором плане. Спорт на данный момент для меня важнее личной жизни. Но мой мужчина это понимает, за что я ему очень благодарна. В отношениях со мной нужно строго подстраиваться под меня и мой график. На попятную я не пойду. Да, со мной непросто. Особенно в период подготовки, как и со многими бикини. Думаете, у меня прекрасные отношения с тренером Алексеем Поторочей? Случается, что мы серьезно спорим, но это единственный мужчина, который имеет право на меня кричать, дать подзатыльника, если не буду слушаться. Однажды я ослушалась и вступила с ним в спор на повышенных тонах. Так он мне тогда сказал: «Еще раз такое повторится, мы с тобой больше не сотрудничаем». Все, такого больше не было. Он для меня как Бог, отец, который слепил из меня того, кто я есть сейчас. И я ему за помощь безмерно благодарна.

— Раз уж заговорили о мужчинах. Секс перед соревнованиями для фитнес-бикини — это нормально?

— Секс после тренировки — это тяжело. У тебя на него просто не остается сил, а вот секс перед соревнованиями — это круто. Ты всю свою агрессию должен где-то выплеснуть и выйти выступать спокойной на все сто процентов. Во всех смыслах. И не повезло той бикини, у которой нет мужчины во время подготовки. Дело в том, что во время этого периода девушка становится требовательной, ей хочется выбрасывать энергию. Если кто-то говорит, что после секса девушка хочет спать, это обман. Идет прилив новой энергии. И этот момент нужно словить. Важно, чтобы только рядом был партнер, который бы тебя полностью устраивал и удовлетворял. Но бывают дни, когда к тебе лучше не подходить. Кто-то даже в интернете пишет, что я злая, недоброжелательная, хмурая. Но я хмурая из-за того, что работаю по 15—16 часов, у меня «сушка», мне хочется есть. На работе я обыкновенный пацан, который носит мужские рубашки, не одевает обтягивающую одежду. На лице нет мейкапа, на голове — хвост. Я в зале пацанка. Но людей это не смущает. Они приходят ко мне реально работать. Все очень адекватные.

Девушки приходят в зал тоже, чтобы поработать?

— Ну, это стало модным. Мужчины сейчас тоже отдают приоритет спортивным девушкам, а не худощавым и полненьким. Сейчас уже не следуют стереотипу 90-60-90. Теперь девушки хотят себе спортивную фигуру. Мне кажется, они хорошо чувствуют себя в таком теле, ну и есть те, кто хочет таким образом решить личный вопрос. Действительно, многие раньше приходили только ради того, чтобы посмотреть на красивых мальчиков. Сейчас такое тоже случаются. Это видно сразу. Как определить? Девушка вся при мейкапе, с уложенными волосами и в коротеньких шортиках либо в каком-нибудь красивом комбинезоне. А еще от нее будет пахнуть за километр, и она будет ходить по залу в наушниках и делать вид, что тренируется. Из всех занимающихся в клубах таких, наверное, 30 процентов. Но глупо и тупо идти в зал искать мужика. Если мужчина пришел в зал ради спорта, он будет заниматься и смотреть на гантели, штангу и тренажер, но никак не на девушек в шортах.

— Какие неприятные сравнения ты слышала о себе?

— Некоторые видят, что я сильная, и сравнивают меня с мужиком:). Сейчас много женственных парней. Иногда даже не понять, кто идет перед тобой, — парень или девушка. Реально. И многие в мускулистой девушке видят мужика, хотя ни одну бикини вы не перепутаете с мужчиной. Иногда такие сравнения обижают, а иногда мне просто все равно. Ведь для кого-то я всегда буду красивой спортивной девушкой, а для кого-то останусь мужиком. Для некоторых баб я ужасная, кто-то смотрит на меня с презрением, а для кого-то я — хорошая мотивация.

Что касается характера, если бы я встретила сильного мужчину, который мог бы меня подавить, то тогда мне было бы проще. А так у меня у самой очень сильный характер. Просто мужчина должен оберегать, защищать, помогать, обеспечивать. Это заложено в генах. Но если мужчина слабее меня, то для чего он мне такой? Правда? А сейчас проблема многих мужчин как раз таки в том, что они нытики. Они могут зарабатывать, но не хотят этого делать. Они не хотят много работать, но при этом желают, чтобы их «облизывали» — чтобы дома было наготовлено, постирано, убрано. Нет, я против такого, чтобы все было завязано на женщине.

Ты как-то сказала, что тело бикинистки — идеальное, но это ведь не тело обычного здорового человека. Что ты имела в виду?

— Просто я люблю спортивных людей, спортивные фигуры. Считаю, что это красиво. Но я очень самокритична, и думаю, что нет предела совершенству. Я люблю свои бедра, но хочу, чтобы они были шире, хочу, чтобы попа была больше.

А смысл?

— Ну как? Красивая попа — это центр вселенной.

А грудь?

— А сиськи просто правят миром:).

На что ты готова пойти, чтобы сделать свое тело еще лучше?

— Пахать и днем, и ночью. А то, что можно было видоизменить не своим трудом, не получив дисквалификацию, я уже видоизменила. Губы? Однажды я закачала их гиалуроновой кислотой. Но не для придания им пышности, припухлости. Мне лишь выровняли нижнюю и верхнюю губы. Все. И никто так и не понял, делала я себе губы или нет. Максимум, который я могу сделать, — это нарастить волосы. Я свои длинные как-то состригла и мне сейчас их отрастить очень сложно. Перед соревнованиями всегда четко продумываю свой образ. И в моем воображении он всегда рисуется с длинными волосами. Честно говоря, я очень хочу себе татуировки. Это моя слабость. Но меня останавливает спорт. Нельзя, чтобы мое тело было зататуированно больше, чем на 30 процентов. Нам это запрещают правила.

— Скажи, а какая побочка ожидает девушек после вот такой вот спортивной жизни?

— Проблемы в какой-то степени есть у всех, и они совершенно разные. Не так просто спрогнозировать, как поведет себя организм через определенное количество времени. У кого-то отрываются тромбы, случаются инсульты. У кого-то появляются вредные привычки. Я знаю бикинисток, у которых есть дети, мужья, которые сопровождают девушек на соревнованиях, но у многих из-за спортивных последствий детей нет. И им приходится брать их на воспитание.

И ты не боишься, что подобное может настигнуть тебя?

— Нет. Я живу сегодняшним днем, но себя во всем контролирую и подобного никогда не допущу.

Хорошо, и последний вопрос. Какой Лиля Салимгареева видит себя через 10 лет?

— К тому времени я буду загорелой жгучей брюнеткой с просушенным телом. Буду выглядеть еще лучше, чем сейчас. У меня будет полностью «забита» правая рука. На ней будут тату, связанные со спортом, будут надписи, посвященные матери. А еще лев, так как это мой знак зодиака, и бутоны лилии. Я всегда буду в хорошей форме, с прорисованным прессом. Я буду гулять на шпильках, мне это очень нравится. У меня будет свой тренажерный зал, собственный загородный дом и шикарная машина. Думаю, у меня к тому времени уже будет муж. Кем он будет работать, мне без разницы. Главное, чтобы я его любила.

Фото Романа Лебедева и из личного архива Лилии Салимгареевой.

0
Centurion / Ответить
14.08.2017 / 22:38
Гэта й наагул крута, а ня толькі перад спаборніцтвамі )))
4
Аляксандр / Ответить
14.08.2017 / 22:42
Ну как бы и между тоже ничо)
3
Верны / Ответить
14.08.2017 / 22:45
Як ветэран, падтрымаю прагрысіўную спарцменку. Секс эта крута перад, пасьля і асобенна ўместа спаборніцтваў. 
Показать все комментарии/ 25 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера