13.09.2017 / 22:23

На автомобиле от Калининграда до Сааремаа. Из собственного опыта 12

И море не совсем одинаковое, и тем более не одинаковые пляжи и атмосфера. Мы в очередной раз проехали по берегу Балтики — двое родителей и двое детей. Очень любим мы это море. В результате я сформулировал несколько советов потенциальным путешественникам и хочу рассказать о тех местах, куда мало кто добирается, а они того стоят.

Пляж в Паланге (Литва).

Каменная ограда старой церкви на Сааремаа.

Мемориальные доски с именами земляков, репрессированных Советской властью, во дворе бывшего райотдела НКВД в Цесисе, Латвия.

Машину с надписью «Спасибо деду за победу» мы сфотографировали у одного из прусских дворцов в Калининграде, Россия.

Старинная кирпичная ограда в Калининграде (Россия).

Вода

Немногие знают, что вода на Балтике не соответствует принципу «чем южнее, тем теплее». Самая теплая вода на пляжах Пярнуского и Рижского заливов. Если море на пляжах Юрмалы, Саулкрасты (Латвия) и особенно Пярну (Эстония) самое теплое, то на Куршской косе, в Паланге (Литва) и в Калининградской области оно будет на градус холоднее. Самая холодная вода — в Финском заливе (Таллин и Нарва).

Правда, само понятие «теплое море» довольно относительное. На протяжение июля и августа, как правило, температура воды — плюс 18, а в Юрмале и Пярну — даже плюс 19. В июне и сентябре она уже холоднее: плюс 17—18. Купаться на Балтике при плюс 18 комфортно, тело быстро привыкает, ведь нет жары, а, значит, и контраста.

Пляжи

Пляжи Паланги и Ниды многие из вас видели — это самые популярные у белорусов направления: они ближе всего к белорусской границе. Замечу, что в Ниде официально существует нудистский пляж. Впрочем, пляжи там настолько бесконечные, занимай хоть километр на каждого — на всех хватит.

Пляж в Ниде.

Пляжи в Вецаки (рижское «Заречье», по правую сторону от устья Двины-Даугавы) вполне нормальные, разве что слишком пустынные. Но вода здесь, пишут, бывает загрязнена стоками Даугавы.

В Саулкрасты так же красиво. На севере Латвии (одну ночь мы переночевали в мотеле возле Салацгривы) пляж узковат, и в воде были водоросли. Зато мы случайно попали на многолюдный фестиваль латвийской музыки, весьма колоритный.

Удивительно приятно было на пляже Пирита в Таллине: вдали пейзаж старинного ганзейского города, и сосны шумят тут же за спиной.

Фото visittallinn.ee.

Но больше всего нам понравился пляж в Пярну: море мелкое на многие сотни метров, и можно, не боясь ничего, купаться. 40-тысячный Пярну — это основной и самый популярный курорт Эстонии. Милый, малоэтажный и очень ухоженный городок с разнообразными пансионатами и ресторанами.

Пярну — главный курорт Эстонии.

О пляжах на Сааремаа расскажу позже.

А сейчас — о пляже в Янтарном (Россия). Там в больших количествах добывают янтарь еще с прусских времен, и детям страшно нравилось находить кусочки янтаря.

Увлеклись этим «янтареискательством» и мы, взрослые. И вскоре это стало поводом для переживаний. Ночью мы приехали на границу России и Литвы на Куршской косе, а у нас не считываются отпечатки пальцев: песок их стер — в результате веселый литовский таможенник промариновал нас несколько часов у аппарата.

В Янтарном (быв. Пальмникен) пляж протяженный, широкий, почти пустой. Правда, в море постоянно проходили какие-то учения Балтфлота, маячили корабли и гремели пушки.

Сам Янтарный небольшой, одна улица, но с красивым старым парком и восстановленными вилами.

Пляж в Янтарном (Калининградская область) в будние дни почти пуст даже в разгар сезона.

Строителями в Янтарном работают узбеки.

Бывшая кирха Пальмникена теперь принимает детские православные лагеря.

В Янтарном восстановили шикарный довоенный отель. 

Другие курорты Калининградской области — Зеленоградск (бывший Кранц) и Светлогорск (Раушен). Там сохранились практически все виллы прусских времен, там сама система улиц и заливов особая. Но в Светлогорске по незнанию «законов чужого моря» бездумно построили волнорезы: хотели, чтобы море было поспокойнее, чтобы туристов было больше. В результате море полностью смыло песок с пляжей, и они перестали быть комфортными.

Границы

Литва, Латвия и Эстония входят в шенгенскую зону, это восхитительное изобретение еврочиновников, поэтому по этим странам можно путешествовать без без потерь времени на таможнях. Но российская граница достойна отдельного описания. Мы ездили в Калининград так: побывали в Ниде, потом съездили в Россию, через тот же пропускной пункт и возвращались.

На российской границе чувствуешь себя так, словно въезжаешь в окруженную крепость. (Впрочем, Калининград, действительно, превращен в подобие военной базы.) Сколько путешествую, а первый раз у нас осматривали и днище машины, и заставили опустить все окна, чтобы убедиться, что ничего не скрыто под ними, и перевернули все бардачки. Причем и по дороге туда, и на обратном пути. Все это не смертельно, конечно, хотя чисто по-человечески и не совсем приятно, и лишние минуты забирает.

После въезда в Калининградскую область начинаешь ценить вежливых и профессиональных — да, по крайней мере, улыбчивых! — белорусских пограничников.

Цены

Для белоруса, цены в Литве, Латвии и Эстонии отличаются незначительно. Правда, литовцы, например, катаются за покупками в Латвию, но как для туриста, большой разницы не ощущается.

Все три страны, напомню, пользуются евро. И бензин стоит почти одинаково — плюс-минус несколько процентов.

Конечно, цены выше, чем в Беларуси — у нас в стране путешествовать дешевле за счет дешевого бензина. Но большинство продуктов стоит так же, как у нас. А рестораны в курортных городах, конечно, дороже, чем например минский «Пит-стоп».

Обеды в домашней столовой «Старая усадьба» (Литва): цеппелины — 5 евро, котлеты — 8. И нигде нет заборов из металлопрофиля.

Безопасность

Ни разу за время путешествия мы не столкнулись с проблемными ситуациями. Ощущение тревоги появлялось разве что в предместьях Риги — кстати, преимущественно русскоязычного города. Вечерами там на улицах немало встречается уголовных типов. Не очень комфортно мы себя чувствовали и в «советских» кварталах Клайпеды и Калининграда.

Немного о транспорте

Мы передвигались на автомобиле, поэтому — пара моментов для автолюбителей.

С какой бы стороны ни въезжал на Куршскую косу, нужно платить экологический сбор. Он ощутимый. В Литве с 20 июня до 20 августа за въезд на автомобиле нужно платить 20 евро. Причем выехал — и на въезде плати снова. Для сравнения: билет из Вильнюса до Ниды и из Вильнюса до Паланги по железной дороге (в случае Ниды в цену включена стоимость парома + автобуса + экологический сбор) стоит 20—25 евро.

Если едешь из Калининграда в Ниду — на въезде в российскую часть Куршской косы тоже платишь 300 российских рублей (это 10 белорусских).

С другой стороны, машина позволяет насладиться отдыхом в условиях капризной балтийской погоды. Выглянуло солнце — подъехали на пляж. Налетели тучи — сели на машину, поехали смотреть соседние города (страны же небольшие, и дорога, скажем, от пляжа Саулкрасты к замкам Цесиса и Турайды занимает всего час) или просто вернулись в отель.

Замок крестоносцев в Цесисе, который рыцари называли Венден.

Скульптура «Монах с фонарем». Цесис (Латвия).

Дом в Ниде (Литва), в котором любил отдыхать немецкий писатель Томас Манн.

Соломенные скульптуры в заливе в Юодкранте. Ежегодно в конце лета их сжигают во время языческой церемонии.

Три мельницы в Англа на Сааремаа (Эстония).

Кто не был в Ниде, учтите, что от гостиничной части поселения до пляжа — топать с полчаса, а с детьми — и еще дольше. Уточняйте размещение вашего гостевого дома на карте, прежде чем бронировать. Лучше, на мой взгляд, выбирать такое жилье, которое ближе к пляжу. Балтийское солнце переменчиво, иногда его надо ловить. Зато здесь всегда чистый воздух, очень легко дышится, отступают любые аллергии.

Продавщица янтаря в Ниде.

Собачка из Ниды в ошейнике из янтаря.

Вилла в Юрмале.

Вид с Большой дюнной гряды на Куршский залив.

Паромы

И взрослым, и детям нравится переправляться на пароме. С Клайпеды на Куршскую косу маршрут совсем короткий. Паромы ходят каждые 30 минут, билет за автомобиль стоит 11 евро. Если ехать без машины — то 80 центов с человека, 40 центов льготный, причем независимо от того, с велосипедом или без.

На Сааремаа в Эстонии ходят гигантские, совершенно морские, паромы из Virtsu в Kuivastu. Kuivastu — это порт на малом острове Муху (кстати, я читал статью, что Муху интересен сам по себе, но мы там не останавливались, не было времени). А уже Муху с Сааремаа соединен дамбой.

На другой больший эстонский остров, Хийумаа, паромы ходят из порта Rohukula в порт Hintermaa. Есть и другие маршруты. Теперь вся информация есть в интернете, и билеты можно купить заранее, но это совсем не обязательно — на месте в кассе можно приобрести их перед самым отправлением парома.

Например билет на Сааремаа туда и обратно (автомобиль + люди) обошелся нам в 20,4 евро. Паромы ходят примерно раз в час. На пароме есть где перекусить, и все-все-все как на пассажирском судне.

Дороги

Дороги как в Балтии, так и в Калининграде качественные и не перегруженные. Из Вильнюса в Клайпеду ведет широкая автострада, аналогичная нашей трассе М1.

Трасса Рига—Таллин двухполосная, но очень ухоженная, идеального качества.

Внутренние дороги примерно такие же как белорусские. Где-нибудь в Латгалии старые асфальтовые дороги подразбиты, ну и у нас где-нибудь в Полоцке они такие же.

Дороги в Балтии бесплатные.

А на парковках в больших городах (Рига, Таллин) стараются зарабатывать. Нас же, привыкших к тому, что в Минске имеешь возможность припарковаться бесплатно почти всюду, и воспринимаешь это практически как одно из прав человека, сильно раздражало. Мы психологически не были готовы отдавать столько денег за парковку.

Кстати, въезд в Юрмалу на машине тоже платный. Но мы об этом прочитали только после того, как дважды туда заехали «зайцами». А на третий день не поехали, потому что так и не разобрались, как именно платить — надо было покупать карточку латвийского мобильного оператора, кажется. Поехали вместо понтовой Юрмалы в Вецаки, в другую сторону от Риги. Море там была нормальное. Правда, и там парковка в частном секторе, ближайшая к пляжу, платная.

Дорожная полиция нас не останавливала ни разу. Хотя местами они с радарами стоят и ловят, а штрафы за превышение там ого-го.

Признаюсь, что на Сааремаа и в Латгалии мы, когда опаздывали, бывало, гоняли. Дороги там пустые-пустые, всё леса и леса.

Был веселый эпизод. На Сааремаа мы пропустили поворот на Кarja, и я на скорости сделал вираж, остановился и стал смотреть карту. Местный мужчина, ехавший на пикапе в паре сотен метров от нас, остановился и с довольно строгим видом на нас посмотрел — этакий рыжий эстонский Макгрегор — все ли в порядке в машине, нет ли там криминала. «Are you ok?»

Горячие эстонские парни на воротах старинной церкви в Карья.

Там народ суровый. Жители Сааремаа в XII в. держали в страхе шведские города, а в XIII в. дольше всех сопротивлялись крестоносцам.

В музее Куресааре, центра острова Сааремаа, поразили еще два факта. Во-первых, в XIX в. здесь, как и во всей Эстонии, была волна переходов из лютеранства в православие в знак протеста против угнетения немцами. А в 1919 году жители острова массово стали дезертирами — а ведь шла война за независимость Эстонии. В итоге центральное правительство прислало на остров карательную экспедицию, которая тех дезертиров разбила, часть их казнила и провела здесь мобилизацию в эстонскую армию.

Другой факт, с которым я впервые столкнулся в музее Куресааре (кстати, в советское время этот город назывался Кингисепп, по имени лидера эстонских большевиков, который здесь родился и которого повесили эстонские власти в 1922 за «измену родине»): Эстония в 1918—1920 вела тяжелую войну за независимость, в которой погибли тысячи людей. Эстонская армия не только удержала большевиков на Нарве, но и освободила Латвию от «ландесвера», армии балтийских немцев, чем создала условия для независимости своей южной соседки.

Путь балтийских стран в СССР был мучительным, об этом рассказывают в музеях оккупации в Таллинне и Риге. А путь к независимости в 1917—1920 гг. у Литвы, Латвии и Эстонии был у каждой свой.

Латыши в разговорах с нами очень завидовали эстонцам: «вот у них там порядок, не чета нашему».

Племенное стадо на Сааремаа.

Калининград-Кёнигсберг

Калининград — из тех редких городов, где окраины интереснее центра.

Центр Калининграда советский, добитый и неинтересный. Зато шикарные и атмосферные — просто чтобы там гулять — кварталы старых прусских вил, например, Амалиенау.

Чтобы вы представили масштабы: до сих пор в Калининграде третья часть частных домов и почти половина многоквартирных — довоенной постройки. 

«Рыбная деревня» — попытка создать в Калининграде аналог минского Троицкого предместья. Пока здесь нет атмосферности.

Восстановленный кафедральный собор раньше стоял в гуще городской застройки. Теперь же он возвышается среди парка.

Макет старинного городского центра держат за решеткой. Первое, что приходит в голову, — символизм этой решетки.

Центр Калининграда. Между соборным островом и краеведческим музеем.

Центр Калининграда преимущественно такой: серый и советский. Здание на заднем фоне проектировалось для областного комитета КПСС. Его начали строить в 1970-е, разрушив для этого руины замка. Однако так и не закончили. Если присмотреться, видны выбитые оконные стекла.

Калининград: автомобиль активиста системной оппозиции.

Амалиенау — район вилл, возведенных в 1920-е и 1930-е гг.

Детский сад в бывшем особняке.

Возле некоторых вил еще сохранились деревья со старых времен.

Один из скверов в Калининграде называется Белорусский. До войны это была Луизенплац.

Свой нынешний вид Белорусский сквер в Калининграде обрел благодаря содействию и помощи четверых белорусов: бывшего консула Беларуси в Калининграде, а до того — председателя Брестского облисполкома Владимира Заломая, а также Мечислава Гриба, Александра Ярошука и В.Петриченко.

В центре Белорусского сквера можно «походить» по Беларуси.

По Калининградской области можно проехать, просто чтобы поразиться, насколько запущена бывшая житница. Мы почти не видели засеянных полей и пасущихся коров. Область стала одной огромной военной базой. Сельское хозяйство здесь не развивают.

Типичный пейзаж Калининграда: поля зарастают кустарником.

Как и в Беларуси, под Калининградом многие церкви стоят полуразрушенными со времен войны.

Зато живописные старинные прусские дороги — это непередаваемое эстетическое наслаждение.

Прусские дороги безупречно ровные, местами вдоль них сохранились старые деревья.

Вернуться на Сааремаа

Куда мы хотели бы вернуться, так это на Сааремаа. Двух дней, которые мы отвели острову, оказалось маловато. Мы ночевали в Ориссааре — рыбацком поселке на берегу моря, и получили огромное удовольствие от «пляжа» — т.е. выхода в воду с мостками, как у нас на озерах. Но вода то морская! Ночью мы вместе с местными пенсионерками смотрели на центральной площади французскую, на языке оригинала с субтитрами, кинокомедию — показы организует местный Дом культуры.

Центральная площадь Ориссааре. Вечерами здесь показывают кино.

В Курессааре, центре острова, городке с 15 тысячами населения, можно посетить епископский замок с музеем.

В замке Курессааре сейчас музей.

Памятник, а на заднем плане — замок Курессааре.

Скульптурное изображение героев эстонского эпоса.

Прямо у замка находится пляж с горками, по которым дети съезжают в воду, и гигантские тарзанки.

На Сааремаа очень красивые церкви, а еще здесь много ягод и грибов. Вот где глушь так глушь. Одни каменные стенки между полями и вокруг хуторов чего стоят.

Дорога на острове Сааремаа.

Озерцо в Каали — кратер, оставшийся после падения метеорита.

Церковь XIV в. в Карья.

Поросшая мхом каменная стена вокруг погоста у церкви в Карья.

Этот ящик для сбора пожертвований в Карья, возможно, даже ровесник церкви.

На церкви сохранилась табличка советских времен, когда надписи еще дублировали по-русски. В настоящее время в Эстонии все по-эстонски, но помогает знание английского и русского языков.

Боковой вход в церковь.

Барельеф над боковым входом показывает, что случается с душами праведников, а что — с грешниками.

Нам удавалось фотографировать не во всех пунктах нашего путешествия. В какие-то места мы попадали только вечерами. В других же просто не было настроения, вдохновения. Мы ездили отдыхать, и уже только потом решили поделиться приобретенным опытом с читателями «НН».

На море интересно всегда.

Это последнее фото — не наше, а baltichotelsonline.com.

Сергей Гезгало

4
Realist / Ответить
10.09.2017 / 21:17
Куршская каса? Мне падаецца, што па-беларуску лепей гучыць "Куршаўская пярэспа".
4
Жвip / Ответить
10.09.2017 / 21:19
Parkavacca ū pryvatnym sektary (prydziunnaja zona, da mora 100 m. ) u Vecaki dazvaliajecca. Parkoūka platnaja, praz aūtamat (josc' na kožnaj vulicy ū dastatkovaj koļkasci), košt 2 eu. za ūvies' dzieņ, z kartkaj ryžanina tanniej. Aplata za ūjezd u Jurmalu 2 eu, pry ūjezdzie z boku Ryhi aūtamaty pierad mostam cieraz Lielupe (raka), z supracliehlaha boku -  na vyjezdzie z Kaūhuri, na pavarocie z talsinskaha šase ū bok Jurmaly. Placic' zručniej kartkaj, bo takich aūtamataū udvaja boliej, čym aūtamataū dlia aplaty naličnymi. Stajanki ū samoj Jurmalie biasplatnyja. Josc' i platnyja, alie ich mala. Košt 2,20 za hadzinu.
4
Жвip / Ответить
10.09.2017 / 21:25
Da, što da ūzbiarežža ryskaj zatoki, dyk maju dumac', što vandroūniki jaho amaļ nia bačyli, a sakretnych miescaū dyk dakladna nia viedajuc'. Alie, tym nia mienš, vandroūniki absaliutna praviļna vyznačyli Baltyjskaje mora, jak samaje liepšaje i pryhožaje mora na ziamli. Jak ža mala patrabujecca, kab zapeūnicca ū hetym ! :)
Показать все комментарии/ 12 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера