17.09.2017 / 12:43

Минск в советском зеркале 7

О масштабной выставке в Художественном музее «Город. Архитектура. Мы» пишет Сергей Харевский.

В Национальном художественном музее Беларуси проходит выставка «Город. Архитектура. Мы», посвященная 950-летию первого письменного упоминания столицы Беларуси.

В экспозицию выставки вошло около ста произведений живописи, графики и скульптуры. Таким образом она стала крупнейшим в истории художественным проектом, посвященным истории Минска. Ее торжественное открытие состоялось 28 августа, накануне Дня города, и продлится до октября.

Анатолий Шибнев. Костел зимой. Минск. 1945.

Работа с такой масштабной экспозицией - всегда вызов. Вызов организаторам, музею, всему обществу. В условиях, когда между публикой и нашей художественным наследием остается непреодолимая стена, когда дюжина лет в наших школах не преподавали художественной культуры, когда абсолютное большинство белорусов не посещает музеев, когда мы все еще не определились с собственной идентичностью, не адаптировали собственное культурное наследие, такой проект - огромный шаг вперед. Прежде всего - для самого Минска, который все еще ищет себя на руинах прошлого, но все еще не может решиться принять настоящее.

…Минск, который долгие столетия был центром воеводства, губернии, через некоторое неясное стечение обстоятельств не был тем городом, где бы рождались замечательные личности. Казалось бы, ничто этому не мешало… Тем временем Полоцк, Новогрудок, близкая Вильня или далекий Мстислав бесконечно отправляли в людской мир рыцарей духа, меча i пера. Минск, словно предвидя свое предназначение, сберегал в себе те зерна, что проросли только в конце двадцатого века. Сколько в Минске родилась художников? Казалось бы, не так и много… Зато те, кто нашел здесь себя, воспевали столицу на все лады, создавая все новые, неведомые, невиданные образы города на Свислочью…

Абрам Кроль. В полдень. 1962.

Именно Минск стал местом начала творческих путей таких всемирно известных художников, как Фердинанд Рущиц, Хаим Сутин, Михаил Кикоин, Владислав Стреминский и многих других. О чем, к сожалению, выставка «Город. Архитектура. Мы» не напоминает. Тем временем Минск начала ХХ в. был в регионе одним из главных центров культуры Восточной Европы, где жили многие белорусские, польские, еврейские, российские и даже украинские авторы.

Натан Воронов. Минск, Интернациональная улица. 1949.

Перед войной столица Беларуси, благодаря своему статусу, стало центром притяжения для художников, которые волею судьбы оказались здесь, в самом водовороте невероятных перемен, стали свидетелями возникновения нашей нации. Так здесь оказался Оскар Марикс, Александр Ахола-Вало, Анатолий Тычина, Мейер Слепян, Гавриил Виер и многие другие, чьи малые родины, вне Беларуси, были на то время совсем далекими. Во время последней войны, так случилось, многие художники Минска (В. Волков, Н. Гусев, И. Гембицкий, Е. Тиханович, М. Дучиц, П. Гутковский и другие) в городе пережили оккупацию, а потом опять внесли вклад в восстановлению культурного жизни. После войны в столицу Беларуси вернулись из эвакуации фронтов З.Азгур, И. Ахремчик, И. Басов, М. Данциг, А. Кашкуревич, А. Мозолев…

Наконец, во второй половине прошлого, ХХ века, очевидным стало господство урбанистических тем в нашем изобразительном искусстве. Прежде всего, это произведения, посвященные Минскк, который с начала 1960-х годов предстает на полотнах художников как большая столица республики. Тогда в сюжетах произошел важный сдвиг - от пафоса новостроек до лирических образов повседневности. Урбанистический пейзаж, городской быт стали главными темами целое плеяды классиков белорусского искусства - Б. Аракчеева, Л. Дударенко, А. Малишевского, Л.Щемелева, В.Сумарева.

Организаторы выставки ставили себе цель приблизиться к пониманию темы Минска в белорусском изобразительном искусстве, указать определенное количество идей, мотивов и тем. Но так случилось, что абсолютное большинство мотивов и идей, представленных на этой выставке, репрезентируют нам пропагандистский советский тип, набор безканфликтных сюжетов, прославляющих социалистический образ жизни.

Предлагаемый срез городской иконографии оказался на удивление целостным, но однородным. А то, что выпадает из этой монолитности - например, графика Язэпа Драздовича, экспонирована до досадного неудачно: разложенные в низкой витрине классические произведения художника, прикрытым сверху ярлыком. К сожалению, графика, посвященная Минску, вообще представлена очень слабо. Между тем именно графические произведения Малкина, Гутковского, Корженевского, Дучица, Гембицкого, Кашкуревича представляют нам самые острые, метафизические, сущностные образы этого города…

Пожалуй, не у каждого из белорусских графиков, в том числе и классиков, есть произведения, посвященные Минску! Пожалуй, именно такая панорама наиболее красноречиво свидетельствовало бы и изменения стилей и образов, и архитектуры города, и нас в нем…

И начать было бы стоит не от советского времени, от от классических, хорошо известен знатокам, произведений Пешки, Леверня, Орды… Кстати, выставка произведений Наполеона Орды, что проходит в эти дни там же - прекрасное дополнение, для полноты представления, о том большом, несоизмеримо более длительном, чем эпоха социализма, пути, который прошел наш город и наше искусство…

Похоже, что, намеренно или нет, организаторы внедрили именно в советский период почти все, что выставлено. И эта концепция находит неожиданное подтверждение в завершении экспозиции, где помещен небольшое по формату, но яркое произведение Адама Глобуса, помещенное и на большом плакате выставки на фасаде музея. Почему только одно это произведение XXI века? Почему нет еще пары произведений того же Глобуса? Почему нет произведений других художников его поколения? Для чего избежали показа произведений за последние четверть века, времен независимости?

Адам Глобус. «Мой родны Мінск…». 2014.

Замечательно, что на выставке представлены произведения знаменитых художников, таких, как Сергей Катков и Борис Аракчеев, но, пожалуй, для полноты представлений о преемственности традиций минской школы живописи, следовало бы представить произведения и их дочерей - художниц Светланы Котковой и Оксаны Аракчеевой. Выставка вообще получилась почти до конца - «мужской»… Хотя такие художницы, как Раиса Кудревич, Валериана Жолтак, Зоя Литвинова, Нинель Счастная, скульптор Светлана Горбунова, также создали много произведений, переосмысливая Минск, его место и время.

Вместе с тем, произведения Альперовича и Волкова, Моносзона и Данцига, Стельмашонка и Марикса, Ахремчика и Воронова, Шибнёва и Сумарева, Тычины и Крюгера, Товстика и любимого мною графика Герусова - собранные вместе в едином пространстве, создают абсолютно феерическое зрелище, целую палитру эпох, жанров, стилей ХХ века…

Каждый здесь может выбрать свой Минск, почувствовать свое родство с этим городом. Большинство произведений с выставки снова вернется в запасники, надолго и надежно спрячется от любопытных взглядов. За четверть века независимости в Минске так и не создали достойной внимания постоянное экспозиции такого рода. В некотором смысле это и является показателем нашей национальной зрелости - есть ли в столице место, где можно увидеть ее образы, созданные в течение, по крайней мере, последнего столетия.

Впервые, к 950-летию первого упоминания о Минске, сумели продемонстрировать такую экспозицию. А почему не сделать ее стационарной, постоянной экспозицией? Ведь, по большому счету, это - первое, что будут искать в наше столице гости, и самое существенное, на чем можно растить следующие поколения белорусов.

Сергей Харевский

0
местачковец / Ответить
17.09.2017 / 14:27
Нават на гэтых нешматлікіх рэпрадукцыях Менск паўстае вельмі прывабна. Што ж датычыцца пажаданай паўнаты экспазіцыі, то тут, мяркую, усё залежыць ад куратараў, іх кругагляду і нацыянальнага самаўсведамлення. Дзякуй шаноўнаму спадару Харэўскаму за цудоўны тэкст!
0
Žvir / Ответить
17.09.2017 / 14:32
Najcikaviejšy artykul. Dziakuj aūtaru, samy ščyry dziakuj. Spadar Chareūski zaūždy adčyniaje dlia mianie novyja haliaktyki, heta najcikaviejsy dlia mianie čalaviek, čyje apoviedy zaūždy čakaju i čytaju. Kali vystava praciahniecca da kastryčnika, dyk mahčyma udasca na jaje patrapic` dy samomu ūsio ūbacyc` ! :)
1
Огурец / Ответить
17.09.2017 / 18:51
Три верхних работы весьма интересны, а вот четвертая Адамчика совершенно бесхарактерная, Минск там не читается. Тут вопрос совершенно не в реализме, просто работа бесхарактерная. Но в теперешнюю грибную пору очень комично смотрится красный гриб со шпилем))))))))))
Показать все комментарии/ 7 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера