20.10.2017 / 10:58

Архивы СБУ теперь доступны и белорусам: это почти 4 миллиона дел 14

О том, что можно найти в архивах Службы безопасности Украины, пишет историк Дмитрий Дрозд.

Если человеку, который изучал историю ещё по советским учебникам, задать вопрос: «Кто управлял СССР?» — то, наверняка, мы получим список: Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев и т.д. Однако даже у самих лидеров партии на этот счёт могли быть иные мнения. Так Никита Хрущев в своих мемуарах писал: «Органы безопасности, которые должны быть под контролем партии, стали, наоборот, над партией, над выборными организациями и творили, что хотели». И чем больше я изучаю документы архивов КГБ, тем больше убеждаюсь в правоте этих слов.

Лидеры партии всех уровней, Политбюро, ЦК КПСС, Верховный Совет, Съезды партии и народных депутатов… — всё это для создания видимости социалистического народовластия. А настоящие движущие силы тогда (и сейчас) оставались за кулисами. Очень часто вопрос: кому жить, а кому умереть, решал какой-то мелкий сержантик государственной безопасности, определяя судьбы не только простых крестьян, но и министров, руководителей предприятий, полководцев и деятелей культуры. Поэтому понять историю нашего советского прошлого без полного и свободного доступа к архивам спецслужб невозможно.

Все три директора архива СБУ (когда-то архив КГБ Украинской ССР): бывшие Владимир Вятрович (теперь директор Института Национальной Памяти Украины) и Игорь Кулык (теперь директор управления ИНП) и ныне действующий директор Андрей Когут — отмечают, что из всего декоммунизационного пакета, принятого после Революции Достоинства в Украине, из четырёх самым сильным сопротивлением был встречен не закон о «Признании УПА», не закон о демонтаже памятников коммунистическим вождям, запрете производства и распространения коммунистической символики и переименовании улиц, а закон… «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917—1991 годов». Звучало даже предположение, озвученное, в том числе, и депутатами Верховной Рады, что, если б этот закон шёл не в общем пакете, открыто голосовать против которого мог только отъявленный коммунист, а отдельно, он не был бы принят. Почему так?

Выдвигались разные версии: страх бывших сотрудников, агентов, сексотов и осведомителей, что после открытия архива КГБ их имена станут известны всему миру. А надо учитывать, что советская элита (не только партийная, комсомольская и чекистская, но и культурная, научная и прочая) во многих республиках с развалом СССР вовсе не растворилась, а до сих пор играет не последние роли. Впрочем, часто уже не они сами, а их дети и внуки, пользуясь «высоким стартом», руководят предприятиями, бизнесом, СМИ, культурой и наукой, и никто их них не хочет, чтоб стало известно, каким путём в советские времена люди поднимались на свои вершины во всех сферах жизни. А, чтоб подняться на эту вершину, часто было недостаточно громче всех кричать: «Уничтожить как бешеных собак», но и пописывать время от времени отчёты о поведении своих коллег, друзей, а иногда даже родных. 

Но разве ж кто-то станет открыто говорить о подобных причинах? Разве сможет кто-то выступать против открытия архивов КГБ, ведь на него сразу же покажут оппоненты, мол, на воре и шапка горит. Разве кто-то станет открыто утверждать, что открытие архивов КГБ — это настоящий осиновый кол, вбитый в грудь преступной большевистской идеологии. И это в десятки раз эффективнее, чем внешне эффектные сносы памятников, которые всегда можно будет поставить заново, если вдруг к власти придут поклонники Сталина. Поэтому и озвучивались в основном благородные причины вроде того, что полное открытие архивов повлечёт месть потомков невинно репрессированных потомкам палачей или стукачей. Кстати, эта причина звучит и в современной Беларуси, хотя эти страхи не имеют никаких доказательств в странах, где архивы уже открыты. Не оправдались и страхи современных агентов и стукачей:

оказалось, что дела 80-х сохранились гораздо хуже, чем дела 30-х. Кто-то успел старательно всё подчистить даже в Украине

(тем более, в Беларуси, где советская власть никогда не прерывалась), уничтожить или вывезти в Москву. Достоверно известно, что такие уничтожения производились по специальным приказам из центра в 1944, 1953, 1954 и 1990 годах.

В какой-то мере в Украине с архивами КГБ (а архивы СБУ — это самое большое хранилище секретных документов, даже больше, чем у немецкой «Штази») произошло настоящее чудо: архив СБУ возглавили не только историки и патриоты Украины, но, прежде всего, не «люди системы». Причём речь здесь не только о системе КГБ, что сделало бы любые реформы невозможными, но и о системе закостеневших архивных чиновников.

Именно они являются основным тормозом того, чтобы подобная революция произошла и в обычных архивах: там, по-прежнему, то же болото, что и до Революции Достоинства, несмотря на новые законы. Банальная истина: любое ограничение или запрет — это лучшая почва для процветания коррупции, а, стало быть, возможность заработать. Казалось бы, какая коррупция может быть в архивах? Да такая же, как и везде. Например, запрет фотографировать в читальном зале своим фотоаппаратом (хотя это уже разрешено украинскими законами) по-прежнему заставляет исследователей искать пути к сердцам архивных «церберов» иными путями: от шоколадки до взятки.

А в архив СБУ пришли люди с совершенно новым для постсоветских республик европейским девизом: «Всё открыто для всех!».

Нужно тебе дело репрессированного — пожалуйста! Нужно дело его палача — смотри, фотографируй, исследуй, пиши статьи и книги (и уже сейчас в Украине виден рост как популярной, так и научной литературы, основанной на архивных документах, а не на советской мифологии). Нужны приказы из центра, с разнарядками по убийствам и арестам — смотри! Кстати, этих последних, общесоюзного значения в архиве СБУ сохранилось около 80% от их общего количества, что делает смешным и бесполезным хранение подобных документов под грифами «секретно» в других архивах КГБ бывшего Союза. Всё совершенно бесплатно для всех желающих независимо от гражданства.

Может ли быть ограничен доступ к какой-то информации? Да, но только если сам репрессированный или его потомок об этом попросит, да и то только на ограниченное время. Ни один сотрудник НКВД, палач или агент не может ограничить доступ к информации о своих преступлениях.

И это настоящая революция, ведь до сих пор архивы спецслужб, в том числе и архив КГБ Беларуси, гораздо больше заботятся о правах своих бывших сотрудников и соучастников, чем о праве их жертв знать всю правду о случившемся.

В том числе и фамилии тех, кто фабриковал уголовное дело, пытал, подписывал оптом документы о расстрелах в «тройках» и тех, кто нажимал на спусковой крючок пистолета. Есть надежда из этих дел узнать и место, где тело расстрелянного было предано земле. У нас же, даже если вам посчастливится получить дело своего близкого в архиве КГБ, вся эта информация будет от вас скрыта!

Сейчас архив СБУ находится на стадии реорганизации: принято решение, что почти все фонды спецслужб УССР будут собраны в одном месте — Государственном архиве Украинского института национальной памяти (часть останется в регионах). Уже сейчас идёт поиск одного здания способного выполнять функцию архива и вместить все дела: а их, немного нимало, 3.800.000, или в переводе на принятую в Европе единицу измерения: 150 километров архивных полок! Сам же архив СБУ на сегодня насчитывает около 220.000 дел советского периода, разбитых на 49 фондов. Например, фонды 5 и 6 — это уголовные дела на репрессированных, как реабилитированных, так и не реабилитированных (около 95.000 единиц хранения); фонд 9 — нормативно-распорядительные документы, как УССР, так и СССР (около 2.500 дел); фонд 12 — личные дела сотрудников (около 90.000 дел).

Впрочем, каждый может самостоятельно изучить фонды архива СБУ самостоятельно — одним из главных достижений последних лет руководство архива считает именно то, что специалистам удалось создать путеводитель. Его свободно можно скачать с сайта. С большой долей вероятности можно утверждать, что подобная структура типична для всех архивов КГБ бывшего СССР, в том числе и Беларуси.

Есть в этих фондах и дела, которые будут интересны белорусам, что уже подтверждает своими находками в украинских архивах КГБ белорусский историк и писатель Владислав Ахроменко. Как отвечает на вопрос, ждут ли нас открытия, директор архива СБУ Андрей Когут: «Да, нас ждут и сенсации. Но, в основном, нас ждёт кропотливая работа над изучением новых источников. Сейчас ситуация во многом такова, что мы даже до конца не можем охватить весь массив архивных документов, которые стали доступны… Открытия возможны, и они уже происходят, большинство из них противоречат российско-советскому видению истории. Нужно принять во внимание, что очень много исторических знаний о нашем прошлом, как впрочем, и о прошлом Беларуси, пришло на Запад из России. Поэтому недостаточно просто сделать открытие. Нужно быть готовым вести долгую дискуссию о нашей истории».

Свободный доступ к архивам КГБ — это не только возможность разрушить советские мифы и стать гораздо ближе к истине. Это и реализация одного из основополагающих прав человека — права на информацию, а также один из основных принципов в борьбе с безнаказанностью. Однако нужно помнить и крылатое выражение, размещённое на фасаде Национального архива США: «Демократия начинается здесь». 

Дмитрий Дрозд

0
руплівец / Ответить
20.10.2017 / 12:14
Тэкст сп. Дразда надзвычайна яркі, як і тое, што ў гэтым тэксьце! Тое, што зрабілі архівісты Украіны, - сапраўдны подзвіг. І ў практыцы архіўных традыцый, і ў паспалітай сьвядомасьці. 
0
Мордехай В. / Ответить
20.10.2017 / 13:33
Выдатна. 

4
инопланетный гость / Ответить
20.10.2017 / 14:04
у нас такое невозможно.
Показать все комментарии/ 14 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера