Координатор «Европейской Беларуси» рассказал о «знаках времени» и почти детективной истории своего ареста.

«Время само подает нам знаки, что делать ради достойной и свободной жизни»: об этом в интервью Charter97.org заявил координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», один из лидеров Белорусского Национального Конгресса Евгений Афнагель, который отбыл 15-суточный арест за участие в Акции предупреждения 8 сентября на Октябрьской площади в Минске.

— Как проходило ваше задержание накануне Марша рассерженных белорусов 2.0?

— Меня задержали в лесу. Задерживали, по моим подсчетам, около 15-20 сотрудников ОМОНа и представители руководства минской милиции.

— Это уже интересно. Можно подробнее — почему именно в лесу?

— Утром 11 октября я находился у своих друзей. Утром я заметил, что возле их дома крутятся подозрительные личности. Наученный опытом подпольной борьбы и конспирации прошлых лет, я покинул дом через чердак и углубился в лес, который находился неподалеку.

В лесу я успел пройти около полутора километров. И неожиданно, как грибы из-под земли, появились сотрудники милиции и ОМОНа. Я уже говорил, что их было примерно полтора-два десятка человек.

После задержания меня доставили в микроавтобус, где еще были сотрудники милиции, и потом повезли в РОВД Московского района. Там мне сказали, что суд Московского района приговорил меня к 15 суткам ареста за Акцию предупреждения 8 сентября, и я должен ехать на Окрестина. При этом ни протокола, ни постановления суда не показали.

— Чем запомнились эти «сутки»? Что-то изменилось в настроениях людей на Окрестина — и арестованных, и охраны?

— Я на «сутках» был далеко не в первый раз, но сейчас бросилась в глаза одна особенность, по которой можно судить о социальной ситуации в стране в целом.

Если раньше на Окрестина, кроме политических, находились социально деклассированные элементы, то сегодня большинство административных задержанных — это нормальные, взрослые, семейные люди со стабильной работой. И арестованы они в основном за мелкие кражи в магазинах. То есть, обычным приличным людям, имеющим работу, банально не хватает на жизнь и содержание их семей.

Социальна-экономическая ситуация в стране стала такой, что на мелкие кражи идут не «бомжи», а нормальные, приличные люди, работающие на предприятиях — те, кого раньше причисляли к рабочему классу. И это — очень важный симптом, знак времени.

С каким настроением вышли на свободу?

— Как всегда — с боевым.

А на чем основано ваше боевое настроение? В чем черпаете присутствие духа?

— Есть определенные вещи, которые помогают мне и моим соратникам делать то, что мы делаем: выходить на акции протеста, не соглашаться с несправедливостью.

Это — вера в то, что наш народ заслужил достойной жизни. Белорусы преодолели непростой исторический путь и, я уверен, заслужили право на то, чтобы жить в нормальной, свободной, демократической стране, где их права будут уважать, а семьи будут зарабатывать так, чтобы не думать каждый вечер о том, как дотянуть до зарплаты.

Вера в то, что так должно быть, и так будет — и есть источником энергии. Силу для дальнейшей борьбы дает обычная уверенность в своей правоте: то, что мы делаем — это хорошо, а дела наших оппонентов — это что-то не очень правильное.