Михась Мицкевич с отцом, конец 1920-х.

Exif_JPEG_420

Михась Мицкевич с собственным фотопортретом отца, 2017 год

Младший сын Якуба Коласа Михась Мицкевич вспоминает интересные и забавные истории из жизни своего знаменитого отца.

Как Купала научил сына Коласа петь «непристойные» песни

Пришел учитель из школы с жалобой, что сын Юрка распевает непристойные песни в школе. Стали разбираться, кто научил. Оказывается, Янка Купала, когда играл у нас в шахматы, напевал: «Дайте мне за руб с полтиной девицу с огнем». Понимал мальчик тогда или нет — неизвестно, но учитель пришел.

Про первую встречу с Купалой

Сильно смущались, когда встретились, язык отняло у одного, у другого. Но Купала захватил с собой немного водки, и отец когда узнал, что пришел Купала к нему, также захватил четверть водки. Ну тогда водка была 29 градусов, не такая крепкая, можно было много выпить. И вот когда они уже немного выпили, тогда развязались у них языки, и они всю ночь проговорили. Ну о чем? Конечно, о проблемах белорусского языка, для кого они пишут, тогда же только-только был отменен запрет пользоваться белорусским языком, введенный Николаем-царем. С детских лет я помню, как Купала часто приходил к нам. Они шли в отцовский кабинет, и там разговаривали уже. Купала приносил мне кулёчек конфет или печенье, подарил два шикарных, еще дореволюционных, альбома с животным миром — он знал, что я сильно интересуюсь животными. А так они играли в шахматы, обсуждали разные вопросы…

Как Колос обвел вокруг пальца молодого писателя

В Союзе писателей в конце 20-х — начале 30-х гг. проводились вечера: там они песни пели, танцевали, читали стихи, свои посвящения, пародии и т.д. И Коласу стало известно, что Андрей Александрович готовит поэму, чтобы «скинуть» этих старых писателей — мол, идет молодое поколение, новое. И Колас написал стихотворение «Сон ці я» [«Сон или я»] в пику Александровичу. Оно не сохранилось, у меня только отрывки в памяти.. Идут на Парнас поэты Гук и Водгук и спорят между собой. Одинаковые абсолютно, но не соглашаются. И там такие были строчки:

Эх, падайце нам Гарэцкага,
штурхача маладзецкага.
Скінем музу заняпалую —
і верх возьмем над Купалаю.

Ад Якуба дзядзькі Коласа
не пакінем нават воласа!
А з Бядуляю з тым крывуляю
мы пакончым адной дуляю.

И вот когда Колас прочитал это, уже Александрович далее не пошел, конечно.

Как Коласу приснился перевод «Полтавы»

Ночью отец спал мало. Часа четыре — не больше. Хотя ложились непоздно: в семье было принято, чтобы в 11 все были дома, укладывались. Отец просыпался посреди ночи, лежал обдумывал произведения. Когда он переводил пушкинскую «Полтаву», очень трудно было перевести «Тиха украинская ночь». И во сне ему превиделся перевод — «Лагодна ўкраінская ноч».

Как Колос высмеял отдых Купалы на курорте

Купала на броваре [винокурне] работал и, конечно, привык к водке. Выпивал хорошенько, а потом ездил на курорт и поправлял здоровье — каждый год. А Коласу не повезло, он съездил один или два раза. И он написал такую эпиграмму, «бесконечную»:

«Абмыецца Янка ў нарзане,
Прыедзе здаровы як бык.
Гарэлку ж піць Янка як стане,
Дык з’ездзе наш Янка на пшык.

Зноў Янка возьме пуцёўку,
Стралою махне на курорт.
Бо Янка наш мае галоўку,
Бо Янка наш хітры як чорт.

Абмыецца Янка ў нарзане,
Прыедзе здаровы як бык…»

И так можно бесконечно читать. Правда, отец постеснялся прочитать самому дядьке Янке, эпиграмму ему передал Алесь Дудар. И Янка Купала немного обиделся, мол, почему не сам Колос прочитал.

Как Колос влез рукой в торт на празднике

На какой-то праздник до войны родители заказали большой торт, а мне поручили везти этот торт к Янке Купале. На машине завозил, такой огромный, торт поставили на столе. И вот когда отец поздравлял и пожимал руку Купале, набрал в лацкан этого торта — полный лацкан крема!

Как Колос Янку Мавра «обидел»

Когда мы с невестой (дочерью Янки Мавра) моей решили пожениться, я подумал: а что если разыграть наших родителей. Я ей говорю: «Наташа, ты позвони своему отцу, чтобы он поздравил моего отца, что я женюсь». А сам позвонил своему отцу и сказал поздравить ему Мавра, что его дочь замуж выходит. Она позвонила, Янка Мавр спрашивает: «А на ком же женится Михась? Он же приходил к тебе». Ну она и призналась, а мне не сказала об этом. И когда в Союзе писателей два старика встретились, Колос как обязательный человек поздравил Мавра, но он не знал, за кого выходит замуж Наташа. И Янка Мавр спрашивает: «Ну и что мы будем делать с нашими детьми»? А Колос отвечает: «А что хочешь! Мне какое дело?». Он пошел домой, рассказал жене, та, конечно, в слезы, что Колас не хочет с нами породниться. И старый Мавр, поковылял к нам, пришел, а дома только домработница. И она спрашивает, так как слышала что-то: «Так на ком же Михасёк женится? Не на вашей ли Наташе?» — «А вы что не знаете?» — «Нет». Наконец пришел Колас, ударил кулаком по столу, мол, почему мне не сказали. Потом достал бутылку, выпили они, и пошло все ладом. Шутка была дурацкой, конечно, но по молодости такое бывает.

Как Колос протестовал против сиделки

К Коласу в лечкомиссии врачи приставили персональную сиделку. А его это угнетало, стесняло… И он написал тогда стихотворение этим врачам:

«О дактары, замахі вашы мелкі.
Да гэтага, відаць, прывучаны вы змалку.
Чаму ж, чаму ж замест сядзелкі
Вы не прызначылі ляжалку?»