04.12.2017 / 21:38

Что такое блокчейн и что это значит для Беларуси — поймут даже дети 37

Мы попросили белорусов Америки Екатерину Фарондо и Виктора Шамановского, которые организовали первую в Беларуси конференцию по блокчейну, объяснить буквально на пальцах, как работает этот механизм, как он используется уже сегодня и как может использоваться завтра. Похоже, что полностью прозрачные выборы, когда невозможно ни потерять чей-то голос, ни приукрасить кому-либо проценты, абсолютно реально провести с технологией блокчейн.

Екатерина Форонда и Виктор Шамановский — соучредители нью-йоркской компании Acumira, специализирующейся на развитии бизнеса, консалтинге и связях с общественностью.

Екатерина Форонда и Виктор Шамановский, соучредители нью-йоркской компании Acumira, и Ник Спенас, основатель Blockchain Technologies Corp. Фото ipr.by.

Так что такое блокчейн и как это работает?

Классические базы данных, хранилища информации, всегда были централизованными. То есть база данных, как правило, была одна. Она хранилась на одном компьютере, обслуживание которого осуществлял технический персонал, имея специальный доступ. Выходит, у этого персонала была возможность что-то изменить в базе и впоследствии скрыть свои следы.

Блокчейн — та же самая база данных, но распределенная. Что это значит? Что здесь уже не один компьютер, а миллион, два, три, десять миллионов компьютеров. И у каждого из них есть копия первичной информации.

Криптовалюта — своего рода вознаграждение миллионам компьютеров, обрабатывающих информацию, которые шифруют ее, хранят и исключают возможность подмены данных.

Типичным потребителям тема добычи криптовалюты обычно наиболее интересна. Но важно то, что пока они добывают криптовалюту, иначе говоря, майнят, их компьютеры делают подсчеты, которые помогают распределенной сети хранить информацию.

Сегодня существует множество возможностей присоединиться к этой системе — логический результат большой популярности и быстрого роста криптовалюты в цене. Можно установить на компьютер или смартфон специальное программное обеспечение. Можно ничего не устанавливать, а приобрести «железо», созданное именно под майнинг. Это такой компьютер-полуфабрикат, главное и фактически единственное назначение которого — обрабатывать данные. Можно арендовать мощность на специальных фермах.

Если цена аренды — $100, а прибыль — $101, то есть определенная выгода. Притом можно переключаться с одной криптовалюты на вторую, третью, четвертую в зависимости от их курса, который сейчас очень нестабилен. Это своего рода бизнес, некоторые специально им занимаются.

Неужели Беларусь начала внедрять блокчейн?

Екатерина Форонда: Конечно, США, Европа и даже Россия продвинулись в изучении технологии блокчейн. Если говорить о США, то этот процесс длится уже где-то восемь лет. Последние три года проекты, созданные с использованием блокчейна, активно внедряются и в государственной сфере, и в частном бизнесе. Процесс идет полным ходом.

Что касается, допустим, России, то последние три года я наблюдаю появление многочисленных конференций, площадок, где эта тема поднимается, обсуждается. Очень многие занимаются майнингом той же криптовалюты. Это, пожалуй, первое, с чего вообще знакомство с этой темой началось. Беларусь в этом плане пока отстает, но я вижу, что уровень подтягивается. Когда я приезжала на Съезд белорусов мира в июле, в общем все было тихо. И когда я вернулась обратно в Штаты, сказала, что нам нужно продвигать тему блокчейна, иначе Беларусь вновь окажется в конце поезда.

Мы придумали концепцию конференции и начали активно вливать информацию в белорусские СМИ. Буквально за несколько месяцев появилось немыслимое количество бизнес-конференций, где хотя бы одна тема посвящалась блокчейну.

Естественно, это приятно, поскольку как только мы озвучили идею, нас встретила волна скептицизма. Все говорили, что эта тема никому неизвестна и неинтересна. У нас были большие трудности с поиском партнеров в Беларуси, которые могли бы помочь в организации конференции здесь, на месте.

Как США использует блокчейн?

Екатерина Форонда: Я сама относительно недавно начала разбираться в технологии блокчейн, тоже был определенный скептицизм. Но о блокчейн в США заговорили давно, уже много проектов сделано, они работают. Из последнего, например, то, что штат Делавэр переводит все свои регистры на блокчейн. Собственникам компаний, зарегистрированных в этом штате, уже отправили письма, что их реестры переводятся на блокчейн.

Одно из изобретений Ника Спэнаса, лидера в разработке этой технологии, основателя Blockchain Technologies Corp. и ключевого спикера конференции в Беларуси, — система сбора голосов с использованием блокчейна.

Раньше, когда вы голосовали на избирательном участке, то заполняли бюллетень, бросали его в специальную урну и он куда-то исчезал. В случае с блокчейном, бюллетень сканируется и попадает в систему. И вы больше не можете в нем ничего изменить. Притом у вас хранится бумажная версия, бюллетени можно и так посчитать, но если вдруг они потерялись, информация остается в системе. И она всем доступна, происходит полная демистификация процесса, все открыто и понятно. У людей нет никаких сомнений, что именно этот кандидат победил.

И это не просто какие-то теории, это уже используется в США. Технологию можно применять и в статистических целях, и для голосования внутри компаний, и для сбора данных.

Виктор Шамановский: Но в то же время, даже в США к технологии блокчейн относятся неоднозначно. Не все политики комфортно себя чувствуют в этой теме, не понимают до конца, как все работает. Это понятно, они боятся нового, это то же самое, что было с интернетом 20 лет назад.

Значит, блокчейн — это уже навсегда?

Виктор Шамановский: Технология не исчезнет, она уже становится международной. Крупнейшие банки мира ее изучают и внедряют в те же межбанковские расчеты. Банки — это уже в некотором смысле устаревшая модель, теперь они также пытаются выжить.

Например, появился сервис для денежных переводов между странами, в котором используется технология блокчейн. Что это значит?

Возьмем классический банковский перевод. Он будет стоить, допустим, $50, а деньги будут идти 4-5 дней. По технологии блокчейн перевод происходит мгновенно и стоит уже не $50, а $1.

Более того, банки не только берут фиксированную сумму за перевод, но добавляют сверху еще и проценты за конвертацию, если валюта разная. И если банк возьмет еще 3%, компании, использующие блокчейн, возьмут 0,1%, а сам перевод проведут бесплатно. То есть эти компании могут быть очень маленькими, но работать быстро, эффективно и с выгодой для клиента.

Каковы перспективы продвижения блокчейна в Беларуси?

Виктор Шамановский: Беларусь обладает огромным интеллектуальным ресурсом, поэтому почва существует. Если где-то есть любопытство, оно себя покажет. Здесь много образованных людей, которые могут этим заниматься.

Все, конечно, будет зависеть от правового поля.

Почему мы хотели провести конференцию именно в Беларуси? Потому что мы замечаем тенденцию, что на правовом уровне, на высших государственных уровнях понимают значимость и необходимость изучения данной темы. Существует, например, Парк высоких технологий. Государство показывает, что Беларусь — страна информационных технологий. Поэтому, я думаю, Беларусь будет участвовать в этой гонке наравне со всеми другими странами мира. Это движение необратимо.

Настасья Ровдо

3
Guinness / Ответить
04.12.2017 / 21:45
гэты ваш блокчэйн - бездухоўны - ён спакушаецца на святое:

дзе ўсушка і ўтруска -
дык там выпіўка з закускай,
а дзе пуста ад мышэй -
падымай, браток, вышэй...

адзіны духоўны адпачынак для загнаных вучыцелак на выбарчых участках - маляваць лічбачкам хвосцікі,а вы гэтае жадаеце адняць!!!!
26
Сергей / Ответить
04.12.2017 / 21:57
Всё это в высшей степени интересно, но вряд ли обычному среднему классу ( у нас - 150-200 бакс) возможно что-то заработать на этом. У тех, что много денег, пусть развлекаются.
Кстати, в рулетку тож. можно выйграть. Удачи, господа!!
4
Добры Дзень / Ответить
04.12.2017 / 22:06
Блакчэйн не ўратуе нас ад Нэльсана Мандэлы паўночных шыротаў.
Показать все комментарии/ 37 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера