11.12.2017 / 20:07

Кто спроектировал самый большой храм Великого Княжества и почему именно так? 16

Гродненский историк Мечислав Ян Супрон анализирует проекты Фары Витовта — величайшего храма ВКЛ конца XVI века.

Исторические сведения о строительстве в конце XVI в. каменного костела Пресвятой Девы Марии (фары Витовта) в Гродно в значительной степени мифологизированы. До сих пор историки спорят о том, кто же все-таки проектировал этот храм.

Дело в том, что в письменных источниках не упоминается имя архитектора, а среди «кандидатов» на эту роль в исторической литературе претендуют три итальянца: Санти Гуччи, Антоний Дикрип и Джованни Мария Бернардони.

Санти Гуччи: любимый зодчий короля

Он был придворным архитектором короля Стефана Батория.

Впервые информацию о том, что Гуччи возвел новый каменный приходской храм в Гродно привел в 1969 г. Анджей Фишингер в своей монографии «Santi Gucci, architekt i rzeźbiarz królewski XVI wieku». Опираясь в своем исследовании исключительно на законы логики, историк делает допущение, что король, стремясь построить в Гродно величественный храм, а в нем — свою усыпальницу, мог поручить строительство только своему любимому архитектору.

Эта гипотеза, безусловно, заслуживает внимания, однако требует конкретных документальных доказательств, которых нет на данный момент.

Следует сказать, что Фишингер, по нашему мнению, сделал ошибочное утверждение, что именно под руководством Санти Гуччи был перестроен гродненский Старый Замок в ренессансном стиле, поскольку в найденных позднее письменных источниках фигурирует имя другого архитектора - Скотта из Пармы.

Антоний де Кгрып: скорее каменщик

В литературе часто упоминается, что архитектором Фары Витовта был итальянец Антоний де Кгрып (Дикрып, де Грота, де Грета).

Эта информация не подтверждается письменными источниками. Более того,

в документах того времени де Кгрып называется «каменщиком», что свидетельствует о том, что он был исполнителем строительства костела.

Джованни Мария Бернардони: иезуит, ученик Виньёлы, экспериментатор

А вот версия того, что фара Витовта была возведена по проекту Джованни Мария Бернардони (в польской традиции — Jan Maria Bernardoni) заслуживает наибольшего внимания. Но обо всем — по порядку.

Джованни Мария Бернардони. Бюст работы Сергея Гумилевского, Несвиж (1993).

В 1984 белорусским исследователем Георгием Галенченко в Институте манускриптов Национальной библиотеки Украины имени В. Вернадского (Киев) был найден сборник архитектурных чертежей XVI-XVII вв., касающихся Беларуси.

Некоторые специалисты (Галенченко, Тамара Габрусь) доказывают, что большая часть оригинальных чертежей в нем выполнена самим Дж. Бернардони. Среди архитектурных планов несвижского костела Божьего Тела и иезуитского коллегиума, располагавшийся возле него, несвижской ратуши, клецкого храма, в этом альбоме присутствует проектный чертеж с подписью латинскими буквами на белорусском языке «План костела гродненского».

При детальном анализе изображений упомянутых планов, исследовательница Тамара Габрусь пришла к выводу, что «единство логики творческого мышления, конструкций и композиционных приемов, которые использовались, общность архитектурной графики дают основания утверждать, что именно Бернардони является создателем проектов не только костела иезуитов в Несвиже, но и фарного в Гродно». Иными словами,

большинство проектных изображений, за исключением нескольких более поздних листов, которые были подшиты в альбом, сделанный рукой одного человека — Джованни Бернардони.

Проектные планы костелов в Несвиже, Гродно и Клецке с альбома Дж. Бернардони

Сопоставив этот факт с биографией гениального зодчего, мы нашли множество совпадений, которые только подкрепили гипотезу о причастности Бернардони до проектирования и строительства гродненской фары Витовта:

1. Джованни Мария Бернардони (1541-1605 гг.) Был монахом ордена иезуитов, принимал непосредственное участие в строительстве храма Иль Джэзу в Риме - легендарной католической святыни, созданной в духе маньеризма, которая довольно близко предвещало эстетику барокко (позднее церковь была взята за канон для иезуитских храмов по всей Европе, особенно в Речи Посполитой).

В 1583 г. мастер приехал в Речь Посполитую и задержался в Люблине, где принял участие в проектировании и строительстве кафедрального костела и коллегиума иезуитов. Здание было построено в маньеристическом стиле, имело необычайно красивый и новаторский вид. Более поздние события показывают, что итальянец сразу получил хорошую репутацию и славу.

Как раз в это время король Стефан Баторий загорелся идеей пригласить в Гродно, свою любимую резиденцию, иезуитов и построить для них здесь небывалой красоты храм, где в будущем монарх пожелал быть похороненным после смерти.

Понятно, что строить храм для иезуитов имел право только архитектор-иезуит (эту тенденцию мы замечаем на примере возведения подавляющем большинстве иезуитских храмов). Как мы знаем, наиболее титулованным представителем этого монашеского ордена в деле архитектуры в Речи Посполитой в то время был именно Бернардони.

2. Время возведения фары Витовта — 1584-1587 гг., и эти хронологические рамки совпадают со временем окончания строительства люблинского костела иезуитов (1584) и годом начала строительства несвижского иезуитского костела (1587) под руководством Бернардони.

3. Исследователь Алексей Шаланда замечает, что Бернардони, скорее всего, был земляком Антония де Кгрыпа (якобы оба родились в Миланском княжестве).

Каменщик Антоний де Кгрып приехал в Гродно в 1580 года по приглашению короля и сделал большой вклад в перестройку королевского замка и фарного костела. Существует большая вероятность, что два итальянца знали друг друга. Если это так, то не могло ли случиться так, что Антоний подсказал монарху пригласить в Гродно иезуита Бернардони?

4. Многие архитектурные детали и приемы, использованные при возведении фары Витовта, являлись в то время уникальными и новаторскими для архитектуры Великого Княжества Литовского. В частности, конструкция храма имела структуру «псевдобазилики», т.е.. средний неф был выше боковых, но имел общую с ними крышу.

Фара Витовта являлась своего рода для ВКЛ протобазиликой, предшествовавшей появлению канонической для сакральной архитектуры барокко крестово-купольной базилики.

Интересно, что храм Иль Джэзу — главная святыня ордена иезуитов — имела форму базилики. Более того, многие архитектурные детали, которые присутствовали в отделке фары Витовта (пилястры, пояса), точно повторяли декорацию из Иль Джэзу, которые, в свою очередь, были заимствованы архитектором этого храма Джакомо да Виньёла из античной архитектуры и являлись визитной карточкой этого творца.

Этот факт может свидетельствовать о том, что архитектор гродненской фары был близко знаком с архитектурной творчеством Виньёлы. Как мы уже знаем, Дж. Бернардони был его учеником.

Основы пилястр храмов Иль Джэзу в Риме, фары Витовта в Гродно и иезуитского костела в Кракове.

Некоторые исследователи высказывали мнение, что архитектура фары Витовта не имеет ничего общего по своему характеру с тематикой творчества Дж. Бернардони.

Но здесь важно осознать, что Бернардони был экспериментатором. Почти каждое сакральное здание, спроектированное им, был неповторимым (исключение — костел Божьего Тела в Несвиже и Апостолов Петра и Павла в Кракове) и имело свой отличительный внешний вид.

В общем, творческое наследие итальянского архитектора представляют около десятка храмов. Среди них — кафедральный костел в Люблине, иезуитский костел в Калише, иезуитский костел и коллегиум в Несвиже, иезуитский костел Св. Петра и Павла в Кракове, костел и монастырь в Кальварии Зэбжыдовской. Кроме того, Джованни Бернардони принимал участие в проектировании еще нескольких зданий вместе с другими архитекторами.

Несомненно, Бернардони оставил после себя намного большее наследие. В частности, ему приписывается строительство костела Св. Троицы в Клецке, ратуши и как минимум двух костелов в Несвиже, однако на сегодняшний день мы не можем этого доказать.

При более детальном анализе образов Фары Витовта и их сравнении с фотографиями некоторых архитектурных произведений Бернардони, которые сохранились до нашего времени в незначительно измененном виде, или сохранили свои первоначальные черты, нами были замечены некоторые очень важные конструктивные детали, которые окончательно убеждают нас в том, что именно этот архитектор спроектировал гродненский католический храм.

Во-первых, все храмы Бернардони имеют структуру базилики

 (В случае гродненской фары и люблинского кафедрального костела это «псевдобазилика») с обособленной апсидой пресбитерия (в случае Калиша и Гродно — граненых).

Планы костелов в Калише, Гродно и Несвиже.

Во-вторых, первые святыни, построенные Бернардони на территории Речи Посполитой, имели характер маньеризма (Люблин, Гродно, Калиш).

Маньеристический костел в Люблине на гравюре 1618 года и очень похожий на него костел п.п. XVII в. в Голэмбе (находится возле Люблина).

В-третьих, основной «фишкой» всех храмов является отделка фасадов и стен большим количеством пилястр (пилястр-контрфорсов).

Очень важным моментом является тот факт, что пилястры при входе в кафедральный костел в Люблине, сохранившиеся неизменными до послевоенной реконструкции, как мы полагаем, с момента строительства храма, соединялись сверху лучковыми арками (позднее здание несколько раз перестраивалось и потерял свой первоначальный вид ), идентичные пилястрам-контрфорсам с гродненской фары Витовта. Следует сказать, что подобный архитектурный прием не встречается больше нигде в архитектуре конца XVI в.

Пилястры, завершенные лучковыми арками в гродненском (слева) и люблинском костелах (справа) идентичны.

В-четвертых, практически на всех храмах, возведенных Бернардони, в завершении основного яруса располагался декоративный профилированный карниз античного образца.

Как мы уже отметили выше, этот элемент был заимствован напрямую из церкви Иль Джэзу в Риме.

Профилированный карниз из интерьера постиезуитского костела в Калише.

Портал постиезуитского костела в Калише и фрагмент предполагаемого портала фары Витовта, найденный в прошлом году во время земляных работ.

Как видим, фара Витовта является не исключением в художественном наследии архитектора, а, скорее, последовательным периодом, ступенью в его творчестве.

Красноречивым подтверждением этого является тот факт, что незадолго до окончания строительства храма, который планировалось передать иезуитам (эта идея не была осуществлена, поскольку иезуиты все-таки передумали селиться в Гродно), творчество Бернардони была по достоинству оценено Николаем Радзивиллом Сироткой, пригласивший архитектора в Несвиж для строительства иезуитского костела.

Пришлось учесть местные вкусы

Основным достоинством гродненского фарного костела является художественное сочетание, с одной стороны, модных архитектурных веяний из Рима, и, с другой — традиционных градостроительных вкусов, сформированных под воздействием многовекового влияния готической немецкой архитектурной школы.

Абрисы Фары Витовта на обмерном плане 1803 года и проектном плане конца XVI в.

Анализируя проектный план фары Витовта с обмерным планом 1803 года, можно заметить, что здание было построено с определенными корректировками. Так, на проекте показан большой лестничный блок с двухмаршевой лестницей с правой стороны от главного портала и круглая в плане маршевая лестница на северной стороне храма. Обе лестницы вели на эмпоры над боковыми нефами.

Но очевидно, что в проекте, Бернардони не учел местной готической традиции возведения башен с витыми лестницами, круглыми в плане.

В реальности лестницы были расположены в тех же местах, но выполнены иначе, что может свидетельствовать о достигнутом компромиссе между архитектором и подрядчиками (в большинстве, как полагаем, немецкими мастерами): витые лестницы (круглые в плане) были укомплектованы в четверики, и снаружи выглядели так, как было задумано автором.

А вот наличие явных элементов из другого стиля — готических стрельчатых окон, готических шестиугольных в плане граненых колонн внутри храма — сознательный выбор заказчика (короля), продиктованный вкусом местных администраторов.

Как видим, именно Джованни Мария Бернардони является наиболее вероятным архитектором костела Пресвятой Девы Марии в Гродно. И хотя из-за отсутствия на данный момент каких-либо письменных источников доказать это пока не представляется возможным, мы просто убеждены в том, что фару Витовта возвел итальянец Бернардони.

Мечислав Ян Супрон

0
Туш / Ответить
11.12.2017 / 21:09
Найбольшы храм ВКЛ быў у Пінску, Касцел Святога Станіслава.
18
Simpson / Ответить
11.12.2017 / 21:37
Дарэчы, храм быў заснаваны для патрэбаў новаахрышчанай літоўскай грамады Горадні. Потым яго асноўнымі прыхажанамі былі палякі. Русіны, продкі беларусаў, мелі некалькі праваслаўных цэркваў, нашмат больш старажытных, але, нажаль, знікнуўшых
27
охо-хо / Ответить
11.12.2017 / 21:37
Честно говоря более интересно что нам сейчас нужно и почему именно это и именно такое. Не собираемся же мы в 21 веке возвращаться в условия жизни средневековья. Как бы изучив что и где было и что есть. может быть предложения какие-то появляются какими должны быть дома и города современных белорусских городов и местечек. чтобы 
это было красиво. современно и отличительные особенности имело как современное белорусское. Свою современную историю придумать что и как и почему у нас должно сейчас выглядеть. ведь дели это люди в прошлом. создавая разные стили в архитектуре. а в 21 веке не является же нашим уделом. только из прошлого что-то передирать или постройками прошлого восхищаться. потому что такое строилось при менее развитых технологиях. и меньших знаниях. 
Показать все комментарии/ 16 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера