15.01.2018 / 12:54

Сожгли бы, отрезали бы ухо… Что ожидало бы современных преступников во времена ВКЛ? когда было справедливее: тогда или теперь? 41

«Наша Нива» заинтересовалась, какая бы кара ждала нынешних правонарушителей, если бы их судили по Статуту 1588 года. В части уголовного права он считался наиболее разработанным и совершенным документом своего времени. Им пользовались на территории Беларуси вплоть до присоединения к Российской империи и даже еще 50 лет после присоединения. Правда следует отметить: Статут, который по сравнению с законами других европейских стран являлся довольно прогрессивным, все же оставался очень и очень строгим.

Смерть ждала бы трех из четырех «черных риелторов»

В 2017 году в Могилеве были вынесены приговоры так называемым «черным риелторам». Трое мужчин и жена одного из них находили одиноких алкоголиков, убеждали их продать жилье, обещали помочь приобрести новое. Однако затем продавцов убивали. Успели убить шестерых, но планировали еще три убийства. В результате двоих мужчин приговорили к расстрелу, женщина получила также максимально возможное наказание — 25 лет колонии, еще один фигурант дела — 22 года.

Во времена Великого княжества Литовского при наказании за убийство существовали некоторые нюансы.

Например, имевших психические заболевания к смертной казни не приговаривали (но такие лица должны были оставаться под стражей). Не казнили и беременных женщин.

Преступления, совершенные группой лиц, подразделялись на «простые» (если все были исполнителями, условно говоря) и «сложные» (если, например, один заказывал преступление или подстрекал на него, а другой исполнял), а также выделялись преступные группы.

Важно еще и то, кто был убит и кем. Если бы шляхтичи убили шляхтича, то из преступников выбирали одного — его ждала смертная казнь. Если бы шляхтич был убит простыми людьми, то смертью покарали бы всех убийц. Если простые люди убивали простого человека — то казнить следовало только троих преступников.

Таким образом, «черных риелторов» осудили бы примерно так же, как в современной Беларуси. Шляхтой ни их самих, ни их жертв не назовешь. Соответственно, риелторов тоже ждала бы высшая мера, разве что из четверых преступников к смерти приговорили бы не двоих, а троих.

В ВКЛ смертную казнь различали простую и квалифицированную. Простая — это повешение, причем виновный должен был сам совершить ее, то есть залезть в петлю перед судьями. Квалифицированную казнь совершал профессиональный палач. Палач «работал» над четвертованием, утоплением, сажанием на кол. Также для исполнения смертной казни виновных в убийстве могли отдать родственникам убитого.

Никакой пощады для «убийцы с бензопилой»

В октябре 2016 года 17-летний Влад Казакевич вошел с бензопилой в столичный торговый центр «Новая Европа». Там он убил одну женщину и ранил еще двух, после этого его скрутили посетители. Эксперты признали Казакевича вменяемым, сам он заявлял на суде, что хотел бы убить снова или совершить теракт. Но осудили Казакевича только на 15 лет колонии, так как во время совершения преступления он являлся несовершеннолетним.

Несовершеннолетних и в ВКЛ смертью не наказывали. Но по Статуту 1588 года Казакевич был бы наказан как взрослый. Полная уголовная ответственность наступала в 16 лет (а по Статуту 1566 года — вообще в 14). При этом в ВКЛ предусматривалось более суровое наказание за преступления, совершенные в храмах, судах, «на торгу» (на рынках, в торговых местах).

Выходит, что в ВКЛ за умышленное убийство «на торгу» Казакевича ожидала бы смертная казнь.

Ухо за кражу

В 2016 году в минском магазине «Рублевский» для разбирательства с 76-летней пенсионеркой вызвали милицию. Старушку уже не раз ловили в магазине — она воровала булочки и другую мелочь. Обычно администрация магазина отпускала бабушку, но в этот раз ее решили попугать. Правда, и милиция пожалела старушку — на нее даже не составили протокол.

Если бы дело дошло до суда, то пенсионерке, скорее всего, грозил бы штраф.

Но несколько веков назад бабушке пришлось бы туго. За мелкую кражу ей могли отрезать ухо.

Шпион? Труп!

В ноябре 2017 года прогремела новость: украинский журналист Павел Шаройко задержан в Минске за шпионаж. Одновременно с ним задержали белоруса, который якобы работал на украинские спецслужбы. В настоящее время украинец под стражей, возбуждено и дело за измену государству.

По этому делу пока еще ведется следствие, но в 2015 году уже прошел суд по схожему делу. Тогда сотрудник спецслужб, обвиненный в работе на иностранную разведку, был осужден на 15 лет.

В Великом Княжестве Литовском измена государству каралась смертью. Если семья виновного знала о его преступлении, то все имущество конфисковывали.

За смерть ребенка грозил бы штраф

В декабре 2017 года на пешеходном переходе возле крупного торгового центра «Замок» в Минске грузовик насмерть сбил 11-летнюю девочку. Водитель утверждал, что не виноват, что у машины отказали тормоза.

В настоящее время мужчина под стражей, продолжается следствие. Но если мужчину признают виновным, ему грозят исправительные работы (до 2 лет), до 5 лет «химии» или до 2 лет колонии.

Во времена ВКЛ функцию автомобилей выполняли лошади. Если животное понесло, хозяин не нес ответственности за свое средство передвижения. Даже если бы погиб ребенок, хозяин лошади должен был только выплатить семье погибшего денежную компенсацию.

Исключение — если бы в подобном случае под лошадь попала беременная женщина. Тогда хозяин провел бы за решеткой три месяца и потом должен был бы приносить публичное покаяние — четыре раза в год объявлять о своем преступлении в публичном месте (обычно в церкви или костеле). А если бы беременная погибла, то и наездника наказали бы смертью.

Браконьер — считай, что смертник

Зимой 2017 года 33-летний безработный из Каменецкого района был взят под стражу — мужчина ловил оленей в Беловежской пуще, расставляя на них самодельные капканы. Его признали виновным и приговорили к 2 годам колонии общего режима (а также присудили штраф на сумму около 9 тысяч рублей).

Сурово, но в Великом Княжестве Литовском судьба браконьера была еще печальнее, а жизнь была бы совсем коротка. Если человека застали с поличным во время охоты в чужом лесу, приговор был один — смерть.

Шляхту не тронь

В 2012 году в Городокском районе судили заместителя директора одного из агропредприятий. Мужчину признали виновным в избиении подчиненного и осудили на 3 года колонии.

Если представить, что в роли начальника во времена ВКЛ выступал бы шляхтич, а в роли подчиненного — простой человек, то начальник отделался бы только денежным штрафом. Если бы было наоборот — и пострадал бы шляхтич — то обидчику отрезали бы руку. А если бы шляхтича покалечили, то виновного крестьянина ждала бы смерть.

Фальшивомонетчиков ждала самая страшная казнь

Летом 2017 года многодетный отец из Орши попал на 3,5 года в колонию усиленного режима. 36-летний мужчина занимался бизнесом, но дела шли не очень хорошо, появились крупные долги. Тогда мужчина уговорил знакомых взять для него кредиты, а чтобы банки их предоставили, он «выдал» своим друзьям фальшивые справки о доходах.

В том же году двоих жителей Пинска осудили за подделку денег — один распечатал на принтере 16 купюр номиналом 10 белорусских рублей, а другой сбыл фальшивки. В результате обоим присудили по 4 года колонии и конфисковали имущество.

В ВКЛ всех троих ожидала бы особо жестокая смертная казнь, специально предусмотренная для таких преступлений. Как подделка документов, так и подделка денег карались безжалостно. Мужчин приговорили бы к смертной казни, причем, квалифицированной. Палач сжег бы осужденных заживо.

Если убила мужа — готовься к мукам

В мае 2017 года в Сморгони рассматривали дело местной жительницы, которая до смерти избила мужа скалкой. Причиной называли ревность. 49-летнюю женщину осудили на 11 лет колонии.

В Великом Княжестве Литовском женщину закопали бы живьем в землю. Причем, не полностью, а только по плечи — рядом выставили бы охрану, чтобы несчастной никто не помог, и ждали бы ее смерти. Прохожим разрешалось бросать осужденной деньги — на похороны.

Сбежал? Считай, умер

В 2012 году в Молодечно задержали убийцу местного валютчика. Совместно с подельниками он совершил убийство еще в 1997 году. Спустя некоторое время четверых из пяти участников разбойного нападения и убийства нашли и приговорили к лишению свободы. Одному удалось сбежать — он скрывался в России. В Самаре мужчина устроился охранником и даже завел семью. Правда, его все же нашли, депортировали в Беларусь и осудили на 13 лет лишения свободы.

А в Великом Княжестве Литовском обвиняемого, не пойманного на месте преступления, позвали бы в суд. Если бы он не пришел, а бежал за пределы страны, то последствия были бы следующими. Такого человека ожидало бы объявление вне закона и пожизненное изгнание из Княжества. При этом за его убийство никого бы не наказали, а жителям Княжества запрещалось предоставлять убежище такому лицу. Если такой преступник имел детей, их объявляли сиротами, а жена считалась вдовой, даже если бы человек был все еще жив.

Влад Шведович

5
Satan / Ответить
15.01.2018 / 11:09
"У Вялікім княстве жанчыну закапалі б жыўцом у зямлю. Прычым, не цалкам, а толькі па плечы" Вангую 16 одобрительных коментов ниже.
20
Литвинова / Ответить
15.01.2018 / 11:13
Разумные законы. И самое главное - в ВКЛ у быдла не было избирательного права. То есть объясняю - в ВКЛ никогда не избрали бы абы-кого на высшую пасаду в стране.
14
Андрэй / Ответить
15.01.2018 / 11:23
З большага ўсё справядліва, акрамя тых момантаў, дзе ёсць дзяленне на мужыкоў і шляхту (гэта апраўдана часам, але сёння нам не зразумела).
Показать все комментарии/ 41 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера