17.01.2018 / 12:21

Как Пантелеймон Пономаренко пытался создать в Минске национальный пантеон 27

Пишет историк Анатолий Великий.

Недавно публицист Александр Федута высказал идею о создании в Беларуси пантеона национальной славы. Его предложение вызвало слабое обсуждение, а потом и оно затихло. Жаль. Ни круги историков, ни общество не оказались готовы к дискуссии.

Федута, кстати, не первый, кто предложил белорусам такой проект. Задолго до него эту идею озвучил первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Пономаренко.

Пономаренко (в центре) над генпланом Минска.

Это произошло 5 сентября 1944 года на заседании бюро ЦК КП(б)Б. Обсуждали вопрос «о комиссии по составлению проекта решения о ближайших мерах по восстановлению г. Минска». Такие заседания проходили чуть ли не еженедельно. Минск лежал в руинах и партийно-советское руководство республики старалось как можно скорее восстановить разрушенную столицу.

Пономаренко рассказал, как еще в Москве он с бригадой видных российских архитекторов специально ездил на «Воробьёвку», чтобы на месте увидеть архитектурную застройку Москвы, с тем чтобы этот пример можно было перенести и в Минск.

Перечисляя что необходимо построить в первую очередь — объекты социальной сферы, жилье, гостиницы, стадионы, театры — Пономаренко неожиданно для всех сказал, что в числе первоочередных в центре Минска необходимо построить и «музей-пантеон».

Не дожидаясь реакции на это предложение, Пономаренко продолжал: «Превратили город в кладбище, на любой площади похоронены генералы, офицеры, убитые за Минск. Есть люди, [которые] похоронены по лесам — Заслонов, Языков, Сильницкий. Построить легкое красивое здание и всех их там похоронить, можно перевезти Доватора. Нужно, чтобы в этом здании было все красиво». Первым пришел в себя будущий секретарь ЦК КПБ по идеологии Тимофей Горбунов, который и не поддержал, и не отверг идею Пантелеймона Кондратьевича: «Доватор в Кремле». Пономаренко мгновенно отреагировал: «Это другое дело. Янки Купалы урну перенесем. Вот это включить».

Музей-пантеон — это была не импровизация Пономаренко. Он рассказывал собравшимся, что во Всесоюзном управлении по делам архитектуры, в мастерской известного архитектора Мордвинова «для нас много проектов сделано и делается (…) здание музея-пантеона. Но я попросил их бригадой приехать сюда, и приехали — Мордвинов, Колли и другие. Очень серьезная комиссия. Они составили эскиз-идею восстановления центральной части Минска».

Закрывая заседание Пономаренко подытожил: комиссии в составе Бударина, Козлова, Эйдинава, Воинова, Ганенко, Бельского и Глебова подготовить в 5-дневный срок проект и через неделю вернуться к его окончательному обсуждению и принятию решения на бюро ЦК КП(б)Б.

Однако прервемся и вернемся в 1942-43 гг., чтобы понять, почему Пантелеймон Пономаренко, стопроцентный русский, начал заботиться о белорусах и предложил им создать ни много ни мало национальный музей-пантеон.

В августе 1942 г. Пономаренко — Начальник центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) и первый секретарь ЦК КП(б)Б — направил на имя И. Сталина докладную записку о создании двух белорусских армий, общей численностью 154 тыс. человек. Каждая армия должна была состоять из 6 стрелковых дивизий.

Пономаренко особо подчеркивал, что «полкам, входящим в дивизии, присваиваются названия, связанные с историческими традициями […]. Бригадам присваиваются фамилии верных сыновей белорусского народа — Героев Советского Союза и традиционных героев белорусского народа. Например, 1-я бригада имени Кастуся Калиновского». (Выделено мной. — АВ). В дивизии предусматривалось создание 3-х полков, численностью 10370 человек.

Так, в дивизию имени Калиновского входили Белостокский, Гродненский и Новогрудский полки. Каждая дивизия и полк должны были иметь свои отличия воинской формы — нагрудный знак, повязка, кант, цвет шапки. Кроме этого, у каждая дивизия должна была иметь свою строевую песню. В армии предусматривалось создание газеты «За свободную Беларусь» на белорусском и русском языках.

Пономаренко апеллировал к историческому прошлому белорусского народа: «Особенно должны быть продуманы мероприятия по воспитанию традиций в каждом полку, в связи с присвоенной ему фамилией. В Полоцком полку обязательно должно иметь место по освещению традиций белорусского народа в их совместной освободительной борьбе вместе с русским народом против иноземных захватчиков. На этих примерах должен воспитываться полк».

В том же 1943-м Петрусь Бровка написал свое известное стихотворение:

На Беларусі па вёсках ідуць пагалоскі 
з’явіўся Кастусь Каліноўскі…

В 1943-м имя Калиновского как одного из «народных вождей, руководителей восстаний в борьбе за свое достоинство, за свою честь и свободу» наряду с фамилиями Наливайко, Голоты, Кривошапки, Гаркуши и Ващилы упоминается в «Обращении воинов-белорусов к партизанам и партизанкам, ко всему белорусскому народу». Ряд партизанских бригад и отрядов в Белостокской, Барановичской, Минской областях стали носить имя Калиновского, появилась и партизанская бригада имени Калиновского, в литературе начали упоминать восстание и личность Калиновского как «народного вождя», «национального героя».

Однако проект Пономаренко о создании белорусских армий неизвестно по каким причинам не был осуществлен. Эта тема ждет и своего времени, и своего исследователя. Но здесь едва ли не главное то, что Пономаренко «видел» Калиновского в роли национального героя и, можно полагать, его место в «музее-пантеоне».

Остается только догадываться, что же произошло. Пономаренко являлся чрезвычайно опытным номенклатурщиком, «нутром» чуял настроения высшего звена. Может быть, кто-то из Кремля «посоветовал» ему не делать в Минске того, чего еще не было и даже не планировалось в Москве…

Сакраментальный вопрос: а должен ли быть в современной Беларуси музей-пантеон. Безусловно, должен. Каждая нация имеет своих героев и они не должны лежать по разным погостам и придорожным холмам нашего и других государств. Столица должна иметь свой музей-пантеон, где в выдающихся личностях белорусского народа воплотилась бы вся многовековая история нашей страны. Зайдите на Краковский Вавель — и вы увидите там всю историю Польши в именах, которыми гордится каждый поляк. Добавить здесь больше нечего.

Анатолий Великий 

(род. 1956) — ведущий научный сотрудник Национального архива, кандидат исторических наук, доцент. Исследует главным образом историю белорусско-польских взаимоотношений.

7
интересующийся / Ответить
17.01.2018 / 10:02
Может есть какие-то сведения как кто-то хотел обустроить города и села Беларуси. чтобы они были красивыми. комфортными. удобными для проживания граждан? Граждане хотят, чтобы их жизнь улучшалась при их жизни от того. что они работают. Никто ничего не предлагал по улучшению жизни граждан на бытовом уровне. в части жилья. условий работы и оплаты труда. возможностей наиболее просто ездить в другие страны? 
0
Яўген Малікаў / Ответить
17.01.2018 / 10:07
І зноў зацягнуць ўсё лепшае з Беларусі да Менску... Можа ў сталіцы, акрамя Менску, пачнуць думаць і аб Беларусі, нарэшце?
3
Бенедзікт / Ответить
17.01.2018 / 10:24
Нацыянальны пантэон патрэбны, але не ў выглядзе навабуду, а як адноўлены храм у комплексе з напрыклад з замкам, можа ў  Полацку, можа ў Наваградку, можа ў Горадні, можа недзе ў іным месцы.

Гэтае пытаньне павінна абмяркоўвацца з удзелам адмыслоўцаў і найперш гісторыкаў.

Показать все комментарии/ 27 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера