06.03.2018 / 16:14

Спектакль о взрыве в минском метро, спектакль о милиции… Три премьеры минской театральной зимы 5

Пишет Алексей Стрельников.

«Фабричная девушка» Александра Володина

Новый драматический театр.
Режиссер — Сергей Куликовский.

Сергей Куликовский обратился к первой известной пьесе Александра Володина, кажется, без особой на то причины. Якобы потому, что в труппе театра есть артисты под эти роли. Материал полностью соответствует направленности театра на традиционные классические формы, и это требование не столько исходит от художественного руководства, сколько от публики автозаводского района с ее ностальгическими вкусами. Скромное оформление спектакля, и музыка, и размеренный его ритм ориентированы именно на эти вкусы.

Но спектакль неожиданно показался очень современным, как будто бы Володин уже в 1950-х предвидел и сериал «Girls» и движение #metoo.

О передовой бригаде швейной фабрики сняли сюжет для кинохроники. Киногруппа уезжает, и вслед за красивой картинкой мы видим настоящие судьбы героинь, сложные, как всегда у Володина. Конфликт этой двойственной, красивой внешне и тяжелой внутренне, правды режиссер усиливает монологами a part для каждой героини, как если бы снимался документальный фильм. И простая мелодраматическая коллизия начинает искрить энергетическими разрядами.

Несчастная женская доля для автора пьесы во многом обусловлена войной, сиротством и нищетой. Преодолеть их очень сложно, но современный ракурс дает иное понимание возникающих перед молодыми девушками трудностей.

Один из ключевых моментов: Бибичев (в исполнении Артема Пинчука) вдруг узнает о том, что у Лёли, комсомольского вожака, есть ребенок от женатого мужчины. «И ты могла проводить беседы о советской семье, о моральном облике?!» — он поражен ее лицемерием и нечестностью. Следует жуткая истерическая сцена в исполнении артистки Надежды Анципович: её Лёля наотмашь бьет Бибичева по лицу мокрым полотенцем, когда тот не отдает фото ребенка, и кричит: «Мое дело! Я сама так решила!» Не может быть, чтобы Володин написал такую сцену, подумал я, но в этом эпизоде спектакль дословно идет за автором.

Интересно, что в 1950-х вокруг героинь «Фабричной девчонки» шли очень горячие споры, а сегодня коллизии пьесы не воспринимаются даже хоть немного несоответствующими морали. И ностальгический советский флёр вдруг начинает работать интересным образом. Позволить девушке самой выбирать, кого ей любить, советская мораль так сразу не могла, насколько бы та девушка не перевыполняла план.

«11 апреля»

Лаборатория социального театра ECLAB.
Режиссер — Валентина Мороз.

«11 апреля» является в полном смысле проектным спектаклем. Здесь прежде всего ставится именно конкретная проблема, а уже потом идет все остальное. Мягко говоря, на тему взрыва в минском метро невозможно сделать спектакль, который не вызвал бы интереса. Сами участники спектакля утверждают, что обсуждения после спектакля для них становятся продолжением работы. Хочется отдельно поразмышлять именно об этом…

Может показаться, если спектакль рассказывает об 11 апреля или о том, как люди воспринимают 11 апреля, здесь легко сделать так, что будет создана эмоциональная доминанта, которая будет диктовать зрителю чувства: сострадание, отчаяние, гнев. Но, по-моему, спектакль отличается именно тем, что такой доминанты нет, чувства и мнения каждого героя спектакля и, более того, каждого зрителя воспринимаются самодостаточными. А некое коллективное видение события, по сути, не сводится к одному общему компромиссному заключению, а остается противоречивым и пестрым. Бескомпромиссностью, которая не становится жестокостью, а оказывается нужной здесь и сейчас. Ведь для компромисса нужно договориться, а мы будто бы еще и не начинали. Здесь-то и начинается обсуждение…

Общественное (или даже гражданское) значение этого спектакля настолько велико, что художественные особенности будто бы отходят на второй план, и очень жаль, потому что и режиссер Валентина Мороз и вся команда спектакля проделали огромную работу. Ведь очень легко может не сработать сама форма документального спектакля, существование артиста в материале, где он, по сути, не выдумывает персонажа на основе фантазии драматурга, а работает с живым человеком. Очень интересно, как артисты не скрывают, а наоборот, выставляют это зрителям напоказ: не просто позволяют своим героям критиковать сам замысел спектакля, а показывают документальные кадры с героями событий. Мы можем, по сути, сравнить то, как исполняют роль артисты, с тем, как те, кто пережил взрыв в метро, рассказывают о нем сами.

Это не первый документальный спектакль той же самой актерской команды, надеюсь, что не последний.

«Человек из Подольска» Дмитрия Данилова

Белорусский государственный молодежный театр.
Режиссер — Дмитрий Богославский.

Пьеса Дмитрия Данилова о фантасмагорическом допросе в московском полицейском участке отлично вписывается в белорусский культурный контекст. Мне лично не нравится, когда милиционеров называют «театралами», так вот настоящий театрал в театре не боится на сцене узнать самого себя. А правда в том, что спектаклей о милиционерах у нас почти нет. Идет «Любоў людзей» в РТБД, но там события перенесены в советское время, был также проектный спектакль «Участковые» по пьесе Виталия Королева (его даже показывали в Музее МВД), но он давно уже не играется.

Милиционеры Данилова кажутся придуманными, но у спектакля есть режиссер Дмитрий Богославский, предпринявший усилия, чтобы мы пережили настоящее полицейское насилие.

На задержанного Николая Фролова (в исполнении Дениса Авхаренко) оказывают как бы психологическое давление. Ему задают вопросы про Подольск, просят точно вспомнить дорогу на работу, предлагают спеть и станцевать, что, конечно, тоже можно назвать грубой манипуляцией или даже издевательством, но это не выглядит так уж безобразно здесь, в контексте абсурдного допроса, связанного не с преступлением, прописанным уголовным кодексом, а со смыслом жизни и получением от нее удовольствия. Странные игры кармической полиции Дмитрия Данилова выглядят приговором поколению хипстеров (по крайней мере, таким играет своего героя Авхаренко), которые своим эскапизмом от бытовой и социальной чернухи, по сути, отказались и от настоящей жизни в лучших ее проявлениях, с ее красотой, любовью, верностью и другими духовными идеалами.

К тому же, актеры Молодежного театра играют милиционеров по-телевизионному обаятельно. Здесь и добродушный толстяк в исполнении Дениса Моисейчика, и дотошный, но простоватый следак Кирилл Новицкий, и истинная снежная королева в погонах, которую сыграла Марина Блинова. Великолепная роль в этом спектакле также и у Андрея Гладкого, но я и без того позволил себе слишком много спойлеров. Великолепный актерский ансамбль получился.

Богославский усложняет действие, введя видео, которое якобы повторяет то, что мы видим на сцене. Но на этом видео милиционеры не сюсюкаются, и кармическая полиция оказывается просто полицией. Народное счастье становится предметом деятельности тоталитарной машины. «Стыдно быть несчастливым», — писал когда-то Александр Володин, о пьесе которого говорилось выше. В пьесе Данилова несчастливость делается чуть ли не административным правонарушением. А судя по тому, какую атмосферу создает в своем спектакле Дмитрий Богославский, это может оказаться только началом.

Алексей Стрельников

0
Renessaince / Ответить
05.03.2018 / 09:29
Якія зь іх ідуць па-беларуску?
0
ten / Ответить
05.03.2018 / 12:03
Renessaince, все 3 на русском.
1
бамбардувальнік над Докшыцамі / Ответить
05.03.2018 / 16:14
а калі будзе тэатралізаваны "Ваздушны ізвошчык"?,
там дзе
"первым делом, первым делом самолёты"
Показать все комментарии/ 5 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера