22.05.2018 / 16:35

Виктор Мартинович: Наше выражение лица — покерфейс 32

Я — писатель, и вы не представляете, сколько времени я иногда трачу на то, чтобы подобрать одно меткое слово для характеристики явления, с которым сталкиваюсь в реале. Для меня нечто существует лишь тогда, когда оно названо.

И вот уже несколько лет я пытался подобрать слово, чтобы охарактеризовать выражение, с которым в меня впяливается моя любимая Родина.

Гаишники и врачи в государственных поликлиниках, сотрудники техосмотров и кассирши в международных кассах. Продавцы кофе в национальном аэропорту и стюарды в самолетах. Налоговики, пограничники и таможенники — я давно заметил, что у всех этих людей, занятых совершенно разным делом, одно и то же выражение на лице. Как бы вы описали его?

Депутаты и кандидаты в депутаты. На листовках и после того, как они обоснуются в кабинетах. Охранники в гипермаркетах. Сотрудницы киосков на остановках. Они могут быть мужчинами и женщинами, молодыми и старыми, усталыми и бодрыми, но их портрет всегда, в любой момент ношения бейджа, будет излучать это неповторимое выражение. Это выражение не встречается настолько массово больше нигде в мире.

Это не подозрительность, с которой тебя, визитера с востока, рассматривают пограничники в сытых странах за границей Польши. Это не раздражение, которое излучают усталые представители погранслужб наших стран-соседок. Это не самодовольное сканирование возможности легкой наживы, хорошо читаемое на лицах московских полицейских. Это не то инфернальное веселье, с которым один официант в Бориспольском аэропорту на протяжении последних пяти лет, узнавая меня — свою постоянную жертву, — пытается подать к кофе рюмку коньяка, а если я отказываюсь, все равно включает ее в счет. И делает это с такими лихими прибаутками, что мы каждый раз расстаемся друзьями (сдачи у него все равно никогда нет).

На лицах, которыми встречает, останавливает и осматривает меня Родина, я вижу хорошо натренированное равнодушие. Это не усталость. Это ничто.

Когда меня в очередной раз приглашают пройти, чтобы «проверить сумочку» в метро, я пытаюсь понять, чем руководствуется контролер. Я ищу в нем человека. Я представляю себе, какая тяжелая у него работа: руководствуясь собственными субъективными чувствами выхватывать из толпы прохожих и всматриваться в их вещи. Ища что-то. Сколько угроз они предотвратили за все годы существования этих сканеров на входах? Сколько злоумышленников поймали? Сколько единиц оружия изъяли? Я не слышал ни об одной. Ведь обычно угрозы предотвращаются не так. Но человек работает. Стоит, ищет, выхватывает из толпы и проверяет. Я заглядываю ему в глаза. И вижу вместо них зрачок камеры. Он как робот. И не пытайтесь шутить с ним: любая дружелюбная беседа может быть квалифицирована как преступление. Он не живет. Он настороже.

Так же как настороже милиционеры, пограничники, таможенники, кассирши. Смотришь в глаза — и видишь ничто. Это перманентный и повсеместный покерфейс. Ты не можешь позволить себе ни злости, ни разочарования, ни, тем более, дружелюбия. Ничего личного. Никакого «я». За твоими интонациями и реакциями следит видеорегистратор.

Двадцать лет тому назад покерфейсом болели отдельные чиновники уровня вице-премьера и депутаты Палаты представителей. У врачей, преподавателей и других бюджетников все еще имелась хоть какая-то субъектность. Еще могли сказать «я думаю». Десять лет назад покерфейс добрался до руководства унитарных предприятий и водителей троллейбусов. Это выражение стало, наверное, преобладающим у дикторов государственных телеканалов.

Сегодня я вижу, как покерфейсом заболевают продавщицы обуви в торговых центрах, официантки в кафе и даже бариста. Покерфейс — выражение, с которым бармены наливают алкоголь на Зыбицкой. Вконец странно видеть, как человек, у которого задача — лезть к тебе в душу, отгораживается от тебя же маской на своей физиономии. 50 виски? Пожалуйста. Восемь рублей. Спасибо, что без сдачи.

Эй, что случилось с этим городом? Кто его заколдовал? Куда делись все люди?

Однотипные луки Instagram. С покерфейсом. Однотипные выражения на лицах медийных героев. Однотипные истории. Одинаково погасшие взгляды. Эта болезнь вскоре поглотит всех нас. Не останется ни одного белоруса, способного на приветливую улыбку. На слезы. На крик, когда тебе больно.

У синюгана, который собирает деньги возле универсама, точно такой же покерфейс, что и у чиновницы, которая рассказывает по телевизору, что вскоре тот синюган должен будет возмещать полную стоимость услуг ЖКХ.

А потом джентльмен накраудфандит себе на бутылку чернил, выпьет его из горла и упадет неподалеку на травку. Глаза закрыты. На губах — печать покерфейса.

Интересно: мы что разучились чувствовать? Нам когда-нибудь еще больно, когда-нибудь еще весело? И мы просто боимся это показывать другим людям? Как меняется тот человек со сканером в метро на юбилее друга? Смеется ли, услышав анекдот в бане, тот пограничник, который стальным голосом спрашивает у меня про мой астральный знак (ему, мол, показалось, что я не похож на свое фото в паспорте)? Как, наконец, нас всех освободить от злых чар?

Для разведчиков, следователей и игроков в покер проявление эмоций — это поражение. Для всех остальных людей эмоциональность — ключ к счастью и большое подспорье в общении с миром.

Если весело — надо смеяться, шутить и дурачиться. Иначе не будет весело. Если на сердце печаль — надо грустить. Ведь иначе близкие не поймут, что тебе плохо, и не помогут своим теплом и нежностью.

Мы с вами не разведчики, не следователи и не игроки в покер. Давайте оставаться людьми. Давайте избавляться от покерфейса!

5
голас з правінцыі / Ответить
22.05.2018 / 14:20
Правільны тэкст. Адгадка ў канцы: мы ўсе пайшлі ў выведку. Шукаць -- дзе канец, дзе капец.
23
а ф ь л А / Ответить
22.05.2018 / 14:29
Виктор, Вы бесспорно талантливый человек, который вполне отлично может зарабатывать самостоятельно своим творчеством. В таком случае, зачем вы работаете в ЕГУ, который под ширмой продвижения демократии и фундаментальных прав человека отмывает огромные деньги получая гранты от заокеанских и европейских политических структур?

Более того, Вы интеллектуал и интеллигент(поверьте на слово - это не сарказм) и как только Вы морально можете преподавать в университете, который списывал сотни тысяч долларов для бесплатных стипендий на командировки сотрудников, которых не существовало в реальности? 

Как Вам преподаётся в университете, который нанимает ректора коррупционера доведшего свой прежний университет до банкротства и долгов? 

Как Вам спится когда вы переживаете за Беларусь, а сами не замечаете такого откровеннейшего фарса в вашем университете, который якобы несёт слово правды и справедливости в сердца и головы молодого поколения?

Все эти доказательства были мифом, пока юристы крупнейшей и авторитетнейшей заокеанской аудиторской компании не вскрыли данные факты после официального расследования.

Виктор Ваши книги возвышают сердца людей не безразличных к будущему нас и нашего молодого поколения. Но всё-таки: как Вам спится, когда Вы приходите домой после лекций в таком храме лжи и лицемерия как ЕГУ?
2
Казік / Ответить
22.05.2018 / 14:46
Хах, быў нядаўна на невялікім канцэрце класікі - усе гледачы сядзелі з покерфэйсамі, толькі пару дзяцей ківаліся, кідаючы сумныя позіркі па баках. Я адзін гайдаўся ў такт музыцы, адчуваючы неўхваляльныя позіркі. Аж пытанне з'явілася, людзі, вы прыйшлі атрымаць эстэтычны кайф, ці адсядзець паўтары гадзіны з выглядам інтэлектуальных снобаў, якія стаміліся ад усяго ў жыцці
Показать все комментарии/ 32 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера