24.05.2018 / 16:14

Новая православная церковь в Украине: какие есть варианты 33

Пишет Анатолий Сидоревич.

Патриарх Варфоломей. Фото из Википедии.

«Война между Украиной и Россией идет не только на терриконах Донбасса, но и на межправославной арене». Такое высказывание можно прочитать на одном из украинских порталов.

Война ведется вокруг придания украинскому православию — будущей Украинской Церкви — автокефалии. Пока что война психологическая. Но от этого напряжение не спадает. Православный мир на минуту затих, пока не грянуло известие о том, что Вселенский Патриарх Варфоломей потерял сознание. К счастью, это продолжалось короткое время. Но известный религиовед, руководитель отдела истории религии Института философии Национальной академии наук Украины Людмила Филиппович не исключает, что Москва, если ей не удастся поднажать на турецкого президента Реджепа Эрдогана, а через Эрдогана — на Варфоломея, может применить против Вселенского Патриарха крайние средства. Какие такие средства — мы знаем из истории. Это и ледоруб в отношении Льва Троцкого, и взрывное устройство в автомобиле Зелимхана Яндарбиева, и чай с полонием для Александра Литвиненко, и боевое отравляющее вещество для Сергея Скрипаля и его дочери… Арсенал средств у Московии всегда был богат.

В своей предыдущей публикации я указал на возросшую активность Московской Патриархии на межправославной арене, ее попытки «обработать» православную Пентрахию — предстоятелей Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской и Кипрской церквей.

То, что Данилов монастырь не выходит на прямой контакт с главой Пентархии — архиепископом Нового Рима, — довольно показательно и понятно.

Отношения между Вселенским и Московским Патриархатом никогда не были хорошими. Созданная по милости Сталина, нынешняя РПЦ не скрывает свое желание занять первую позицию среди 14 канонических (то есть признанных Фанаром) православных церквей. Кроме того, Москва помнит, что после распада Российской империи архиепископ Нового Рима принял под свой омофор православные церкви Финляндии, Латвии и Эстонии. Благодаря Сталину православных христиан двух последних стран Московская Церковь вернула себе лишь после германо-советской войны.

Данилов монастырь не идет на прямой контакт с Фанаром еще и потому, что помнит, как в 1994—1999 гг. была восстановлена Эстонская Апостольская Православная Церковь. Помнит, что, несмотря на все его демарши, Фанар восстановил действие томоса 1923 года о предоставлении Эстонской Церкви автономного статуса. А в дальнейшем священники и верующие сами определяли, к какой Церкви присоединиться им и их приходам. Процесс продолжался 5 лет.

Москва и сегодня считает Эстонию своей «канонической территорией». Тем паче она считает «канонической территорией» и Украину. И неважно, что томос 1924 г. о предоставлении автокефалии Православной Церкви в Польше не отменен, а согласно этому томосу западнобелорусские и западноукраинские земли уже были выведены из-под юрисдикции Московской Церкви. В состав Московской Церкви их вернули волею Сталина. Более того, в Даниловом монастыре прекрасно знают и то, что Константинополь никогда не передавал Киевскую митрополию и старые крымские епархии Москве. В природе не существует отпускных грамот на этот счет. «Связи Киева со Стамбулом, — пишет московский богослов протодиакон Андрей Кураев, — надежней, чем с Москвой». (Объективности ради простим националисту Кураеву, что Константинополь он называет Стамбулом, а Вселенского Патриарха — турецким.)

В своей предыдущей публикации я писал, что есть два варианта решения украинского церковного вопроса.

Первый: если Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП) и неканоническая Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ) не придут к согласию, Варфоломей может умыть руки.

Второй вариант: Варфоломей может созвать архиереев УПЦ КП, УАПЦ и УПЦ Московского Патриархата на собор для избрания предстоятеля новой Церкви, а потом выдать томос о придании ей автокефалии.

Теперь же, после состоявшегося в середине этого месяца визита представителей Нового Рима в Элладскую Церковь, вырисовывается третий вариант.

В свое время в православии родилась идея выработать некий акт о порядке предоставления автокефалии. Этот акт предполагалось принять на Святом и Великом Соборе Православной Церкви, который в 2016 г. состоялся на Крите. На предсоборных совещаниях была выработана процедура, в соответствии с которой для придания автокефалии требовался консенсус 14 общепризнанных православных церквей (15-я, Православная Церковь в Америке, является частично признанной). Таким актом, если бы он был принят, Московский Патриархат и другие церкви могли связать руки Вселенскому Патриарху и Синоду. Как известно, Московская Церковь проигнорировала Собор, а документ о порядке предоставления автокефалии на нем даже не обсуждали. Таким образом, руки Вселенского Патриарха остались свободны.

Располагая свободой действий и поддержкой Синода Константинопольской Церкви как Церкви-Матери для православных христиан современной Украины (с Крымом), Вселенский Патриарх, который не признает присоединения Киевской митрополии и крымских епархий к Московской Церкви, может, как и при крещении Киевского государства в 988 г., поставить в Украине своего митрополита. И не обязательно это будет кто-либо из архиереев современных УПЦ Киевского и Московского патриархата или УАПЦ. В составе Константинопольской Церкви — в Канаде, Соединенных Штатах и в других странах — имеется не одна украинская епархия и, по моим подсчетам, 9 архиереев-украинцев. А может Фанар, как и в эстонском случае, поставит совершенно нейтрального человека — грека. И уже этот предстоятель совместно с верующими и духовенством УПЦ КП, УПЦ МП и УАПЦ, которые перейдут под его омофор, будет строить новую Украинскую Церковь.

Вот этой новой Церкви, возглавляемой митрополитом, которого поставит Синод Константинопольской Церкви, Вселенский Патриарх и может дать томос об автокефалии. Таким образом Фанар лишил бы Данилов монастырь возможности утверждать, что он легитимизирует «раскольников» из УПЦ КП и УАПЦ.

Не исключено, что глава новой Церкви в Украине получит, на греческий манер, титул архиепископа. Тогда епархиальные архиереи будут митрополитами и просто епископами. Вряд ли новая Церковь получит патриарха. Другой вопрос — какой будет эта автокефалия. Будет ли новая Церковь иметь право мироварения? Например, Православная Церковь Чешских Земель и Словакии такого права не имеет: получает миро из Константинополя, но является автокефальной и общепризнанной.

Если такой сценарий — создание новой Церкви в Украине — сбудется, для ее всеобщего признания потребуется длительное время, но самое важное признание — признание Константинопольской Церкви и Вселенского Патриарха — она получит. Если такой сценарий осуществится, можно будет сказать, что позиции еще одного советского института, а именно РПЦ, будут в Украине существенно подорваны. Создание новой Церкви можно будет сравнить с декоммунизацией Украины, ведь РПЦ, что ни говори, — продукт коммунистического режима. Существенно сузится и «русский мир», а сама РПЦ, теряя свои позиции в Украине, уже не сможет претендовать на исключительную роль в Православии.

Москва — и Данилов монастырь, и Кремль — приложат максимум усилий, чтобы украинская автокефалия не состоялась. И все же будем надеяться, что в московских кабинетах воздержатся от крайних мер в отношении Варфоломея, о которых пишет доктор Людмила Филиппович. Будем надеяться, что антиимпериалистическую отечественную войну и на Донбассе, и на православной арене Украина выиграет. А выиграет Украина — выиграет и Беларусь.

Читайте также: Москва обеспокоена движением Киева к автокефалии, а Минск снова теряет шанс

Анатолий Сидоревич

9
Быхау / Ответить
24.05.2018 / 10:01
Так а у нас какие шансы? И в чем 
3
Андрэй / Ответить
24.05.2018 / 10:07
Сп. Анатоль! Паглядзіце гістарычныя дакументы. Кіеўская Праваслаўная мітраполія Канстанцінопальскага патрыярхату мела права варыць міро ад другой паловы 15 ст. 
6
микола / Ответить
24.05.2018 / 10:11
Дай  бог  Украине  помощи  в  отделении  от  рпц.
Показать все комментарии/ 33 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера