14.08.2018 / 12:47

Виктор Мартинович о «деле БелТА»: Каждый час этого дела подрывает позиции в торговле с Россией 16

Фото Станислава Шаршукова.

Беспечнее всего, угодив под раздачу, заниматься самоуспокоением. Шептать, мол, ситуация — эксцесс исполнителя, валить все на ретивость условного следователя, уверять родных, что здесь нет никакой политики, лишь небольшое правонарушение и справедливая реакция системы.

Если всё действительно так, если это просто опер где-то случайно услышал и расшифровал, то поясните: а с чего это он вообще слушал? Уголовного дела еще не было. Продемонстрированные общественности аудиофрагменты, — результат фильтрованной работы живого человека, скорее всего — команды живых людей. Чтобы выхватить их, нужно было потратить до холеры человеко-часов. И здесь не просто слушали, как слушают и записывают всех. Здесь дотошненько искали.

А искать начинают тогда, когда возникает интерес.

Далее — две спекуляции.

Первая: интерес возник потому, что впереди важные политические кампании, и обществу надо бы показать, что СК может прийти даже в Тутбай и БелаПАН. Не говоря уже о частном доме блогера, выкладывающего сюжеты на YouTube-канал.

Вторая: интерес возник и потому еще, что за последние 10 лет под боком у телевидения, которое никто не смотрит, и государственных газет, которые читают только тогда, когда они укусят кого-нибудь из известных в интернете персонажей, возникла сила, влияющая на настроения половины населения страны. Уголовное дело направлено на то, чтобы с этой силой разобраться. Не «припугнуть», ведь редакторы и собственники и без того люди очень осторожные. А именно «разобраться». Сменить редактора — потому что статья, по которой предъявлены обвинения, допускает запрет занимать должности в медиа на протяжении определенного времени (схема Lenta.ru-2014). Или сменить собственников (схема НТВ-2001).

Пишу это для того, чтобы коллеги и те влиятельные персоны, которым небезразлична судьба портала и агентства новостей, хорошо понимали, к чему всё идет, и стратегию выстраивали соответственно.

Если бы задача была лишь «приструнить», уголовное дело было бы уже закрыто или переквалифицировано в административное.

Ведь каждый час существования этого дела подрывает позиции Беларуси в торговле с Россией — торговле, которая становится главной проблемой национальной безопасности и основным фактором выстраивания политического будущего страны.

Дело не закрывают. Более того, теперь у следователей появилась масса новых материалов для изучения, одна корпоративная почта чего стоит. В этих материалах, как это зачастую бывает в процессуальной практике последних лет, могут попытаться найти нечто совершенно новое. И так — до победного конца, к достижению целей, указанных в предыдущих абзацах.

А теперь о прогнозе. У меня есть уверенность, что сегодняшняя Беларусь на фоне новостей о прекращении Россией кредитной поддержки и лишении ее нефтяной лафы не может себе позволить то, что позволил себе Кремль в 2001-м, когда НТВ перешло от группы МОСТ к Газпрому, или то, что произошло в 2014-м, когда Галину Тимченко уволили из Lenta.ru. Если приложить максимум политических усилий, и Тутбай, и БелаПАН можно защитить.

Главное не делать вид, что вы сами поверили, будто проблема — только в том, о чем говорится официально. Важно — не сдавать своих. Ведь иначе вас вот с такими же серьезными личиками и осудят, присовокупив признание вины и согласие с выводами следствия.

Беларусь — страна, в которой не работают логика и наука. Ни хорошее образование, ни глубокие знания Арендт не позволят приблизиться к тому, чтобы предвидеть последующие шаги власти. Единственный способ понять Беларусь — наблюдать за нашим Gogol Bordello очень долго. Вот почему я в первую очередь обращаю внимание на посты, написанные теми из моих друзей, которые помнят, кто такая Тамара Винникова. Правда, с каждым годом желания высказываться становится все меньше. Ведь скучно же смотреть, как страна ходит по выложенному граблями кругу. И снова, и снова находятся энтузиасты, готовые «не увидеть в этом политику», обвинить исполнителей, «не связать с выборами» и др.

Так вот, из опыта сидения у этого костерка: «прополка» поля всегда завершается за шесть-семь месяцев до дня голосования. А накануне свертывания она достигает максимального рвения.

Помните, в 2010-м обыски по всей стране в «Говори правду»? Они прошли в мае, выборы — в декабре. А с мая и вплоть до 19-го числа в эфире зависли красота, братство и «либерализация». Так будет и в этом случае. Это дело не может продолжаться «месяцы и годы». Оно может длиться ровно до объявления следующей кампании. Далее — читайте экономические разделы новостей и калькулируйте сами.

На конец оставляю главное.

Итальянский писатель Умберто Эко на протяжении нескольких лет вел колонку «La bustina di minerva» о политической повседневности Европы в журнале L'Espresso. Именно Эко, (а не Брайан Флеминг или Скотт Яспер) был первым, кто приблизился к формулированию понятия «гибридной войны». В своих высказываниях об отличии «пра-пра-войн» от «новых войн» он нащупал новый вид конфликтов, не предполагающий классического военного вторжения, но использующий иные инструменты — такие, как поддержка повстанцев, медийный шум и др.

Так вот, в последнее время в мире, по крайней мере в нашей его части, я вижу, как стали возникать явления, которые можно было бы назвать «гибридным правосудием». Когда суть юридических претензий тщательно скрывает мотивы их возникновения. Когда нет классического наказания неугодных диссидентов или чересчур смелых политиков за то, что они созвали митинг или написали в Твиттере.

Нет, сейчас Пушкина не ссылали бы в Михайловское за «возмутительные стихи»! Сейчас в его мобильнике нашли бы фотографии голой крестьянки Ольги Калашниковой, взломали бы его фейсбук, выложили фотки в ленту и осудили на 3 года химии в Уссурийск за распространение продукции эротического содержания. Причем на приговоре настоял бы духовный Синод, а Его Величество Александр I был бы ну совсем ни при чём.

Когда надо нейтрализовать Алексея Навального, возникает дело «Кировлеса». Когда надо приструнить слишком смелую российскую молодежь, ставшую завсегдатаями митингов Навального, возникает страшный кейс «Нового величия». И всё: население, адвокаты, медиа, Запад — понимают, что фигуранты просто попали под обстрел. Но они сядут и будут сидеть, потому что такие сейчас технологии.

И можно выиграть одну зарубу, можно освободиться от одних кафкианских обвинений, но пока жив сам подход, пока работает «гибридная Фемида», ты никогда не будешь до конца невиновным.

0
думай глабальна, дейнiчай лакальна / Ответить
13.08.2018 / 12:59
каб журналiсты болей разумелi, што ад ix патрэбна следчым каб юрыдычна прыгожа закрыць людзей (у адрыве ад усяго глабальнага вышэй) :
https://elib.grsu.by/doc/21025 (ст.88-90 - бездзеянне службовай асобы)
https://cyberleninka.ru/article/v/nepravomernyy-dostup-k-kompyuternoy-informatsii-i-ego-posledstviya (неправомерный доступ к комп инфо)
https://www.advodom.ru/practice/cybercrime-5.php (неправомерный доступ)
0
Дашкис / Ответить
13.08.2018 / 13:00
И демократия у нас гибридная.
0
меркаванне / Ответить
13.08.2018 / 13:21
Лічу, гэта вельмі складана зразумець для лукашыстых, якія прывыклі перад вышэйстаячымі поўзаць на брюхе і біць "у морду" ніжэйстаячым.
 І яшчэ думаю, што яны з задавальненнем не толькі праслухоўвалі, але і глядзелі б у замочную шчыліну. Магчыма ўжо пад час сваіх калхозных ператрусах устаўляюць відэакамеры. А што, нехта ведае чаму не?
Показать все комментарии/ 16 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера