31.08.2018 / 20:16

«Россия не собирается брать Севастополь, Путин — настоящий демократ» — главное из секретных стенограмм бесед Клинтона и Ельцина 21

Библиотека Билла Клинтона опубликовала рассекреченные материалы о российско-американских отношениях в 1990-е годы, в том числе содержащие стенограммы переговоров американского лидера с президентом России Борисом Ельциным.

Опубликованные Библиотекой Билла Клинтона документы содержат стенограммы переговоров, а также телефонных разговоров президентов в период с 21 апреля 1996-го по 31 декабря 1999 года. Всего рассекречено 591 страница.

15 сентября 1996 года. Телефонный разговор.

Клинтон позвонил Ельцину, чтобы подбодрить его перед предстоящей операцией на сердце. Они договорились, что российского президента проконсультируют американские кардиохирурги.

Клинтон: Я хотел бы, чтобы твоя операция прошла хорошо и желаю скорейшего выздоровления. Наши мысли и молитвы с тобой.

Ельцин: Спасибо, Билл. Я думаю, было бы неплохо, если бы американские эксперты смогли проконсультировать меня перед операцией.

Клинтон: Мы с радостью сделаем все, чтобы помочь тебе. Весь мир будет рад оказать тебе помощь. Я найду лучших докторов Америки, чтобы тебе было из кого выбирать.

15 апреля 1997 года. Телефонный разговор.

В 1997 году 21 марта в Хельсинки состоялась встреча Клинтона и Ельцина. А 27 мая был подписан основополагающий акт Россия — НАТО о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности.

Ельцин: Наша позиция не изменилась. Расширение НАТО на восток — ошибка. Но я должен принять меры, чтобы смягчить негативные последствия этого для России. Я готов заключить соглашение с НАТО не потому, что хочу этого, а поскольку это вынужденный шаг. Сегодня нет другого выхода.

Но принципиально важна одна вещь: расширение не должно включать бывшие советские республики. Я не могу подписать какое-либо соглашение без этого [условия]. Особенно это касается Украины. Если вы ее привлечете, нам будет сложно обсуждать с Украиной некоторые вопросы.

Еще одна проблема — ваши морские учения возле Крыма. Это все равно как если бы мы проводили учения на Кубе. Вам бы это понравилось? Для нас это неприемлемо. Мы не собираемся захватывать Севастополь.

Клинтон: Для начала я хочу сказать, что понимаю, теперь существует новая Россия и она не намерена захватывать другие страны… Я уже говорил тебе, что пытаюсь создать новое НАТО, которое не будет представлять угрозы для России, но позволит США и Канаде остаться в Европе, работать с Россией и другими странами, чтобы построить единую свободную Европу… Если мы согласимся, что ни одна из стран бывшего Советского Союза не может вступить в альянс, это будет плохо для наших попыток построить новое НАТО, но также и для твоих попыток построить новую Россию. Я не наивен. Я понимаю, что для тебя важно, кто войдет в НАТО и когда… Мы должны обязательно обсуждать это по мере движения вперед…

Но представь себе, каким ужасным посланием будет заключение тайного соглашения, которое ты предлагаешь.

Ельцин: Билл, я согласен с тем, что ты говоришь, но посмотри, что произойдет. Мы намерены представить этот документ в Думу на ратификацию… Она его ратифицирует, а затем включит условие, что, если одна из бывших республик СССР вступит в НАТО, Россия выйдет из соглашения… Именно это случится, если сегодня ты не скажешь мне один на один, в отсутствие даже ближайших наших помощников, что ты не примешь [в НАТО] новые республики в ближайшем будущем; мне нужно это услышать. Я понимаю, что, может, через десять лет или около того ситуация может измениться, но не сейчас. Может, это будет как-то развиваться впоследствии. Но мне нужны твои уверения, что этого не случится в ближайшем будущем.

16 ноября 1997 года. Телефонный разговор.

Главной темой этого телефонного разговора стали Саддам Хусейн и угроза создания в Ираке оружия массового поражения.

Клинтон: Мне кажется, действия Ирака серьезно угрожают ООН, Совбезу и безопасности Персидского залива. Нам нужно найти способ убедить Хусейна отказаться от оружия массового поражения.

Ельцин: Что ты предлагаешь, Билл?

Клинтон: Я хочу убедиться в том, что ты понимаешь, что я настаиваю на дипломатическом решении этого вопроса. Я надеюсь, что ты приложишь все усилия, чтобы Саддам пустил инспекторов.

Ельцин: Я напишу письмо Саддаму Хусейну с просьбой пустить инспекторов специальной комиссии ООН, но мы должны работать под эгидой Совбеза и решать проблемы постепенно.

17 мая 1998 года. Телефонный разговор.

В марте 1998 года Ельцин отправил в отставку правительство Черномырдина. В апреле новым премьер-министром России стал Сергей Кириенко. Ельцин говорил о причинах отставки Черномырдина.

Ельцин: Я очень хорошо отношусь к Черномырдину. Я оставил ему его зарплату, его дачу, его машину и его телохранителя. Все, что было у него, когда он был премьер-министром, осталось, когда он стал пенсионером. Он всегда прислушивался ко мне. И он честный человек. Но иногда случается так, что люди устают от того или иного чиновника и ты вынужден все менять, начинать с нуля, искать новый импульс.

28 мая 1998 года. Телефонный разговор.

В России продолжается экономический кризис. Бóльшая часть разговора касалась обсуждения возможных мер его преодоления и заверений Ельцина, что американским инвесторам нечего опасаться.

Ельцин: Я хотел бы, чтобы ты заверил инвесторов, которые работают сейчас в России, что им незачем паниковать и уводить инвестиции. Мы принимаем все необходимые меры. Ничего катастрофического не происходит. Нам нужна ваша поддержка. Люди в мире должны знать, что ты поддерживаешь нас и ты уверен, что ситуация под контролем. Все будет в порядке. Ты поддержишь меня, Билл?

Клинтон: Я поддерживаю все проводимые тобой реформы с 1993 года и продолжу это делать. Я скажу своим инвесторам, что поддерживаю твою прекрасную экономическую команду и ее реформы. Я также поговорю с министром финансов Бобом Рубиным и его командой и попрошу его обсудить с МВФ необходимые меры поддержки. Я готов использовать свой персональный вес, чтобы поддержать вас, но мне нужны доказательства, что реформы в России ведут к прогрессу.

10 июля 1998 года. Телефонный разговор.

Клинтон: Я провел много времени, чтобы подготовить предложение МВФ о помощи России, и надеюсь, что все решится быстро.

Ельцин: Если решение не будет принято быстро, это будет означать не только конец реформ, но и конец России. Последствия промедления будут катастрофическими не только для нас, но и для всего глобального финансового рынка. МВФ обещает решить вопрос через три недели, но три недели — слишком долго. Решение нужно нам к 16 июля. На кону не только моя власть и честь, но и твоя и всего мирового сообщества.

Клинтон: Сейчас тебе важно урегулировать налоговую систему и разработать антикризисную программу. Ты должен использовать все свои политические ресурсы, чтобы Дума одобрила это. Если нет, тебе придется использовать любые законные методы, которые есть у тебя как у президента. Я согласен, что у нас мало времени.

Ельцин: Я делаю все, что в моих силах. У меня есть два варианта решения. Первый. Я лично иду в Думу и говорю им, что они играют с судьбой страны, но сейчас не время для игр. Если они не услышат меня, у меня есть еще один вариант. Согласно Конституции я могу распустить Думу, если они не смогут прийти к какому-то решению. Я рассмотрю такой вариант 16 июля.

17 августа в России был объявлен дефолт.

13 июня 1999 года. Телефонный разговор.

Разговор, как и большинство предыдущих с марта 1999 года, касался урегулирования ситуации в Косово. В марте в конфликт вмешалось НАТО, начавшее бомбардировки Югославии. С этого момента Ельцин настаивал на том, что урегулировать конфликт с Милошевичем можно только прекратив бомбардировки. В ночь с 11 на 12 июня российские десантники после неожиданного марш-броска на бэтээрах и машинах с российскими флагами заняли аэропорт Слатина в столице Косово Приштине.

Клинтон: Я думаю, настал новый важный момент нашего сотрудничества в Косово. Нам нужно взять ситуацию под контроль. И для того чтобы достичь наших целей, и потому что мы должны показать миру, что мы сотрудничаем.

Ельцин: Мы оба должны встретиться в каком-нибудь секретном месте. Только ты и я, мы должны встретиться или на борту судна, или на подводной лодке, или на каком-нибудь острове, чтобы ни один человек не мог нам помешать, чтобы тебя никто не беспокоил и чтобы меня никто не дергал.

Клинтон: Мы должны поручить нашим генералам разработку кратковременного плана. Нужно решить вопрос с аэропортом. Затем мы можем встретиться и продумать стратегию.

31 декабря 1999 года. Телефонный разговор.

В своем новогоднем обращении президент Ельцин объявил, что уходит в отставку. Врио был назначен Владимир Путин.

Клинтон: Я понимаю, какое это было трудное и смелое решение. Утром я прочитал твое заявление. Мне грустно, но я очень горжусь тобой. Ты провел свою страну через исторически период. Борис, я верю, что ты войдешь в историю России как отец российской демократии. Ты работал, чтобы сделать мир более безопасным местом, и я хочу, чтобы ты знал: наши с Хиллари мысли с тобой и Наиной (супруга Бориса Ельцина. — РБК). Спасибо тебе за все время, которое мы провели вместе, и за то, что мы сделали вместе.

Ельцин: Спасибо, Билл. Это действительно было трудно для меня. Но я хочу на все 100% поддержать Путина. И даю ему три месяца на то, чтобы побыть президентом и люди привыкли к нему. Я уверен, что его выберут президентом. Я также уверен, что он демократ и человек с большой душой, он очень сильный и очень умный, и у меня была возможность узнать это.

Спасибо тебе, Билл. Спасибо за этот звонок и твою поддержку. Я очень ценю это. Обнимаю тебя. Поверь мне, я сделал это ради России. Ради ее будущего.

7
Тутэйшы / Ответить
31.08.2018 / 20:50
Неоднозначно все. С одной стороны читаются приятельские разговоры, с другой стороны бомбежки Югославии начались как раз в 90-е... И все же жаль, что Путин все похерил и по...ругался со всем миром. Без него у России был бы шанс стать нормальной страной, а не бензоколонкой.
2
LMI / Ответить
31.08.2018 / 20:52
Так, чытаў сеньня. Вельмі цікава. Вельмі многа памылак Ельціна адносна Пуціна. А можа тое і не памылкі былі, а звычайнае неразуменьне. Да таго ж і той самы Ельцін у тыз размовах выглядаў звычайным імперцам які дзяліў сьвет. карацей - расея яна і есьць расея і ніколі не зменіца
45
шлёма / Ответить
31.08.2018 / 21:05
И что тут секретного? То что Клинтон навязывал Ельцину свои идеи, а Ельцин шел у него на поводу, это всем было понятно и никакого секрета не представляет. Это писали и СМИ, только не Ельцинские, и коммунисты говорили открыто, и люди видели это.
Показать все комментарии/ 21 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера