14.11.2018 / 16:45

История одного захоронения на минской Кальварии: вышла замуж за повстанца, родила шестерых детей, а потом пришли большевики…  17

На сайте «Нашей Нивы» недавно был опубликован материал, в котором краевед Павел Дюсеков рассказал журналисту о примечательных памятниках на минском Кальварийском кладбище.

Дюсеков обратил внимание на надгробие Марии Витковской, урожд. Янчевской. Он называет его «памятником-эпохой» и самым трагическим памятником. Определенный резон в этом есть. Но за такими памятниками нередко стоят еще и судьбы людей, глубоко связанных с белорусской землей, ее историей, событиями, традициями. Поэтому важно, так сказать, «очеловечить» этот памятник, наполнить его фактами личной жизни и семейной истории Марии Витковской, которая под ним покоится.

Из текста статьи «Нашей Нивы» следует, что краевед Павел Дюсеков пока еще не очень знаком с личностью Марии Витковской. Что ж, давайте немного приоткроем эту тайну и приведем некоторые факты о людях, оставивших свои следы у величественных гранитных обелисков на минских кладбищах.

Мария происходила из шляхетского рода Янчевских герба «Ястребец». Род получил фамилию от названия села Ёнчево в Плоцком воеводстве Польши. Одно из ответвлений рода оказалось связано с Великим Княжеством Литовским. Однако магнатами в Литве Янчевские не стали и занимали на великокняжеской службе весьма скромные должности уездных судей, землемеров, войтов и даже парафиальных священников.

В результате т.н. разбора шляхты после восстания 1831 года род Марии (как, кстати, и многие другие) даже не сумел подтвердить российским властям свое дворянство и был вынужден лишь негласно считаться таковым. Официально же они были мещанами или даже крестьянами. Местом жительства Янчевских в XIX веке было местечко Раков, но впоследствии, уже в XX веке, им удалось приобрести себе фольварк Дудки (ныне д. Дудка) под Ивенцом. Интересно, что Мария Янчевская могла бы родиться в православной семье, если бы не стойкое стремление ее родителей придерживаться католической конфессии. В 1868 году настоятель раковской православной церкви Яков Мацкевич обязал будущих отца и деда Марии — Юлиана и Людвига Янчевских — каждую субботу и воскресенье являться к нему для наставления в необходимости перехода в православную веру. Это объяснялось тем, что Янчевские прослыли в Ракове семьей исключительно «неблагонадежной» с точки зрения российских властей, которые после разгрома восстания 1863-64 гг. неустанно выискивали в крае разного рода «врагов отечества». Согласно рапорту 1866 года воинского начальника Минского уезда Большова, Янчевские отличались своим «фанатизмом, ненавистью ко всему русскому и политической неблагонадежностью». Будущий отец Марии Юлиан Янчевский был даже оштрафован на 25 рублей за некое «совращение православных». Поэтому и были придуманы властями такие странные еженедельные встречи с православным священником, которому Янчевских, конечно же, убедить так и не удалось.

Родовой герб Янчевских «Ястржембец»

Но все эти проблемы были лишь небольшими неудобствами по сравнению с тем, что пришлось перенести семье будущего мужа Марии — Винцента Витковского. Всю семью его отца, шляхтича Минской губернии Антония Витковского, за поддержку восстания 1863 году выслали в город Тару (ныне — в Омской области России). Винцент Витковский был в то время чуть старше 20 лет. Лишь на исходе века, уже в 50-летнем возрасте, Винценту удалось вернуться на родину и довелось здесь познакомиться и жениться на Марии Янчевской, которой было немногим более 25 лет. В семье Винцента и Марии родилось шестеро детей — Юзефа (1900), Мария (1902), Агнешка (1904), Антоний (1905), Ядвига (1909) и Елена (1911). Истощенная, видимо, частыми родами женщина умерла в 1914 году. А похоронили ее у стен минского Кальварийского костела.

Павел Дюсеков в статье на сайте nn.by задавал вопрос: а что же ее муж? Так вот, ее муж, несмотря на то, что ему было на то время 70 лет, женился на младшей сестре Марии — Антонине Янчевской! Возможно, для того чтобы ему было легче растить детей, среди которых были и малолетние.

Как известно, шла Первая мировая война. Несмотря на то, что немцы тогда еще были относительно толерантны к местному населению, именно от рук немцев в той войне погиб отец Марии Янчевской, на три года пережив свою дочь. Что с ним случилось, точно неизвестно. Может быть слишком отчаянно сопротивлялся кайзеровской реквизиции?…

А в 1919 году погибли уже от рук большевиков Винцент и Антонина Витковские. Их не пощадили, посчитав «польскими буржуями», несмотря даже на малолетних детей и на то, что Винценту было уже под 80 лет. Похоронить их в зарезервированном месте Кальварийского кладбища, в ограде с могилой Марии, было некому, да и не выдавали родным тела из чекистских застенков. Младших детей Винцента и Марию определили в детский дом, а старшим удалось бежать и присоединиться к польскому войску.

Мы действительно не знаем, как выглядела Мария Витковская из дома Янчевских, после того как, сорвав фотоснимок, вандалы осквернили ее памятник. Но мы можем увидеть, как выглядели ее дочери. На этой фотографии слева направо: Мария, Юзэфа и Агнешка Витковские.

Мария Витковская в будущем выйдет замуж за ученого-математика Альфреда Тарского, который стал одной из наиболее выдающихся фигур в науке США и, пожалуй, всего мира! Кстати, и их сын (внук Марии) Ян Тарский также стал видным ученым-физиком, профессором университета в Сан-Диего, а дочь Инна вышла замуж за известного математика Анджея Эренфехта.

Юзефа Витковская (на фото в центре) стала женой Болеслава Загорского (мужчина на фото), шляхтича из Вилейского уезда, также изгнанного со своей земли большевиками. Болеслав был поэтом и публицистом, во время войны с большевиками служил в польском военном штабе, а впоследствии стал заведующим отделом периодической печати в Варшавской библиотеке. Он погиб трагически и нелепо: провалился сквозь стеклянный потолок своей библиотеки, пытаясь обнаружить в нем течь. На руках у Юзефы остался их маленький сын.

Потомки Марии Витковской из дома Янчевских до сих пор проживают в Америке и в Польше. Последняя из ее дочерей, Мария, умерла в 1990 году. Возможно, кому-нибудь из читателей удастся когда-нибудь их отыскать, рассказать о памятнике. Возможно, у кого-нибудь из потомков в семейном архиве хранится фото их похороненной в Минске бабушки и можно будет сделать для памятника новый медальон. И тогда чудесным образом мы увидим, как выглядела Мария Витковская, о судьбе семьи которой мы уже немного узнали.

0
Жвiр / Ответить
14.11.2018 / 12:50
Dziakuj.
0
таки не израилевич / Ответить
14.11.2018 / 13:01
дзякуй за памяць аб  лицьвинских таленавитых людзях! Беларусы павинны ведаць и шанаваць сваю гисторыю.
74
И что? / Ответить
14.11.2018 / 13:18
Зачем ходить по могилкам и рассказывать что-то о тех, кто там захоронен, если в каждой могиле на любом кладбище захоронен человек с какой-то своей судьбой и историей? Может могилки нужно в городе закрывать и переносить все на Московское кладбище, которое сделать полем цветов, где развеивать прах всех, кто пожелает, где как бы престижные могилки только для какой-то элиты? 
Показать все комментарии/ 17 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера