18.12.2018 / 19:38

Костёл, где верующие учат ксендза. Как в Гродно вот уже 20 лет проходит месса для глухонемых 4

В августе душпастырство людей с ограничениями по слуху отметило юбилей — 20 лет. Новый священник ксендз Ян Кузюк рассказал, как все начиналось в 1998-м, зачем священники учили жестовый язык и почему переводчик на мессе — это не то же самое, что священник, который знает язык, пишет Hrodna.life.

Как всё начиналось

Особая месса проводится по воскресеньям в Бригитском костеле. Теперь она собирает около 30 человек. Приходят и взрослые, и молодежь, и дети с ограничениями по слуху. «Еще «по Коляде» не ходил», — улыбается отец Ян в ответ на вопрос, сколько людей в душпастырстве.

Бригитский костел.

Душпастырем он стал в июле этого года. А началось все гораздо раньше. «В 98-м году отец Валерий Лисовский, будучи диаконом, заинтересовался этими людьми. Он видел, что они нуждаются в мессе, таинствах, но ограничены тем, что не слышат», — рассказывает ксендз Ян.

Люди с ограничениями по слуху могли читать по губам, просто присутствовать на мессе, но не могли участвовать в процессе. Так 20 лет назад появилась инициатива ксендза Валерия, которой он занимался 20 лет. Первую мессу в мае 98-го года провел ксендз Анджей Радевич с переводчиком с жестового языка. Потом священник Валерий выучил язык и много лет приезжал отправлять мессу, хотя уже стал настоятелем прихода в Верейках Волковысского района. Через какое-то время стал помогать ксендз Виталий Добролович, который был директором благотворительной организации «Каритас» в Гродно. Теперь он стал директором «Каритас» по всей Беларуси и уехал в Минск.

При чем дети и футбол

Ксендз Ян заинтересовался мессой для людей с ограничениями, когда учился в семинарии на третьем-четвертом курсе. По распределению он пришел помогать во время праздников в Бригитский костел.

«На то, чтобы этим заниматься, подтолкнула встреча министрантов [тех, кто прислуживает у алтаря — ред.], которые не слышат. Я очень любил и люблю играть в футбол. На сайте grodnensis.by иногда выходят тексты с фотками. Ребята меня узнали и давай со мной разговаривать жестами. А я не понимаю! Нет ксендза, они мне что-то показывают, жестикулируют, а я улыбаюсь и не могу понять. Потом они писать на карточках начали, я отвечать старался. Но что я отвечу?»

Ксендз Ян и переводчица с жестового языка. Ксендз пользуется ее услугами, когда у него мало времени, как было в этот раз

Так семинарист Ян решил выучить язык и каждое воскресенье приходил служить на мессу для глухих. Потом стал священником и викарием в Путришках и ездил сюда проводить мессу или исповедовать. Не единожды играл в футбол с ребятами, которые его вдохновили на изучение языка. «Мне говорили: интересная у тебя команда — ни слова не скажут. Только показывают жестами. Это такая тактика?» — улыбается Иван.

А потом его отправили служить викарием в Ошмяны на три года и в Волковысский район на девять месяцев. Жестовый язык постепенно забывался. Но вскоре у ксендза Валерия начались проблемы со здоровьем и он уже не мог так часто приезжать на мессу, а ксендз Виталий уехал в Минск. Так Ян со знанием жестового языка снова оказался в Гродно. С лета он викарий в Бернардинском костеле и священник для глухонемых.

Ксендз учит прихожан, а прихожане ксендза

Месяца хватило ксендзу Яну, чтобы вспомнить жестовый язык. А когда-то было сложно. Учился у ксендза Валерия, по книгам с картинками, по видеороликам. Сразу много жестов запомнить трудно. А в остальном — как обычный язык.

«Бывает, слово выскочит — и не можешь вспомнить. Так и с жестами. Хотя иногда, когда забываешь или не знаешь, можно слово заменить дактилем — показать по буквам», — рассказывает Ян.

Как и в любом языке, важно общаться с его носителями. А прихожане не стесняются после мессы сказать ксендзу, что он делает ошибки и объяснить, как надо. «Давно не приходили — значит, все хорошо», — улыбается отец Ян.

Сначала было неудобно, так как ксендз Ян заканчивал белорусскоязычную гимназию, а месса для глухонемых проводится на русском языке. Жестовый язык отличается в разных языках. И дактиль отличается из-за различных алфавитов. Трудности возникают с русскоязычными терминами. Например, каким жестом показать «благоволение»?

Ксендз всё и произносит, и показывает жестами. Это потому, что не все люди полностью глухие. Некоторые на 60% слышат, некоторые со слуховым аппаратом ходят. Иногда приходят глухие со здоровыми детьми или наоборот. Так что проповедь поймет каждый.

Почему переводчик на жестовый язык — это мало?

— Разница есть для них, — серьезно произносит Ян. — Одно дело, когда кто-то переводит. И другое — священник, который может с ними напрямую разговаривать. Они хотят священника, который их понимает и разговаривает сам, а не через посредников. У них есть чувство, что их не замечают. Им обидно. Многие не общаются, так как нет возможности, их не понимают. И у них есть необходимость прямой коммуникации с ксендзом, а не с посредником.

Поэтому приходили в храм и взрослые люди, в зрелом возрасте принимали крещение. Прихожане активно участвуют в литургии. Ксендз говорит, что у них диалог: люди интересуются, спрашивают. «Это как на уроке: одно, когда преподаватель просто прочитает, и другое, когда объяснит».

— И они очень рады. Рады тому, что понимают. Это очень благодарные люди: каждого священника, который был или есть, они помнят и ждут в гости.

Как проходит исповедь глухонемых?

Исповедь проходит в небольшой закрытой комнате, так как надо видеть друг друга. Если нет священника, который владеет жестовым языком, тот, кто исповедуется, пишет грехи на бумажке.

Похорон и свадеб в этом приходе в практике ксендза Яна пока не было. Был крещение. Эти таинства для глухонемых и обычных людей не отличаются. Только слова молитвы не поются, а произносятся жестами.

«Мы несем Слово Божие всем людям»

Коммуникация с ксендзом не ограничивается мессой. Три года назад вместе с ксендзом прихожане ездили в паломничество в Польшу по святым местам. Перед мессой или после нее ксендз Ян интересуется, как дела на работе, в семье. В планах — организовать дополнительные встречи, где можно будет пообщаться, попить чаю. Если это, конечно, будет действительно нужно людям.

— Чем они хуже нас? Мы несем Слово Божие всем людям. Что увидел священник Валерий? Они стояли среди людей и просто присутствовали. Они до сих пор благодарны, что такое есть. И приходят слушать, — говорит ксендз Ян.

Самый сложный из языков

В прошлом году в церкви Святого Николая в Гродно отец Тимофей также начал проводить службы для глухонемых. В Беларуси такие богослужения для католиков проводятся еще в Бресте, для православных — в Гомеле, для обеих конфессий — в Минске.

— В Гродненской области на учете состоит 1256 людей, — рассказывает Анна Супрун, председатель Гродненской областной организации «Белорусское общество глухих», которая помогала ксендзам с изучением языка. — Людей с нарушениями слуха намного больше. Они ничем не отличаются от нас — только тем, что у них нарушения слуха. Они так же хотят все знать, ходить в костел и понимать, что там происходит. Я бы сказала, это самый сложный из существующих языков. Ведь есть ограниченное количество жестов — и большое количество слов. Мессу переводить — я сама переводила — сложно. Спасибо ксендзам, что, несмотря на свою загруженность, они изучили этот язык.

10
хамса / Ответить
18.12.2018 / 19:51
пакрыўджаныя богам вучаць таго, каму бог усё даў.. 'чудны дела твои, господи'
0
AlesGut / Ответить
19.12.2018 / 09:42
хамса, хто тут пакрыўджаны ўсім і так тутака зразумела 
0
хамса / Ответить
19.12.2018 / 10:11
AlesGut, ну не ўсім.. у дзеным выпадку толькі вамі, добры чалавек
Показать все комментарии/ 4 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера