15.02.2019 / 17:03

Реставраторы показали Януша Радзивилла: в Национальном художественном музее проходит выставка «Открытие настоящего» 2

В четырех залах Национального художественного музея 26 его реставраторов представили примеры своих работ различной степени готовности. Рядом с работами — стенды, на которых видны все этапы реставрации.

Рентген, ультрафиолет, инфракрасные лучи — инструментарий реставраторов, дающий возможность увидеть скрытые под слоями живописи элементы. Вот «Портрет неизвестной» Ивана Хруцкого, а ниже представлен авторский рисунок, проявившийся под живописью в инфракрасных лучах.

А рядом с оригинальным портретом неизвестного молодого человека вывесили его же рентгенографию, на которой виден великолепный кружевной воротник, впоследствии закрашенный другими художниками. Лак на картине с течением времени темнел, многие элементы становились невидимыми. Тот, кто брался обновлять картину, часто работал на ощупь. После такого обновления, очевидно, воротник исчез.

«Портрет молодого человека в шляпе с пером», мастер неизвестен. Рядом с оригиналом — «рентген» портрета, на котором проявился великолепный кружевной воротник.

На соседнем с портретом стенде показано, как реставраторы с помощью шурфов определяют, сколько раз переписывали картину. С десятка мест химики берут пробы — снимают мельчайшие фрагменты живописи — и выносят вердикт о количестве слоев. На стенде эти пробы выставлены в прозрачной эпоксидной смоле. Реставраторам приходится иметь не только художественное образование, но и прекрасно разбираться в химии.

На выставке представлена не только живопись, но и мебель, ткани, графика.

Образцы отреставрированной мебели.

Отреставрированный орнат — литургическое одеяние католических священников, конец XVIII века. При создании орната были использованы фрагменты шелковых, «слуцких», поясов.

Представлен и пример отреставрированной старопечатной книги. В книговедческих кругах мнения о такой реставрации неоднозначны. Когда щербатые, надтреснутые доски обложки меняют на гладкую современную кожу, а со страниц счищают вековой воск и отпечатки пальцев многочисленных читателей, 400-летняя книга становится похожа на муляж, полагают исследователи.

Виленское Евангелие 1600 года после реставрации.

Знаменитая литография (оттиск с камня) с изображением минской площади Свободы. Показано, как реставратор очищал, отбеливал и подклеивал бумагу.

Представлены на выставке и два необычных оклада — серебряный и медный. Первый более богатый, изысканный. Второй, конечно, попроще, но процесс его создания был мучительным. Обычно оклады изготавливали из латуни или драгоценного металла, но этот, представленный на выставке, необычайно редкий — он полностью медный. И более того, с ртутным золочением: золото нужно было разбавлять в ртути, а потом все это наносить на металл. Ртуть испарялась, а золото оседало толстым слоем и прочно проникало в структуру металла. Здоровья неизвестному мастеру такая работа явно не прибавила.

Медный оклад иконы «Богоматерь Одигитрия Римская (Снежная)». Темный прямоугольник внизу — патина. Таким был весь оклад, когда он поступил на реставрацию. По преданию, в середине IV века на одном из римских холмов Дева Мария совершила чудо, явив снег в августе. На иконах Мария Снежная обычно держит платок, а Иисус у нее на руках — книгу.

Жаль, что открытие выставки прошло скомканно. В этом году музей отмечает 80-летие, и на протяжении 40 минут выступали музейные благотворители и почетные гости. Героям выставки — реставраторам — слова так и не дали, хотя посетители и ждали, ведь каждый реставратор, кажется, с радостью рассказал бы о работе, которой отдал год жизни.

И получилось, что разыскивать реставраторов приходилось, сопоставляя фото на стенде с лицами в залах.

Молодая реставратор Екатерина Грачева, над святой Тэклей она работала целый год. Говорит, первые недели вспоминать страшно. Когда икону принесли, она была в заклейке, которую ​​реставраторы наклеивали на произведения в плохом состоянии, чтобы не утратить живописный слой. Но клей оказался таким, что заклейка намертво прилипла к живописи и не хотела сниматься, говорит Екатерина. Пришлось отделять скальпелем бумагу от краски, приклеивать краску назад, и все это буквально по миллиметру…

Эту святую музейщики долгое время считали Фионой, пока не раскрыли надпись внизу иконы, где так и было подписано — «Тэкля». «Икона была как слоеный пирог: профилактическая заклейка, под ней — поздний верхний слой, потом грунт, старый слой лака и грязи и наконец два слоя живописи».

Во время реставрации выяснилось, что детали иконы значительно изменены в XIX, а, может, и в XX веке. Например, в оригинале Тэкля держала в руках не пальму, а крест. Крест Екатерина раскрыла. Так проявился и первоначальный, бледно-небесный фон иконы. Но весь его раскрывать не будут: нижний слой сохранился очень плохо.

Белые фрагменты — места утрат. Их затонируют. Каждый реставратор обосновывает, какие фрагменты он вправе восстановить, а какие лучше оставить как есть. «Задача реставратора — сделать так, чтобы утраты не мешали воспринимать произведение. В то же время, у зрителя не должно возникать впечатления, что работа была написана только что», — объясняет Екатерина Грачева. Реставраторы руководствуется четкой философией. Если утрачены крупные фрагменты, их обычно не воспроизводят. «Надо показать, что у произведения есть своя история — оно прошло сквозь время, мы не имеем права взять и расписать его так, как нам нравится».

«За вредность нам выдают молоко, — смеется реставратор. — Наша норма — пол-литра в день. Белок выводит вредные элементы. Мы стараемся работать в маске, но не всегда это удобно. В обед нужно выходить во двор подышать. Летучие растворители, с которыми мы работаем, ощущаются на языке. Поэтому если почувствую, что начинает щипать язык — значит все, stop it».

Святая Тэкля (Фёкла) и ее житие. Тэклю пытались скормить тюленям и разорвать быками, напустили на нее медведицу, льва и львицу. Тюленя и львов художник нарисовал по своим представлениям, наивно, но очень мило. Быки получились куда реалистичнее. А на основном изображении рядом с Тэклей, видимо, та самая медведица.

А этот «Покров» XVIII века Александр Лагунович реставрирует еще только третий месяц, икона поступила на реставрацию 8 октября. Белые квадраты — профилактическое заклеивание, сделанное в 1960—1970 годах. Со временем заклейка становится не панацеей, а злом: клей стареет и отрывает кусками краску, рассказывает реставратор. После технической реставрации — укрепления краски, склейки треснувших досок — стало возможным как следует рассмотреть изображение.

Реставратор Александр Лагунович и его «Покров» — до и в процессе реставрации.

Икона оказалась необычной. Покров — сюжет, популярный среди православных и униатов. Но изображены здесь исключительно католики: святой Казимир в красной мантии с мехом горностая, монахи-францисканцы, по другую сторону от Богородицы — неизвестная королевская особа, монахи-доминиканцы и неизвестный папа римский в тиаре.

«Мы решили сохранить аутентичность произведения. Все фрагменты утрат по внешнему периметру закреплены, сделано бортовое укрепление живописи. Края будут затонированы под цвет дерева», — объясняет Александр. Важно, чтобы ничто не мешало восприятию образа. Сейчас белые реставрационные грунты сильно дробят образ, но их затонируют. Притом такая тонировка не вечная, объясняет реставратор, если кто-нибудь из будущих поколений созреет к тому, чтобы переделать икону, и докажет, что нынешний ее вид не оптимален, он сможет это осуществить,.

Гвоздь выставки — обновленный, оригинальный портрет великого гетмана Януша Радзивилла. Портрет стал хрестоматийным, по нему изучали магнатские костюмы и интерьеры… Однако рентген показал, что все это создали реставраторы XIX века! Два года у современных исследователей ушло на то, чтобы расчистить оригинал. И обнаружилось сразу несколько загадок. Одежда и обувь — совсем других цветов и фасонов, внизу картины открылся доспех…

Подробнее про загадку портрета Януша Радзивилла читайте в номере № 2 журнала «Наша гісторыя».

Выставку можно посетить до 17 марта, ежедневно, с 11.00 до 19.00. Билет стоит 8 рублей для взрослых, 4 рубля — для школьников и студентов (в последнюю среду месяца вход для взрослых 3 рубля, для школьников и студентов — 2 рубля).

Павлина Скурко

1
Котіс / Ответить
16.02.2019 / 16:29
Добрая і патрэбная справа. Але дзіўна што не набеглі тролі і не сказалі, што таго Радзівіла з пенапласту і металачарапіцы зрабілі.
0
ЯНКА / Ответить
17.02.2019 / 10:59
★ «Рэстаўратарам трэба мець не толькі мастацкую адукацыю, але і ... . На выставе ёсць не толькі жывапіс, але і ... .» ★ А ці чула аўтарка, што не пажадана выкарыстоўваць гэткую таўталёгію, па жывому рэжачую вока-вуха? Хоць адкуль? І няма каму падказаць ей пра тое ў ейным асяродку. На жаль! ★
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера