В кинотеатре покупаем билет на фильм производства США «Зеленая книга», а кассир предупреждает на всякий случай:

— Фильм на белорусском языке.

— Все хорошо, именно для этого мы сюда и пришли, давайте два билета! — сообщаю я женщине, которая вопросительно смотрит на меня через стекло.

Рассматриваю кассиршу и представляю себе, как во Франции парижанин приходит на сеанс, а кассир, пронзив его взглядом, спрашивает: «Кино на французском языке, пойдете смотреть?» А житель Парижа ей в ответ: «Давайте лучше на немецком, я к нему больше привык!» Прикольно, однако нереально.

Ну мы же не во Франции. А Беларусь — страна парадоксов, двойных смыслов и лозунга «А может, так и надо?», поэтому все фильмы у нас озвучены на русском языке, то есть языке страны-соседки. Один лишь по-белорусски, но главное начать! Очень хорошо, что «Зеленую книгу» перевела на родной язык национальная компания «Беларусьфильм».

Зал был полон зрителей.

Из подслушанного разговора молодых людей после сеанса: «Я стал смотреть. Сначала было странно, что американцы говорят на белорусском языке, но через пять минут я этого уже не замечал, а белорусский язык придавал какую-то особую атмосферу фильму, интеллигентности что ли, и смягчал даже грубые словечки Тони Болтуна».

Тони, по прозвищу Болтун, белый водитель и охранник-вышибала, стал другом афроамериканского пианиста, после того как они вместе в начале шестидесятых проехали с гастролями по южным штатам Америки, где раньше было рабство. «Зеленая книга» была картой мест отдыха, отелей и кафе, где можно было остановиться темнокожему, чтобы избежать унижений со стороны белых. Вместе они преодолели испытания — охранник-вышибала и пианист-виртуоз. Это путешествие кардинально их изменило.