04.04.2019 / 18:08

Директор Купаловского театра Павел Латушко: Предложил Пинигину восстановить «Тутэйшых» — большое интервью 3

В начале марта Павел Латушко был назначен директором Купаловского театра. В интервью TUT.BY он рассказал о том, как работал в Париже, о первых шагах в новой должности, а также поделился своим жизненным принципом.

— Переход в Купаловский — не моя инициатива. Это предложение министра культуры Юрия Бондаря, сделанное им во время личной встречи, — говорит Павел Латушко о своем назначении.

Для многих белорусов имя Павла Павловича прежде всего ассоциируется с работой на посту министра культуры. Но он занимал эту должность три с половиной года (2009—2012), а большую часть карьеры провел в МИД.

Как карьерный дипломат, Латушко просит показать ему текст до публикации.

— Павел Павлович, тогда не говорите того, что потом не хотели бы увидеть в тексте. Обидно что-то услышать, а потом не донести это читателям, — отвечает корреспондент.

— Тогда интервью закончено, — шутит Латушко.

Мы с фотографом смеемся и начинаем разговор, пишет Денис Мартинович.

«На прием к советнику банка приходится записываться за три месяца. Чтобы получить ответ по электронной почте, иногда нужно написать три-четыре раза»

Предыдущие шесть лет Латушко являлся послом во Франции (по совместительству в Испании, Португалии и Монако, а еще представителем при ЮНЕСКО и Всемирной туристической организации) и жил в Париже. Прежде чем перейти к политическим и экономическим вопросам, интересуемся бытом. Латушко очень высоко оценивает социальные стандарты Франции. Но неожиданно признается: отдельные бытовые проблемы решить в Минске гораздо легче, чем в Париже.

— Могли бы вы привести какой-нибудь пример? Когда я путешествовал по Франции, меня раздражало, что рано в будни закрываются продовольственные магазины. На выходных они вообще не работают. Где хочешь, там и покупай продукты.

— В Париже довольно тяжело арендовать жилье, так как владельцы квартир часто не хотят сдавать их дипломатам. Трудно найти вариант, потом заключить договор. А потом тяжело даже расторгнуть договор об аренде. Представьте: в качестве гарантии этого контракта от тебя просят заморозить 70 тысяч евро! Получается довольно хороший бизнес: на несколько лет получаешь в распоряжение такую ​​сумму. Есть свои трудности с мобильными операторами, оплатой за энергоресурсы.

Что касается работы дипломата… Во Франции довольно тяжело обратиться к чиновнику и получить положительное решение по той или иной проблеме. На прием к советнику банка приходится записываться за три месяца. Сам неоднократно с таким сталкивался. Чтобы получить ответ по электронной почте, иногда нужно написать три-четыре раза. К сожалению, перечислять можно и дальше. Поэтому, поверьте, в Беларуси такие проблемы решаются проще и быстрее.

— Привезли ли вы с собой из Франции какие-нибудь хобби, привычки? Например, раньше не пили кофе, а теперь стали его любить.

— Я бы скорее говорил не о частностях, а о накопленном стиле работы за рубежом. Понятно, что посол представляет интересы своей страны и выполняет задачи, которые очерчивает перед ним руководство (президент, правительство, МИД). Но работа посла имеет свою уникальность — довольно значительную автономию в плане инициативы и реализации идей на практике.

— Что удалось сделать во время работы послом, а что нет?

— Оценивать, что удалось сделать, что нет, — не моя прерогатива. Мой жизненный принцип всегда был таким: ставить цели и идти к ним. И если ты ставишь позитивную цель, в большинстве ситуаций придешь к результату.

Часто пользуются двумя терминами: экономическая дипломатия и культурная дипломатия. Приоритет внешней политики Беларуси — экономическая дипломатия, на которую были направлены все усилия. В области экономики до сих пор не было торгово-экономических комиссий ни с Францией, ни с Испанией, ни с Португалией. Они были созданы, а это базовые инструменты торгово-экономических связей. Удалось расширить сотрудничество с регионами Франции. Мы организовали более 50 экономических и туристических презентаций. Были и конкретные экспортные инвестиционные проекты: начиная со сборки автомобилей до строительства домов. Поверьте, перечислять сделанное можно долго.

«Если теряешь связь с Беларусью, наступает момент, когда должен вернуться на родину»

— Где вам комфортнее работать: в дипломатии или в культуре?

— Мне кажется, что экономическая и культурная дипломатия пересекаются. Первое место моей работы за рубежом — это Белосток (Павел Латушко занимал должности вице-консула и консула в Белостоке в 1996—2000 гг. — Прим TUT.BY). В Белостокском регионе проживает большое число белорусов, сохраняющих свою культуру. По их инициативе и при поддержке консульства ежегодно происходили десятки мероприятий, на которых я присутствовал. С этого момента я имел непосредственное отношение к сфере культуры.

Позже, когда работал пресс-секретарем МИД (2000—2002 гг. — прим. TUT.BY), министры иностранных дел Урал Латыпов и Михаил Хвостов направляли меня как представителя МИД на мероприятия белорусов, проводившиеся за пределами страны. Это была честь и одновременно удовольствие.

Впоследствии меня назначили послом в Польшу (2002—2008). Это наша страна-соседка, где много белорусов, где хорошо воспринимается наша культура. Последние шесть лет я работал во Франции. Поскольку Париж — мировая культурная столица, внимание к культуре казалось логичным и само собой разумеющимся.

— Неужели французам интересно белорусское искусство?

— Конечно, Беларусь для них — или Terra incognita, или малоизвестна. Но в этом наш шанс, поскольку европейцы открыты ко всему новому. К тому же через культурную дипломатию мы можем делать шире знания о нашей стране, создавать ее положительный имидж.

— Среди проектов, которые вы осуществляли во Франции, были как раз таки гастроли Купаловского.

— Это был спектакль «Пан Тадеуш». Однажды позвонил Николай Пинигин. Упомянул, что, когда я работал министром, мы показывали постановку в Лондоне. Тогда нам очень помог Александр Михневич, посол в Великобритании (и, кстати, сын министра культуры БССР Юрия Михневича). На вопрос, что бы мы могли привезти в Париж, Пинигин ответил, что ставит спектакль «Пан Тадеуш» по Мицкевичу. А поэт, напомню, исторически связан со столицей Франции, преподавал в Сорбонне. В итоге на «Пана Тадеуша» пришло около 700 зрителей, люди приходили семьями (часто один из членов семьи был французом, другой — белорусом).

А еще мы устраивали гастроли спектакля «АРТ» Купаловского театра, белорусского балета, Театра-студии киноактера, РТБД, балетной школы Марины Вежновец. После 40-летнего перерыва во Францию ​​вернулись «Песняры», выступали «Хорошки» и другие коллективы. Мы ставили цель максимально показать палитру сегодняшней культуры Беларуси. Но трудности при организации пусть останутся за кадром. Потому что тот, кто не занимался культурным проектом во Франции, не поймет, о чем идет речь. Даже если готовится выставка белорусских художников, то это отбор работ, их доставка, поиск площадки, рекламная информация, приглашение гостей. Все требует значительных вложений. С гордостью скажу: 99% этих проектов состоялись без привлечения бюджетных средств — с помощью спонсоров и меценатов.

Всего около 200 разнообразных культурных проектов как минимум в 50 французских городах. Такого широкого охвата — и культурного, и экономического (до создания экономических комиссий мы провели пять белорусско-французских экономических форумов) — за годы существования независимой Беларуси еще не было.

— Кстати, когда вы занимались гастролями Купаловского, у вас не возникало мысли, что будете там работать?

— Если вы умеете предвидеть, что с вами случится через пять-шесть лет, то я вам завидую.

— Ваши преемники будут продолжать вашу «культурную» политику?

— Все будет зависеть от них, от нового посла Игоря Фисенко. Это опытный профессиональный дипломат, работавший послом в Египте, руководителем ряда подразделений МИД (до назначения в Париж возглавлял Главное консульское управление МИД. — Прим TUT.BY). Всегда от души желаю преемникам, чтобы у них получилось больше и лучше, чем у меня. По крайней мере, завершая миссию, я постарался передать им все контакты.

Теперь карьеру Латушко продолжает в Минске. Спрашиваю у собеседника, как за время его отсутствия изменился белорусский государственный аппарат.

— Во время работы в Париже я не прерывал работу в государственном аппарате. Купаловский театр — государственное учреждение, но должность директора не является государственной службой.

— А как за время вашего отсутствия изменилась Беларусь?

— Глобально я никуда не уезжал, так как дипломатическая работа предусматривает непосредственную, ежедневную связь с Беларусью. А если теряешь эту связь, наступает момент, когда должен вернуться на родину (смеется). Поэтому в зарубежной дипломатии существует традиция, когда дипломаты работают за рубежом по три-четыре года. Это касается среднего и младшего дипломатического состава. Но если говорить конкретно, я еще не готов оценивать и делать глобальные выводы: все-таки вернулся месяц назад. Но принципиальной разницы не вижу.

«В одном из ведущих лондонских театров зрители в антракте могут дегустировать мороженное в зрительном зале»

— После того как вы стали директором, как изменилось ваше восприятие Купаловского театра (по сравнению с тем, что было во время работы министром)?

— Руководить учреждением культуры — это ответственность за коллектив, состоящий из трех сотен людей, решение их проблем. Это вопросы, связанные с зарплатой, организацией труда, новыми постановками. На первый взгляд, некоторые из них кажутся мелкими, но с точки зрения коллектива они могут иметь важнейшее значение.

— Что вы планируете изменить в Купаловском?

— В последнее время я часто слышу этот вопрос. Почему-то все ждут, что со сменой директора в Купаловском произойдут некие принципиальные изменения. Но у театра свои традиции и история. Сохранить их — приоритет для любого директора.

При этом Латушко планирует расширять гастрольную деятельность театра (как внутри Беларуси, так и за рубежом), государственно-частное партнерство. Также директор декларирует открытость к новым креативным проектам и идеям.

— Это не означает, что каждая из них будет реализована. Но то, что окажется интересно, будет рассмотрено. Хотя надо представлять себе и финансовые возможности театра.

Спрашиваю у Латушко, появится ли в театре попечительский совет. Во время работы министром культуры он предложил создать такие советы при учреждениях культуры.

— Возобновление работы попечительского совета — одна из наших главных задач. Но, к сожалению, соответствующее постановление Совета министров, принятое в 2011 году, уже утратило свою силу. На уровне правительства соответствующих документов не существует. Есть нормативные акты, принятые в театре. Мы проанализируем их, внесем соответствующие коррективы. Такой совет может быть формализованным (если мы его официально создаем, утверждаем состав, руководство, заместителей, секретаря, принимаем положение) или неформализованным (фактически клуб поклонников или тех, кто готов помогать деятельности театра). Главное, чтобы он существовал и вносил свой вклад в дальнейшее развитие театра.

По словам Латушко, он уже встречался с представителями ряда ведущих белорусских компаний. Но пока всё это находится на стадии переговоров.

Что касается бюджета театра, то за минувший год он составил чуть более 4 миллионов белорусских рублей, 48% суммы Купаловский театр получил из внебюджетных источников.

— Понятно, что в деятельности государственных театров базовой всегда будет государственная поддержка. Но мы также должны искать новые инструменты. Есть оборудование, которое можно сдавать в аренду (не мешая театральному процессу). Можно заниматься издательской деятельностью и рекламой. Но такая деятельность должна обязательно иметь отношение к театральному искусству. Мне трудно представить, чтобы у нас, как например в одном из ведущих лондонских театров, дегустировали мороженое в зрительном зале.

— Вы не готовы?

— Категорически против этого! Для мороженого у нас есть кафе.

«Предложил Пинигину восстановить постановку «Тутэйшых»

— На премьерах Оперного театра можно увидеть многих высокопоставленных чиновников. Например, я неоднократно видел экс-премьера Сергея Сидорского. А в Купаловском встречал разве только Лидию Ермошину. Вы планируете специально приглашать высокопоставленных чиновников на премьеры?

— У вас не совсем полная информация. Поэтому мы приглашаем вас бывать в Купаловском почаще. По моей информации, театр посещали и глава Администрации президента Наталья Кочанова, и ее первый заместитель Максим Рыженков, и председатель Национального банка Павел Каллаур. Конечно, с точки зрения дальнейшего развития театра, его финансирования, понимания, куда расходуются средства, впечатления этих людей важны. Но прежде всего наши спектакли обращены к зрителю. Для нас очень важно его мнение.

— Когда-то вашим первым заместителем в Министерстве культуры являлся Владимир Карачевский. Позже он работал директором Республиканского театра белорусской драматургии. Знаю, что идеи некоторых постановок принадлежат именно ему. Планируете ли вы руководствоваться его стилем?

— Скажу откровенно: особых предложений не имею. За исключением одного, которое озвучил Пинигину, еще не являясь директором Купаловского театра. Теперь повторил снова: восстановить постановку «Тутэйшых». Это мое предложение, но принуждать Николая Николаевича я не могу.

— Он вам ответил что-нибудь?

— Да, но пусть это останется между нами.

— Поскольку вы коснулись личности Николая Пинигина, не могу не спросить. На большой сцене Купаловского сейчас идут 18 спектаклей. 11 из них поставил художественный руководитель театра. А как другим режиссерам попасть в Купаловский?

— Я не согласен с вашей критикой. У театра должен быть лидер, которым в Купаловском является художественный руководитель. Если мы возьмем просто статистику, то с 2010 года, когда Пинигин, как художественный руководитель театра, начал ставить спектакли, кроме него, свои проекты реализовали 13 режиссеров, 9 из них — молодые (объективности ради уточним, что речь идет как о большой, так и о малой сцене. — Прим TUT.BY). Поэтому Купаловский — абсолютно не закрытая площадка. Главное — понимать идеологию и цель, которую ставит перед собой первый белорусский театр, и предложить качественный проект.

— Предыдущий директор Купаловского Павел Поляков был совершенно непубличным, Николай Пинигин — наоборот. А сейчас во главе Купаловского — две публичные личности. Так кто же будет главным: вы или Пинигин?

— Могу отвечать только за себя, но думаю, меня Николай Пинигин поддержит. Мы единомышленники, которые не будут вести борьбу за лидерство. Надеюсь, такие отношения мы сохраним и впредь. Поэтому нет абсолютно никаких препятствий к тому, чтобы директор и художественный руководитель одновременно являлись публичными людьми.

— А кто будет решать, какого режиссера приглашать на постановку?

— Директор не обязательно должен быть творческим лидером. Поэтому не надо искусственно ставить ограничение в творческом процессе. Моя задача — обеспечить максимальные возможности для творческой реализации коллектива. Понятно, что роль директора здесь будет также присутствовать. Представьте, что художественный руководитель захочет реализовать некий дорогостоящий художественный проект. Но директор отвечает за финансовую сторону, поэтому будет употреблять свое влияние. Разумеется, творческую идею несет художественный руководитель. А последующий переговорный процесс с потенциальным режиссером больше зависит от директора. Здесь должен быть разумный баланс.

— Одна из существенных проблем современных белорусских театров — зарплаты актеров. В прошлом году директор музыкального театра Александр Петрович рассказывал, что зарплаты в его коллективе составляют 400-450 рублей (в некоторые месяцы 500—550 рублей).

— Это очень неоднозначный вопрос, связанный в том числе с загрузкой актеров. Если народные и заслуженные артисты заняты в 15—17 спектаклях в месяц, то их зарплата может составлять 1300—1400 рублей. А если мы говорим о средней зарплате актеров, это 850 рублей. Разумеется, это связано и с нашими финансовыми возможностями.

— Хватает ли у вас времени посещать купаловские спектакли?

— За последнее время проанализировал десять дней репертуара театра. Побывал на семи спектаклях. Был на двух спектаклях в Париже. Что-то еще смотрел, когда был министром и посещал спектакль Купаловского вместе с другими послами. Из того, что видел в последние годы, впечатление произвела «Пинская шляхта» Дунина-Марцинкевича. В будущем надеюсь ознакомиться со всем репертуаром. Это моя обязанность, но это и мое желание. Я люблю театр.

1
Павел Ас / Ответить
04.04.2019 / 18:06
Поспехаў Вам і дальнейшага кар’ернага роста.
0
Ёпрст / Ответить
04.04.2019 / 19:48
Павал Латушка сапраўдны, менавіта беларускі, дзяржаўны дзеяч! Рэспект!
3
mikola ramanau / Ответить
04.04.2019 / 23:47
Klasny kascium....Mazliva francuzki....
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера