01.07.2019 / 17:20

Поэт Аврутин ломает стереотипы: «Я всё время думал, что в России не так, как в Беларуси. А потом понял — дух милитаризма» 17

Относительно поэта Анатолия Аврутина существуют устойчивые стереотипы. Мол, придерживается идей западнорусизма, выступает за объединение Беларуси и России, да и вообще сторонник «русского мира». Но при личной беседе выясняется, что Аврутин придерживается несколько иных взглядов на современный мир.

Анатолий Аврутин рассказал «Нашей Ниве» о вручении ему ордена Франциска Скорины, русскоязычной литературе, а также о бакенбардах как у Пушкина. Весь разговор Аврутин вел по-белорусски.

Анатолий Аврутин. Фото БелТА.

«НН»: Анатолий Юрьевич, поздравляем вас с орденом Франциска Скорины.

Анатолий Аврутин: Спасибо большое. Со всего мира приходят поздравления, но, видимо, гадости напишут только «Наша Нива» и литературный критик Новиков (смеется).

«НН»: Вы получали много наград в своей жизни, какая из них самая важная?

АА: Видимо, эта. Ведь это государственная награда. Орден Скорины — не только моя заслуга, но и журнала «Новая Немига литературная», который я редактирую, моей семьи, моих близких. Это благодаря им стала возможна награда.

«НН»: Как вы относитесь к личности Франциска Скорины?

АА: Как я могу относиться? Отлично отношусь, как к нашему первопечатнику, просветителю. Какие здесь могут быть варианты.

«НН»: А каких еще личностей белорусской истории могли бы отметить?

АА: Если начать перечислять, то нам не хватит времени разговора. Беларусь богата талантами. У нас было много хороших писателей, ученых, политических деятелей. Очень много. Правда, к сожалению, часто бывает, чтобы заслужить признание на родине, нужно получить это признание за рубежом. Вспомните, тот же Скорина работал в Праге, Симеон Полоцкий — в Москве, даже Светлана Алексиевич получила признание на Западе.

«НН»: Действительно, Алексиевич получила Нобелевскую премию, но не имеет ни одной награды на родине.

АА: Это не так, она имела и Знак Почета, и премию Ленинского комсомола. А что касается Нобелевской премии, то все понимают, что это политическая премия. Если уж Быков не получил Нобеля, Бородулин не получил, а тут получает Алексиевич.

«НН»: Иногда награждают не столько писателя, сколько жанр, в котором он работает.

АА: Этот жанр Алесь Адамович когда-то назвал «магнитофонной литературой», когда автор может включать только те отрывки из разговоров, которые ей нравятся, и исключать то, что не нравится. Неслучайно за Алексиевич следом шесть лет подряд ездила шведская съемочная группа.

«НН»: Вы печатали Алексиевич в своем журнале?

АА: Нет, она нам ничего не присылала. В свое время журнал «Новая Немига литературная» создавался в ответ на то, что молодым русскоязычным писателям было негде печататься, чтобы они могли нам прислать свои литературные произведения, увидеть их опубликованными. А потом стало понятно, что вариться в собственном соку — немного провинциально. Поэтому мы приняли решение печатать авторов со всего мира. И молодым авторам приятно видеть себя рядом с уважаемыми писателями, и известным авторам интересно печататься рядом с новичками. Пару лет назад на нас вышел русскоязычный «Новый журнал», который издается в Нью-Йорке, его основывал еще Бунин. Я отправил им произведения белорусских русскоязычных писателей, и они были в шоке от высокого уровня этой литературы. Это была настоящая сенсация. Жаль, что об этом никто не пишет.

«НН»: Анатолий Юрьевич, вы прекрасно разговариваете по-белорусски. А почему сами не пишете по-белорусски?

АА: Я пятнадцать лет проработал в белорусскоязычным журнале. Естественно, все статьи, заметки писал по-белорусски. Есть у меня и стихи по-белорусски. Но, понимаете, поэт должен писать на том языке, на котором он видит сны. Так получилось — не знаю, хорошо это или нет, — но сны я вижу на русском языке.

В 2017-м, когда я получил Национальную литературную премию, «Наша Нива» меня высмеивала, но вы даже не заглянули под обложку книги «Просветление». Там четвертую часть составляли переводы произведений белорусской литературы: и Богданович, и Янищиц, и многие другие. Я много перевожу с белорусского, хотя и делаю это себе во вред. Вы знаете, что за произведения, которые переведены с белорусского языка, платят в два раза меньше гонорар? Нужно, чтобы у нас было больше хорошей литературы, и не важно на каком языке: русском, польском, белорусском.

Это полная чушь, что Аврутин не любит Беларусь, я не знаю откуда это взялось.

«НН»: Ну как откуда! Например, из-за вашего активного сотрудничества с сайтом «Западная Русь».

АА: А вы посмотрите, есть ли там хоть одна моя политическая публикация? Или только их информирование о том, что Аврутин получил такую-то ​​премию, потом такую-то. Ничего я сам не писал для «Западной Руси». Там печатались мои подборки стихов.

Вы, наверное, знаете, что существует такой сайт Posobniki.com, так в свое время туда от Союза писателей были включены я и Николай Чергинец. Правда, потом статью обо мне удалили — не я настаивал — с формулировкой: «Отсутствие доказательств».

Фото Минск-Новости.

«НН»: Так скажите прямо: вы поддерживаете идеи западнорусизма?

АА: А в чем эти идеи? Я уже говорил людям, которые этим занимаются, что должна выйти какая-то тоненькая брошюра, где будет всё расписано, что это такое, для чего это. А так мы просто имеем несколько весьма умных людей, которые говорят, что у них правильные взгляды — и все на этом. За дружбу ли я между народами? Конечно, за дружбу. А разве кто-то против?

«НН»: Против дружбы — нет. Но каждый же хочет жить в своем доме.

АА: И это естественно! Я тоже за то, чтобы мы имели свою независимость, свою небольшую квартиру. Если сегодня прошел бы референдум об объединении, то я уверен, что люди проголосовали бы против. Всё же 25 лет прошло, никаких великих империй сегодня быть не может. Буквально на минувшей неделе я побывал в России, в Ставропольском крае, в лермонтовских местах. И меня не покидало ощущение, что там что-то не так, как у нас. А потом понял — это дух милитаризма. У нас такого нет. А в России что памятник какой-нибудь, что передача, что настроения у людей…

«НН»: Вы себя считаете белорусским писателем или русским?

АА: Белорусским. Но некоторые называют меня русским писателем, есть определения этих понятий. И любая из версий имеет право на жизнь. Ничего плохого в этом нет. Это то, что связывает между собой обе литературы — а они должны между собой дружить. Я не вижу ничего плохого, что кто-то пишет по-белорусски, кто-то — по-русски.

«НН»: В одном интервью вы говорили, что белорусский язык несет разъединяющую функцию. Вы действительно так считаете?

АА: Совсем не так. Я говорил, что русский язык — единственный на постсоветском пространстве, который объединяет. Вот съезжаются люди из разных стран, и на каком они будут говорить языке? На русском. Язык межнационального общения. Как английский, только у нас его не знают. Это не оскорбление для других языков.

«НН»: Мы слышали, что вам было очень важно попасть в школьную программу.

АА: Не так, я воевал за то, чтобы в школьную программу попали произведения наших писателей, которые пишут по-русски. Кто писал что-то по-белорусски, тот практически каждый есть в школьной программе. А кто написал по-русски — на всех таких один час за всю школьную программу.

У нас должен быть свой взгляд на литературу, а не такой, как в Москве. Например, вот изучаем тему Великой Отечественной войны, почему наряду с произведениями Симонова не поставить белорусских авторов, которые писали на эту же тему? Такие были. А Министерство образования навстречу не идет. Были два часа на русскоязычную литературу, а теперь один. Хоть бы и ее не сократили.

«НН»: Удалось ли при вручении ордена вам поговорить с Александром Григорьевичем?

АА: Там было совсем мало времени. Но мне удалось сказать, что Беларусь — это единственная страна в мире, где поэт может получить орден. А где он еще может? В России — поэтам не дают. Кажется, ему понравилось сказанное.

Фото president.gov.by.

«НН»: В вашей биографии есть еще один интригующий момент. Говорят, вашим именем названа звезда в созвездии Рака. Это правда?

АА: Правда, есть такая звезда. Правда, она последняя, ​​пятнадцатая, по величине, но есть. Мои московские друзья сделали такой подарок. Даже есть свидетельство за подписью космонавта Германа Титова, который возглавлял Международный звездный комитет.

«НН»: Последний вопрос будет шуточным. Вы носите свои бакенбарды, потому что хотите быть похожим на Пушкина?

АА: Нет (смеется). Когда-то я дал себе зарок, что когда мне исполнится 60 лет, то я отпущу бакенбарды. Так и сделал. Потом стали находить сходство с Пушкиным. Ну есть сходство, да, но это не умышлено. Чтобы быть похожим на Пушкина, надо и писать как Пушкин.

***

Анатолий Аврутин родился в 1948 году в Минске. Поэт, переводчик, публицист. Лауреат национальной литературной премии Беларуси. Награжден орденом Франциска Скорины.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Беседовал Змитер Панковец

6
Васіль / Ответить
01.07.2019 / 16:31
Павага за шчырасць. І назіранне пра мілітарызм дакладнае.
4
LitvinM / Ответить
01.07.2019 / 16:52
Ну і добра - свой павінен быць сваім
1
NavuchencaBK / Ответить
01.07.2019 / 18:49
Гэта ён да ўзнагароды думаўшы? А цяперака дайшоўшы?
Ну і то!
Показать все комментарии/ 17 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера